Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:
REBIRTH OF THE KINGDOM
запущен на первый круг! Пора возрождать магию! Все в теме первый круг: обсуждение

Fairy Tail: Abyssal

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Abyssal » АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Билет в прошлое


Билет в прошлое

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

БИЛЕТ В ПРОШЛОЕ

https://68.media.tumblr.com/04d4f63bf3af3bf99fb01f678e3d7557/tumblr_ogemoc3Z8t1ubzuggo1_500.png

< УЧАСТНИКИ >
Larcade Dragneel (aka Wahl Icht), Dimaria Yesta

< МЕСТО И ВРЕМЯ >
Месяцем позже битвы за Магнолию, один из бункеров Вару в Арболесе

Война, которую не выиграть, враг, которого не победить. Раны еще не успели затянуться, как приходится вновь браться за оружие, отправляясь в бой без всякой надежды.
Все, что им остается, - полыхнуть напоследок так, чтобы весь мир это запомнил.

[NIC]Wahl Icht[/NIC]
[STA]бог из машины[/STA]
[AVA]https://pbs.twimg.com/profile_images/864698076782571520/XmzNVac3_400x400.jpg[/AVA]
[SGN]железный дровосек пошел рубить дрова[/SGN]

+2

2

Турель перемалывает в фарш кучку идиотов, решивших, что ломиться с помощью магии в бункер, на котором выгравирован вензель известного на всю Империю мастера-алхимика - хорошая идея. Вару их ни капли не жаль, пусть даже среди тел есть парочка стариков, женщины и дети. Без нескольких бесполезных ничтожеств мир не станет лучше или хуже.
Киборг молча наблюдает за тем, как дымятся стволы орудия, задвигающиеся обратно в хитро замаскированные ячейки. Он даже не пытается прикинуть, сколько продержится его оборона против единственного врага, который сейчас у него остался. Ихито знает ответ без всяких сложных вычислений.
Нисколько.
Всю систему ПВО, кропотливо и в деталях разработанную Вару вместе с Инвером, Акнология преодолел играючи, вскрыл, как скорлупу гнилого ореха, словно ребенок, которому наскучило воевать бумажными флотилиями в неглубокой луже, топнул ногой и разбросал по грязи некогда грозные армады.
Империя пала еще раньше, чем враг успел приблизиться к ее границам.
Повелитель мертв. Его драгоценная любовь, одна из немногих, кто могла бы иметь какой-то план или знать нечто из того, что не хранилось даже в архивах Ихито и могло помочь в битве с черным драконом, мертва. Август и Ирэн - сильнейшие из Спригган, мертвы. Из прочих членов Арболесской дюжины в живых остались лишь сам Вару да Димария, которую ему чудом удалось вытащить из-под носа у ее стражей, когда Акнология.... начал веселиться.
Киборг не отличался склонностью к сентиментальной ерунде ни до, ни после войны. Он догадывался о том, что могла испытывать Мари, равно как и подозревал о том, насколько велика в этом роль Брандиш, найти которую после бегства из Ишгара так и не удалось.
Может, прячется где-то, как они сами - так велели сказать настройки, отвечающие за чуть более человечную сторону Ихито.
Наверняка, уже давно мертва - так требовал сказать здравый смысл.
В итоге Вару попросту не стал поднимать эту тему. Как и многие другие.
Он мог бы жалеть Йесту, но та ни за что не простила бы ему такого отношения. Киборг знал, потому как сам был таким же - терпеть не мог, когда кто-то без просу и стука вламывался в душу, бормоча пустые слова поддержки и пьяно покачиваясь на нетвердых от переизбытка эмоций ногах.
Вару вообще плохо умел утешать. Особенно, женщин.
Работать без сна и отдыха - легко и привычно, если ваше тело не нуждается удовлетворении каких-либо естественных для мешка с плотью потребностей. Вару всегда мог положиться на свою собственную уникальную сеть, раскинувшуюся на весь ныне лежащий в развалинах континент - суммарные вычислительные мощности позволяли легко контролировать огромную сеть автономных убежищ, передвижных мини-крепостей и прочих плодов инженерного гения Сприггана, заготовленными на случай непредвиденных обстоятельств.
И все же... когда Ихито проектировал это, верил ли он на самом деле, что все это действительно пригодится ему не в какой-то туманной перспективе, а в самом что ни на есть ближайшем будущем?
В настоящем?
Любой запущенный им анализ параметров черного дракона неизбежно выдавал единственный вердикт - эту тварь не одолеть никаким из известных на данный момент способов. Любые более-менее похожие на правду варианты требовали как минимум нескольких десятков лет тщательной подготовки, которых сейчас у разрушаемого до основания мира не было, что делало их абсолютно бесполезными.
Сказок не бывает.
Внезапных озарений, чудесным образом появляющихся в последний момент возможностей, не пойми откуда взявшихся пророчеств и прочей фантастической чуши. Лживая иллюзия предопределенности, в которой добро и свет непременно отыщут лазейку...
Смешно.
Хотел бы Вару взглянуть на того, кто счел бы их с Димарией спасителями грядущего. Героями, готовыми бросить вызов пришедшему из тьмы прошлых веков злу. Теми, кто готов отдать самую жизнь, только чтобы дать многострадальному миру второй шанс.
Чушь.
Стоило взглянуть правде в глаза: сейчас двое Спригган просто убегали. Прятались в лисьи норы, ожидая, пока охотник придет, чтобы выкурить их очередного временного убежища.
Киборг невольно косит взгляд на приборы: генераторов хватит еще как минимум на месяц работы в экономном режиме, позволяющем маскировать любую исходящую из этого места магию, что, по факту, делало обитателей этого места невидимыми для чутья зверя. Только если тот вдруг случайно не наткнется на убежище, ударившись лбом о бронированную дверь.
А такое уже пару раз случалось. Вару не хотелось бы повторения.
Он не хочет умирать. К тем немногим вещам, в природу которых его ум так и не смог вникнуть за все годы исследований и экспериментов, относилось и посмертие. Загадка, ответ на которую лежал за пределами понимания машины, вопрос, ставивший в тупик с того момента, как Ихито попробовал задать его себе: что есть смерть?
Конец всему.
Неважно, что ждет там, за границей. И есть ли вообще она.
Все, что останется позади, все, что имело ценность, все продолжит влачить свое существование без тебя, будто существование такой формы жизни, как ты сам, вовсе ничего не значило и не оставило сколь бы то ни было заметного следа. Вару знал, как это происходит, наблюдал многие годы, как лучшие и худшие уходят один за другим, веря, что оставляют после себя вековое наследие, которое стиралось в пыль и рассыпалось прахом в ближайшие года, иссыхая под суровыми ветрами истории.
Нет ничего хуже смерти. Нет никого хуже, чем тот, кто несет с собой только смерть. Нет ничего хуже, когда ты не в силах остановить его.
Когда-нибудь запасы истощатся и им придется выйти наружу. Не стоит извращаться и гадать, что ждет их в таком случае.
Им, пожалуй, даже не удастся толком зацепить эту тварь напоследок. Но попытаться, быть может, стоит.
Воздух с тихим шипением вырвался сквозь ряды острых зубов. Вару не знал, откуда у него в последнее время брались эти мысли - дать пресловутый последний бой так, чтобы Акнологии пришлось приложить некоторые усилия, дабы справиться с последними Спригганами. Это глупо, безрассудно, лишено всякого намека на смысл и...
Так по-человечески.
Так, что Ихито каждой микросхемой ощущал неправильность своего выбора.
И также по-человечески ничего не мог с этим поделать.
Ему стоило отвлечься. Обычно, это на какое-то время помогало. Отсоединившись от главной консоли, киборг отправился на импровизированную кухню: на стадии проектирования он учел необходимость наличия такого помещения в любом бункере на случай, если окажется в них не один, но этим все и ограничилось. Помещение алхимик обустраивал полностью на свой специфичный для большинства посторонних наблюдателей вкус.
Его маленькая слабость - пакетики с кофейными зернами и турка - стояли на привычном месте. Вару с легкостью мог бы рассчитать точнейшее время для готовки идеального напитка, но вместо этого предпочитал делать все сам настолько, насколько это возможно, не прибегая к помощи вычислительных машин и по максимуму отключая соответствующие настройки.
В эти минуты он чувствовал себя максимально... живым.
Простой пластиковый поднос, две глубокие чашки без вычурных узоров и затейливо изгонутых ручек, сахар в кубиках, сливки в пакетиках. Все по стандарту.
Сейчас уже давно не утро, но, зная Димарию (по крайней мере прошлую) можно было легко утверждать, что та только продрала глаза и не откажется спросонья от крепкого кофе.
Вару стучит костяшками пальцев, молча отсчитывает про себя до десяти и перешагивает невысокий порог, когда дверь отъезжает в сторону. Они уже давно не маленькие дети, но даже война не отменяла некоторых приличий.[NIC]Wahl Icht[/NIC][STA]бог из машины[/STA][AVA]https://pbs.twimg.com/profile_images/864698076782571520/XmzNVac3_400x400.jpg[/AVA][SGN]железный дровосек пошел рубить дрова[/SGN]

Отредактировано Larcade Dragneel (2017-09-22 22:14:45)

+1

3

Говорят, что крысы бегут с тонущего корабля. Эти зверьки довольно чуткие, умные и осторожные, и стараются они в первую очередь покинуть то судно, которому суждено затонуть, но которое еще стоит в порту. Потому что шансов выжить в открытом море у них нет.
Димария бежала с проклятой земли. В другое время ее немилосердно бы сжигало чувство стыда и омерзения к подобному поступку. Она – маг, с практически непобедимой магией. Ее верный друг и напарник – сам Бог Времени. И чтоб она, да повернулась спиной к врагу? Скорее мир обратится в прах!
Последний, к слову, сейчас именно к этому состоянию и стремился. Не без активного участия одного совершенно поехавшего головушкой дракона. Чернокрылая тварь сошла с ума: ни мозгов, ни мыслей, только незамутненное желание разрушать.
Впрочем, дракон был далеко не первым, кто окунул Принцессу Войны в грязь по самую макушку. Неизвестно, что хранило Ишгар, но оно явно могло поспорить с силой Богов и всеми Спригганами, включая Императора. Детишки, которые ни разу в жизни не сталкивались с войной и с настоящим сражением, внезапно вышли победителями. Посадили на цепь как собачонку, как… как какую-то бродяжку!
Один из столпов, на коих покоилось самомнение аватары Хронос, стал покрываться трещинами.
Йесте было по большей части плевать, что там произошло с другими. Не докапывалась до слухов «как это они умудрились проиграть» не из уважения и солидарности (этим практически никто из Спригган не страдал), а просто из безразличия к их делам. Было и исключение. Была, если точнее. К Ранди Мари всегда относилась несколько иначе. Прошедшее время.
Они не увидели предателя под самым носом. Никто не заметил, никто не рассчитал, что Брандишь отвернется от них. От родины, от Императора, и от доверия, которым Димария наконец решила с ней поделиться. Всегда противно и горько, когда плюют тебе в душу. Особенно тяжело это переносить от человека, которым дорожил и которому только-только открылся.
По второму столпу зазмеились трещины. Она в бешенстве и отчаянии. И пытается утопить горе в злом веселье и чужом унижении. Ведет себя как ребенок, что пытается пнуть посильнее стол, об ножку которого ушибся. С тем же успехом.
Ее мир. Ее неприкосновенный чудесный мир. Что с ним стало всего за пару дней? Его опорочили, над ней посмеялись, их силой пренебрегли. Та тварь, что спала в обычном пареньке… Для того существа Димария была просто мимолетным препятствием, от которого можно отмахнуться как от надоедливой букашки. Это ее спасло. И надломило еще больше.
Явление чернокрылой смерти стало последней каплей.
Поражения, предательство, унижение, ужас перед надвигающейся погибелью. Все смешалось. И все рухнуло. Димария не сопротивлялась, когда откуда-то взявшийся киборг схватил ее за шкирку и потащил прочь. Димария не оглядывалась на проклятую землю, охваченную огнем дракона. Димария не смотрела на исчезающее там прошлое. Но и в будущее не заглядывала.
Избавленная от оков, Йеста воссоединилась со своей магией. Хронос – опаленная, но живая, была с ней. Но Валькирии словно крылья подрубили. Куда делся насмешливый взгляд, лукавая улыбка, взрывной характер и острые фразочки, коими она награждала своих товарищей-Спригган и милую Ранди?
Ответ прост: все это осталось там – в Ишгаре, будь он неладен. Димария опустила руки. В тот момент, просто на инстинктах, из банального чувства самосохранения, Мари бежала. Но в действительности ей мало чего хотелось. В какой-то момент она дернулась и прошипела: «Да чтоб весь этот мир в Бездну провалился!» Ее желания целиком и полностью разделял черный дракон. И в отличие от нее, он мог воплотить пустые слова в жизнь.
Йеста не знала, что было на уме у второго выжившего Сприггана. Может он просто стремился сбежать, в надежде, что крылатому ящеру хватит одного континента для утоления своей жажды разрушения? Может у него был заготовлен план на случай и такого поворота дел? Он плохо понимал чудачества людей, а Димария совершенно не понимала его. В частности и то, почему он выдернул ее из того кошмара. Еще один элемент в сложной системе? Или только ее и удалось в качестве ценного воина прихватить с собой? До остальных, увы, не дотянулся?..
Крысы, покинувшие корабль, до его отплытия. Крыски, что потом узнали, - а тонет-то вся земля.
Может, будь она истинным правителем, то обеспокоилась за жизнь своего народа. Приняла бы последний бой, как подобает воину, коим она и считала себя. Но день за днем, убежище за убежищем, одна песчинка времени за другой, а Димария все глубже погружается в свои мысли. В воспоминания о том, как все было до этого.
С некоторым подобием радости она встречает обычную необходимость во сне. Закрывает глаза и видит сны, в которых все так хорошо, что и просыпаться не хочется. Димария хочет открыть глаза, хочет проснуться. По-настоящему проснуться. Оказаться в своей кровати, чтоб за окном светило солнце, чтоб все оказалось просто очень дурным и нелепым сном. Она встанет, непременно найдет Ранди и… может наконец признается в чувствах, но скорее всего, желая скинуть любые напоминания о дурном сновидении, вновь отпустит сомнительную шуточку.
Но каждый раз, пробуждаясь ото сна, вновь и вновь оказывается в этом промежуточном кошмаре. Кошмарная и жестокая реальность между светлыми снами и несбыточными мечтами.
Когда раздается стук в дверь, Димария морщится и укрывается с головой. Она проснулась буквально пару минут назад. И единственным желанием было вернуться в грезы. Может быть, если посчитает ее спящей, Вару не будет ее поднимать?

Отредактировано Dimaria Yesta (2017-09-25 18:17:15)

+1

4

Люди чрезвычайно сильно подвержены пагубному влиянию своих чувств и желаний. Убедиться в этом Вару не составляло труда как раньше, так и сейчас, наблюдая за единственной живой представительницей рода человеческого на протяжении всех тех дней, что минули с тех пор, как война переросла в мясорубку.
Возможно, милосерднее было позволить Димарии остаться в Ишгаре, нежели упрямо тащить ее за собой. У Ихито нет ничего, что могло бы ей помочь расправить надломленные крылья: стальные перья не помогут Йесте взлететь.
Такие птицы долго не живут. Их либо рвут на части подкравшиеся хищники, либо они сами чахнут раньше, чем чьи-то когти или клыки вонзятся в плоть, орошая ненавистную и неродную землю теплой кровью.
Вару никто не учил помогать воительницам выкарабкиваться из глубокой и тяжелой депрессии.
По хорошему счету, ему вообще должно быть наплевать на то, что там происходит в голове Димарии. Утилитарная логика упорно подталкивала к тому, чтобы вовсе поставить этот вопрос ребром и позволить блондинке самой сделать, наконец, выбор: продолжать ли сбегать, оттягивая неизбежный конец и медленно иссыхая под гнетом мрачных мыслей, или отправиться навстречу черной смерти, положив конец сомнениям.
Однако, по какой-то неясной причине сделать этого Вару не мог.
Ему слишком хорошо помнилось, насколько воодушевленными они отправлялись на очередную заварушку. Та Димария, дышащая жизнью, исполненная надежд и иронии до такой степени, что хватало даже ее спутнику, сейчас превратилась в блеклую невыразительную тень себя прежней. И было что-то в абсолютной степени неправильное и иррациональное в том, что эта проблема занимала в мыслях Вару место едва ли не наравне с Акнологией.
Какого черта?
В лучшие времена их и друзьями-то можно было назвать с большой натяжкой. Так, коллеги по откосам со службы и забавным выходкам. Случись что с одним из них, второй едва ли стал бы сильно горевать. Тогда в чем дело?
Ни одна из баз данных, которые Вару успел прошерстить, не давала сколь бы тони было однозначного ответа. Это бесило и заставляло увязать в вопросе еще больше, все глубже погружаясь в треклятое болото сомнительных рассуждений над неоднозначными вариантами и шаткими вероятностями - исконно человеческое стремление усложнить задачу вместо того, чтобы ее упростить. То, что Ихито ненавидел всеми фибрами воображаемой души.
Какая-то особо извращенная форма рефлексии.
Наверное, стоило бы вовсе перезагрузить системы и сбросить этот вопрос, чтобы больше к нему не возвращаться. Но всякий раз, когда Вару порывался так поступить, у него находилась достаточно убедительная отговорка, чтобы повременить с принятием решения. И так, бессовестно оттягивая злополучный миг, киборг продолжал заниматься нетипичной для него задачей, безжалостно попирая принципы рационализма.
"Докатился."
Он легким шагом переступает порог комнаты, уже зная, что увидит. Картина стала привычной за все то время, которое оба Сприггана вынужденно провели вместе. Димария со свойственным только ей усердием пряталась в кокон из одеяла и своих снов, не желая подпускать к себе кого бы то ни было. Наверное, проще было отбить ракету бейсбольной битой, чем убедить Валькирию высунуть нос из берлоги, в которую та сама себя загнала.
Или привести к ней Ранди.
Сперва Вару на полном серьезе рассматривал эту мысль. Создать реалистичную голограмму или даже механическую куклу - особого труда это для него бы не составило. Но и Йеста, стоило ей только узнать правду (а она докопается, киборг не сомневался), возненавидела бы его, быть может, сильнее, чем любого другого.
Эта шутка была слишком жестокой.
Игра продолжается по избитому сценарию. Он знает, что Димария отнюдь не спит, а та, в свою очередь, мысленно отсчитывает секунды до того, как Ихито оставит поднос с кофе на тумбочке у кровати и также бесшумно покинет помещение, оставляя Валькирию наедине с ее демонами.
В этом заключалась главная беда, из-за которой помочь Йесте было решительно невозможно: вопреки тому, что они оба общались сравнительно мало, каждый оказался достаточно проницателен, чтобы с точностью построить в голове модель другого и знать наперед все то, что может и должно быть сказано.
Любые слова сейчас совершенно не к месту.
Это задевает Вару. Даже сильнее, чем за все прошлые разы вместе взятые. Логика советовала поступить так, как и впредь - оставить бесполезные попытки достучаться до Валькирии и позволить ей следовать собственным путем, насколько глупым, с точки зрения киборга, он не выглядел, но...
Кто лучше Ихито, мог знать, что давать людям принимать важные решения равносильно тому, чтобы позволять им раз за разом ошибаться?
Он ведь и сам не сильно-то уверен в том, насколько верно поступает.
Однако, в отличие от людей, у киборга было одно важное преимущество. Пользуясь всеми доступными возможностями искусственного интеллекта, он мог рисковать даже там, где обычный человек не имел права на ошибку. И, учитывая все допущенные промахи, мог экспериментировать снова и снова, решительнее и больше, чем кто-то другой, перерождаясь, как гребаный феникс из вонючего пепла...
Догадка, еще не успевшая даже оформиться в цельную мысль, пронзила киборга мощнейшим импульсом, заставляя тело на мгновение замереть, подобно статуе. Увы, но запаса прочности одного только выражения "почему я раньше об этом не догадался" для этой ситуации катастрофически недоставало.
У них, быть может, появился тот самый проклятый последний шанс, в существование которого киборг отказывался верить.
Он медленно, словно двигаясь в какой-то чрезмерно плотной среде, опускает поднос на законное место и усаживается прямо на пол, упираясь спиной в частично свесившееся с кровати одеяло. Все вычислительные мощности брошены на решение той единственной задачи, которая возникла буквально несколько секунд назад, так что оставшихся ресурсов не хватало даже на то, чтобы придумать начало фразы, способной вывести Валькирию из оцепенения, привлечь внимание и склонить ее к разговору. Вместо этого киборг заводит ладонь за спину и осторожно касается неспящей красавицы там, где под одеялом должна находиться рука.
Если только у них получится... кошмар на самом деле закончится.
[NIC]Wahl Icht[/NIC][STA]бог из машины[/STA][AVA]https://pbs.twimg.com/profile_images/864698076782571520/XmzNVac3_400x400.jpg[/AVA][SGN]железный дровосек пошел рубить дрова[/SGN]

+2

5

Димарии невдомек, что ее маленькая хитрость и не хитрость вовсе. Тем более для разумной машины, привыкшей отзываться о себе в мужском роде. Одно время Димария задумывалась, а могло бы быть так, что Вару когда-то все же был живым. В смысле был человеком? Тогда ее забавляли размышления на эту тему. Сейчас, особенно сейчас, ей было глубоко безразлично на прошлое Сприггана. Прошлое сгорело в огне дракона. А будущее так и не наступило.
Не будь Димария столь апатичной в последнее время, она не кормила бы себя ложью и самообманом. Да что там – она бы здесь не лежала. С привычной легкостью и непосредственностью творила бы жуткие вещи на грани чуда. Сейчас же в ее светлую головушку даже мысли не закрадывается, что все это время ей ни разу не удалось обмануть Вару. Для столь странного и сильного существа явно не было затруднением отгадать простую загадку: а спит ли в данный момент девушка? По дыханию, сердцебиению, да или еще по какой-нибудь мелочи, что даст ему оценка завернутой в одеяло «напарницы», этот киборг знал, что она просто не хочет идти на контакт.
И по какой-то причине он убеждал Димарию в ее заблуждении. Ставил поднос, уходил и не досаждал своим присутствием дольше необходимого. В иное время Йеста свесила бы ножки и начала подтрунивать над заботой со стороны работа, что, мол, в чувства играем? Либо же заартачилась и с праведным гневом прогнала бы нахала из комнаты, мотивируя это тем, что она не ребенок и кормить ее с ложечки – не лучшая идея.
Да, она была бы собой в иное время. А сейчас чахнущая девица задерживает дыхание, не осознавая, что тем самым еще больше выдает свое бодрствование, и отсчитывает секунды. Прислушивается, жадно ловит каждый звук. За проведенная в этом кошмаре время, девушка с точностью могла сказать сколько шагов сделает Вару, сколько времени он будет находится на условно ее территории. Йеста знала сколько нужно выждать, чтобы выдохнуть и высунуть нос из-под одеяла, не опасаясь наткнуться на чужой взгляд.
Что-то идет не так, сбивается с привычного ритма. Мелочь, такая мелочь, а выбивает из зоны комфорта почище пинка под пятую точку.
Под одеялом душно. Хочется высунуть голову хотя бы для того, чтобы глотнуть свежего воздуха. Но удаляющихся шагов она так и не услышала. Или может головная боль и духота пододеяльного царства ее сморили и она задремала, упустив уход Сприггана? Пусть и униженный, но все же воин, так опростоволосится Димария не могла, даже будучи в столь жалком состоянии.
Неужели в этот раз Вару решил задержаться? Но зачем? Что ему это даст? Йеста уверена, что ничего предложить не может. И почти с прежним упрямством продолжает гнуть свою линию.
Чувствует как Ихито садится рядом. Опирается о ее лежбище. Димарии это не нравится. Смутная злость на то, что он посмел явиться к ней и не убраться, хотя ведь наверняка знает, что здесь не рады визитерам. И какое-то унизительное чувство радости. Осознание, что она не одна, пока еще не всеми покинута.
От чужого прикосновения явственно вздрагивает. И злится еще больше. Уже на себя, за то, что проиграла в своей же вымышленной игре. Тяжко вздохнув, аки мать, которую суетливые детки все же распихали в выходной день с утра пораньше, Димария выныривает из теплого укрытия.
В комнате не было светло или ярко, но девушка все равно щурится. Глаза давно привыкли к этому сумраку, и разглядеть кучерявую шевелюру напарника ей не составляет труда. Запоздало отводит руку, которой так некстати коснулись. Пытается выдернуть кусок свесившегося одеяла из-под спины Вару. Тщетно, то ли так ослабела за последние дни, то ли треклятый киборг решил разбудить ее окончательно.
Последнее, Димария интуитивно чувствовала это, добром не кончится. Что-то в этой механической голове щелкнуло, как пить дать. Забрела очередная странная идея. И теперь он хочет спросить что-то с нее – единственной выжившей в Ишгаре, не считая самого киборга. А ей вот не хочется, чтоб с нее что-то трясли. Ей плевать на идеи, планы и прочее. Ей на все уже плевать. Прям вылитая героиня драмы, коих прежде презирала.
- Чего тебе от меня надо?
Встопорщенная и помятая со сна, с усталыми глазами, больной головой и слабым тельцем, Йеста не выглядит угрожающе. Пытается говорить грозно и раздраженно, но выходит как-то мелочно и жалко. Будто скулеж побитой собаки. Аж самой противно.

+1

6

Вару скашивает взгляд и пристально смотрит на вяло выползающую из-под одеяла Йесту. Кадры, которые в не таком уж далеком прошлом оказались бы весьма ценным приобретением, киборга волновали до смешного мало. Сейчас Валькирия была способна только на старушечье брюзжание с вкраплениями истеричных ноток, больше присущих кому-то вроде Найнхарта. Жалкое зрелище.
Ихито доверяет своим сенсорам - это подобие некогда грозной Димарии ворочается в постели и пытается оттянуть на себя лишний кусок одеяла. Но его никоим образом не должно было радовать что-то подобное.
Хорошо, что он своевременно отключил опцию эмоций: если бы всякий раз после крупной неудачи на него накатывала такая волна хандры и апатии, проще было стереть все резервные копии и вырубить питание.
Трусость, разобщенность, расхлябанность и почти полная вседозволенность в рамках тех ролей, что были отведены каждому из двенадцати, сыграли в конечном итоге злую шутку со всеми Спригганами. Годы отсутствия Императора и беспрерывная череда победоносных войн превратили единый смертоносный механизм в горстку смутно знакомых друг другу чудиков, связанных скорее хлипкими нитями из давно успевших забыться великих общих целей и авторитетов Инвера с Августом. Стоило только исчезнуть той железной воле, что держала их всех вместе, как разом развеялась и необходимость держаться вместе - крысы, бегущие с тонущего корабля, наверное, проявляли имели больший командный дух, чем магическая элита Империи.
"К чему это привело."
Ишгар едва не проиграл кучке разрозненных психопатов. А потом явился настоящий враг. Жаждущее одного лишь разрушения дикое и необузданное древнее животное, которому плевать на все, кроме своих главных желаний - убивать и уничтожать.
Кто мог бы противостоять ему? Уж точно не жалкие остатки Двенадцати.
- Люди так настойчиво усложняют жизнь своими же руками, - скорее проскрипел, нежели произнес Вару с примерно тем же взглядом, которым одаривал Инвер тех, кто опаздывал на собрания. - А эмоции только удваивают неприятности.
Он знает, насколько Йеста упряма. Даже несмотря на ее нынешнее отвратительное состояние, достучаться до богиньки обыкновенными способами будет невозможно: проще увещеваниями заставить гору сдвинуться в сторону, чем убедить Димарию в том, что она с упорством упирающейся всеми копытами ослицы будет отрицать, тратя их общее драгоценное время. Которого, надо заметить, оставалось все меньше и меньше.
- Ты мне даром не сдалась, - презрительно шипит машина, поднимаясь на ноги и поворачиваясь лицом к наглой девице. - Мне нужна Димария Хронос Йеста. Знаешь такую?
"Недоделанная королева драмы. Если ты не можешь вытащить свою задницу из ямы уныния, я тебе помогу."
В иное время валяться бы киборгу разломанным до последней микросхемы за такое поведение. Но важная деталь заключалась в том, что от невнятной пародии на Валькирию ожидать чего-то серьезнее громкой истерики было глупо. Закуклившаяся в свой кокон гусеница, которая неведомым науке образом регрессировала из бабочки.
Механические пальцы впиваются в шею Йесты. Сжимаются медленно - Вару не хочет, чтобы блондинка пропустила мимо ушей хоть одно слово, пока не начнет хрипеть и беспорядочно отбиваться, силясь вырваться из стальной хватки.
- Ты несчастная наркоманка, которая подсела на свои долбанные печали, - тиски продолжают сдавливать плоть, пока Ихито лязгает острыми зубами у самого уха Димарии. - Ты не пытаешься побороть боль, ты хочешь только упиваться ею, жалеешь себя так, словно получаешь удовольствие, мазохистка недоделанная.
Он знал про этот людской недостаток - любовь к самобичеванию, а потому первым делом постарался найти в себе эту заразу и выжечь каленым железом. Йеста - лучший пример того, во что превращаются даже сильнейшие, когда попадаются в ядовитые силки. Как будто пропитанную гноем рану специально расковыривают ногтями, чтобы подольше проваляться на больничной койке.
- Ты меня очень сильно разочаровываешь, маленькая девочка, - датчики фиксирует учащение дыхание и пульса, но для Спригган это не так уж смертельно. Потерпит. В конце концов, все это делается отчасти для ее же блага. А если нет...
Тем милосерднее будет избавить Димарию от дальнейшего участия в этом театре абсурда.
Без нее ничего не выйдет, как бы Вару не старался или исхитрялся. Без ее воли, злой, строптивой и обжигающей, которую она спрятала в такие глубины, что самому Ихито никак не достать. Там, куда может пробраться только аватар Хронос.
Ну, а если она уже сломалась, пусть лучше умрет от его рук, чем в пламени Акнологии. 
- Раз уж не можешь сражаться, то прекрати ныть и сдохни в уголке!
Вару вытащит наружу настоящую Димарию. Или то, что от нее осталось. Чего бы ему это не стоило.[NIC]Wahl Icht[/NIC][STA]бог из машины[/STA][AVA]https://pbs.twimg.com/profile_images/864698076782571520/XmzNVac3_400x400.jpg[/AVA][SGN]железный дровосек пошел рубить дрова[/SGN]

Отредактировано Larcade Dragneel (2017-10-07 13:10:23)

+1


Вы здесь » Fairy Tail: Abyssal » АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Билет в прошлое


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC