Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:
REBIRTH OF THE KINGDOM
запущен на первый круг! Пора возрождать магию! Все в теме первый круг: обсуждение

Fairy Tail: Abyssal

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Abyssal » АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Терапия


Терапия

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ТЕРАПИЯ


http://s019.radikal.ru/i617/1709/1f/b4b95ff9bb37.jpg  http://i056.radikal.ru/1709/d1/b86cf64fcc58.png

< УЧАСТНИКИ >
Millianna, Larcade Dragneel

< МЕСТО И ВРЕМЯ >
Кедр, частная клиника "L&D", через полгода после окончания войны с Арболесом

Ларкейд давно завязал со своим прошлым и теперь использует магию только для врачебных целей.
Милланна в свете следующих вереницей торжеств пристрастилась к алкоголю. Эрзу это беспокоит, а тут и Кана посоветовала подходящего специалиста. Только первая забыла проводить кошку до нужного места, а вторая - уточнить, кто этот самый целитель.
Который очень не любит, когда его будят рано утром.

+2

2

Ночь. Улица. Фонарь. Котлета.
Наша повесть начнется издалека, а именно из портового городка Кедр. В столь чудесное место, кошечка забрела отнюдь не случайно, а именно для лечения кошачьего алкоголизма. Кошачья жизнь полна испытаний, особенно после войны, особенно прибывая в гостях в Эрзы, особенно в компании Каны. Мята, крепкие напитки, хорошая компания и, как вишенка на торте, валерьянка сделали из порядочной кошкодевушки, непорядочную мартовскую кошку В каких приключениях эта задница не бывала, какую чушь только не творила, и все это за короткий промежуток времени. Неудивительно, что дурная жизнь захватила Миллиану с головой и хвостом, но все не дремлющая Алая первой забила тревогу и решила сдать сиё чудо природы в санаторий, на лечение. Стоит ли говорить, что благими намерениями вымощена дорога в ад, а в данном случае в ухудшение кошачьего алкоголизма.
К кому же догадались обратиться? Правильно, к самой известной алкоголичке во всем Хвосте Феи, а возможно и Фиоре. Мадам Кана не долго раздумывая начеркала адресок, Рыцарь снарядила в путь дорогу, дав воодушевляющий пинок под зад, для ускорения понимания, и побрела кошечка в путь дорогу, за эликсиром волшебным.
Долго ли, коротко ли, но добрела Кошка до нужного города. Путь выдался на простой, ведь никому не понравится с помелья быть поднятым в шесть утра, закинутым в вагон поезда и сверху получить по голове пакетом яблок, в котором лежало дружеское напутствие, примерного содержания: «Либо ты лечишься сама, либо лечение буду проводить я. С любовью Эрза». Поняв, что пора вставать на путь исправления, иначе дело плохо. Лечение от Эрзы будет таким же суровым как выживание в Райской твердыни, хотя не известно еще что хуже. И покручинившись, достала кошечка походный клубок и лениво скатила со стола, тем самым подарив себе досуг до конца поездки.
Бросить пить – это хорошо, полезно, но только как устоять и не зайти приухнуть в последний раз? Прокутить последние деньги в ближайшем кабаке, а потом уже сдаться в белые рученьки сомнительных типов. Душа требует последнего загула! Поэтому путь к исправлению лежит через странную таверну, в которой явно всегда рады обчистить гостей, особенно таких легко одетых. Хоть с первого взгляда и не заметен экстравагантный наряд, но девушка была практически в одном нижнем белье, что нередко становилось поводом для приставаний и многочисленных драк. Благо волшебница была достаточно сильна, чтобы дать отпор обыкновенным алкашам и посредственным магам недоучкам.
Кутеж продлился до поздней ночи, а вернее до раннего утра. Разгром царивший в некогда милом местечке не оставлял сомнений, что кошачья задница опять нашла себе приключения. Разум был словно одурманен, похоже опять прикладывалась к кошачьей мяте, и трудно было полностью восстановить картину событий, но решив не искушать судьбу лишний раз, кошечка выбравшись через ближайшее окно, грациозно вывалившись из него и упав на лапы, побрела вперед. Куда идет, зачем идет было трудно сказать. Было ощущение, словно она знала, что ей говорили, что-то сделать, нечто важной и возможно опасное, только вот что? А хрен его знает и решив не заморачиваться, разыскала в своем скромном багаже записку с адресом. Смекнула, что послала её сама Эрзочка, да далеко послала то, а значит дело важное. 
- Кажется я уже в Кедре, а значит осталось найти нужный дом и улицу, - самодовольно промурлыкала Миллиана, довольная что пол дела была сделано ранее. Значит остались сущие пустяки. Как бы не так. Девушка блуждала меж домов и улиц минут тридцать, пока не сообразила, что нужный ей дом выходил своими окнами на тот самый кабак, в котором провела ночь кошатница. Смех истерический заставил её присесть на корточки и взявшись за голову громко простонать. Улицы в такую рань были пусты, а значит её мучений никто не услышит, хотя с пристани уже доносились приглушенные крики. Взяв себя в лапы, кошечка внимательно оглядела подозрительный пункт назначения и вдохнув побольше воздуха в легкие, ринулась на пролом, тобишь в окно второго этажа. Почему в окно, почему именно на второй этаж, мозг в последствии так и не смог дать ответа, но видно сердце или задница решили сами.
А теперь представьте: раннее утро, прохладный ветерок лениво качает листву на деревьях, легкий сквознячок от открытого окна наполняет комнату свежим воздухом, но неожиданно на подоконнике появляется когтистая лапа, которая отчаянно хватается за любой выступ, следом вторая, на этом моменте в фильмах обычно включается тревожная музыка, и в довершение резко поднявшись в окне показывается кошка-человек, которая не сумев удержать равновесие опять кубарем вываливается вперед, на этот раз приземление оказалось более мягким. Невольно простонав от боли в спине, кошка вытянулась и почувствовав, что оказалась в теплом уютном помещение, прикрыла глазки и.... уснула.

Отредактировано Millianna (2017-09-17 20:00:29)

+1

3

Лежать и смотреть в потолок на протяжении половины ночи - дурацкое хобби, что появилось у Ларкейда с тех самых пор, как ему удалось накопить денег на звукоизоляцию хотя бы в спальне. Нет, после смены работы этериас отнюдь не стал еще большим мизантропом, нежели раньше (падать ниже дна было уже попросту невозможно), но беспрерывно звучащие на заднем фоне гвалт, крики, похабные шуточки и прочие изощрения пьяных умов из соседнего заведения накладывались слой за слоем, из-за чего по утрам Драгнил легко пугал впечатлительных пациенток одним только своим внешним видом. Круги под глазами, заострившиеся от недосыпа черты лица, хмуро сведенные брови и губы, сжавшиеся в тонкую полоску, не придавали ему никакого шарма, что бы там не утверждала Кана за очередным бокалом вина.
От мыслей об Албероне стало еще тоскливее. Чем дальше росла известность мага в области медицины, тем больше на него сыпалось самых разносортных заказов и меньше оставалось времени на то, чтобы скоротать его же с одной из немногих фей, что не хватались за оружие и не начинали орать благим матом в присутствии самого Ларкейда.
Ему не нравилось, когда на него пялились. Особенно, если это делали недавние враги.
Врагов надо убивать. Как и раздражающих тебя идиотов. К сожалению, соблюдать эти два правила не так давно стало затруднительно: во-первых, пообещал Кане, во-вторых, это было чревато серьезными последствиями для его и так держащемся на ниточке послевоенном спокойствии. Простой, как удар ломом по черепушке, прием, теперь требовалось заменить на что-то более изощренное...
Или просто лишний раз не выходить из дому, чем Ларкейд и занимался, ведя жизнь того еще затворника. В конце концов, он чаще искал более легкий путь, нежели пытался экспериментировать с системой.
Впрочем, закрыться изнутри и не показывать нос наружу вовсе не достаточно для того, чтобы мир забыл о тебе. Последний, более всего напоминающий капризную даму, лишенную внимания своего ухажера, будет из кожи вон лезть, пытаясь привлечь так необходимое внимание.
Тебе достаточно просто не выходить из дому. Просто сиди и жди.
Эта любопытная дамочка будет сама ломиться внутрь сквозь заколоченную дверь и зарешеченные окна, будучи не в силах понять причину оскорбительного для нее пренебрежения. Будет кричать, корчиться и изгибаться, только чтобы ты взглянул на нее, готовую исполнить любой твой каприз, лишь бы вернуть все на круги своя.
Драгнилу, однако, это мало интересно.
Раньше ему мешал спать шум, теперь его напрягает звенящая тишина. Это ли не ирония?
Он мог бы выпить, чтобы уснуть. В баре всегда водилось что-нибудь достаточно крепкое: подарки от пациентов или какая-нибудь особо дикая смесь без определенного названия от одной гадалки. Проблема заключалась в том, что после таких возлияний Ларкейду всегда снились кошмары.
Так ненавидимое им чувство безотчетной тревоги...
Змеи подползали бесшумно и незаметно, стелясь неуловимыми силуэтами в глубокой тени комнаты. Распознать их приближение можно было только по нарастающему чувству, которое до смерти отца Драгнилу было неведомо - страху.
Ларкейд боялся однажды очнуться не в своей постели, а посреди застывшей во времени пустоте. Боялся, что вся его размеренная жизнь, в которой ему порой на самом деле казалось, будто он и впрямь нашел свое место, окажется всего лишь временной отсрочкой от жестокой расплаты за все: силу, власть, дела.
Хватило и одного раза, чтобы понять, насколько это отвратительно - разом терять самое дорогое.
Этериас ощутимо вздрагивает, когда над ухом раздается звук бьющегося стекла, а смазанная тень пролетает мимо кровати. Выработанная годами выдержка помогает мигом вспомнить Вистарионский опыт: перекатиться с постели на противоположную сторону и приготовиться к чему угодно. Пьяному киборгу, пьяной богине, пьяному брату, даже пьяному отцу. За все четыре сотни лет в спальне бывшего Сприггана побывали многие колоритные личности, так что стратегия на подобные случаи у него всегда имелась.
Вдобавок, прошло еще сравнительно мало времени для того, чтобы Ларкейд совсем уж забыл про то, как использовать свою магию в бою.
Бледные щупальца рванулись к растянувшейся на полу фигуре, оплетая шею и надежно фиксируя конечности. Сопротивления, однако, не последовало, что уже насторожило Драгнила: неужели кому-то он показался настолько легкой добычей? Или...
"О, ну, да. Конечно."
Растянувшаяся на полу дамочка в довольном легком наряде, дополняющем кошачьи ушки и хвост, мирно посапывала, полностью игнорируя все происходящее вокруг в целом и с ней в частности. А подойдя на несколько шагов ближе, чтобы попытаться рассмотреть ее лицо, Ларкейд ощутил стойкий запах алкоголя - это частично объясняло, чем этериас был обязан такому экстравагантному визиту.
Но только частично.
Устало вздохнув, Драгнил содрал с кровати простыню и, завернувшись в нее на манер дорогой сердцу тоги, направился к стоящему на столике кувшину с водой - проверенному средству для борьбы с такими посетителями. Можно было, конечно, использовать магию и дальше, чтобы привести наглую кошку в чувство, но Ларкейду не хотелось проверять, как отреагирует организм незнакомки, отягощенный алкоголем, на его Проклятие.
Поэтому, предварительно плеснув прохладную водицу на ладони и кое-как умывшись, этериас без долгих раздумий опрокинул содержимое кувшина на голову девицы.

+1

4

-Мяу! – взревела кошка и перекатилась на другой край кровати. – Что за хамство будить честных кошек в их постели, да ещё и таким способом?!
Оскорблённая невинность, закуталась поплотнее в мягкое уютное одеяло и молча уставилась в потолок. Потолок оказался не тем, от одеяло пахло не Миллианной, а другим человеком, да и создавалось ощущение, словно, она что-то перепутала.  Через пару секунд она бы снова окунулась в сладкую негу сна, помешало ей только мокрое одеяло, которое предательски прилипало. Намок и без того откровенный наряд девушки, а значит придется подняться и расцарапать морду лица умника.
- Тебе что заняться больше не чем? – недовольно прорычала, кошатина усевшись в кровати и взяв себя в руки. – А собственно где это я? – удивленно потирая макушку, кошка поспешила оглядеться. Комната была определённо не её и боле того была полностью не знакома. Виновато покосившись на парня, стоявшего неподалеку, кошечка начала медленно сползать с кровати, пока окончательно не грохнулась с неё. Погладив ушибленный зад и хвост медленно поднялась на ноги и пошаркала ножкой, устремив взгляд в пол. Определенно. её усы завели не в тот домишко, но что забыла кошка здесь? Кто-то же должен был надоумить её на это, в голове медленно что-то ковырялось, кажется она припоминала нечто связанное с походом. Помнила она не много, но поняла, что у неё есть записка с адресом и то. Что на все это её подписала Эрза и Кана, если от первой подстава была еще понятна, то отчего вторая так заволновалась было не ясно.
- Простите! Меня сюда послала гильдия Хвоста Феи, но я, увы, не помню зачем, у вас не найдется для кошечки молочка с коньяком? – с надеждой заглянула в глаза незнакомцу и подняла лапы вверх показывая полную безоружность. Взгляд упал на рюкзак. Который валялся неподалеку и ринувшись к нему, кошатина достала записку Алой и бутыль с валерьянкой. – Или хотя бы просто молока? – радостна прижав к груди бутылку, кошка подбежала к хозяину квартиры и протянула записку.  – Быть может вы что-то знаете об этом?
Не дожидаясь ответа, кошечка уже накапала себе пару капель наркотика на язык, и встрепенувшись уселась на кровать, хаотично болтая отчего то босыми ногами. Не ясно было где она потеряла чулки и ботинки. Но элементы одежды на ней стремительно исчезали, ровно, как и настроение росло вверх. Отчего то данная ситуация её крайне забавила, а ведь она даже не знала куда попала, и кто перед ней. На языке был противный вкус, а значит не так давно она уже успела закинуться парой бутылкой горячительного напитка, но особых ссадин на себе не обнажила, возможно она в этот раз даже не подралась ни с кем, а это знаете ли успех.
- А у вас есть кошка?

Отредактировано Millianna (2017-09-24 19:17:53)

+2

5

Ларкейд был предельно спокоен: держал маску невозмутимости на лице, дышал ровно и размеренно, не щурил глаза и уж точно не размахивал конечностями во все стороны, демонстрируя свое негодование. Бывшего Сприггана не могли вывести из себя даже такие затейники, как Димария или Азир, что уж говорить о какой-то женщине-кошке, нагрянувшей с утра-пораньше без приглашения.
Желание подвесить чертовку к потолку вверх ногами этериас старательно отпинывал подальше в угол. Черт знает, чем может обернуться попытка вразумить гостью такими средствами: правосудие в Фиоре было весьма избирательным и на одного из печально известных демонов Зерефа могло и не распространяться.
Тем не менее, перспектива сделать нечто подобное уже не казалась слишком уж дикой, когда дамочка с хвостом начала по-хозяйки шариться по комнате, засовывая свой любопытный нос в каждую щель и при этом отчитывая самого Ларкейда так, будто это он без просу вломился в ее жилье.
"Можно задушить ее собственным хвостом. Или утопить в ванной."
Весь этот цирк Драгнилу стремительно надоедал. До такой степени, что сбивчивые оправдания кошки, начавшей, кажется, потихоньку осознавать масштабы своих ошибок, он пропустил мимо ушей, задумчиво смакуя мысли о различных способах возмездия, за которые его не упекут в темницу и не выдворят из страны. Эта задача представлялась нетривиальной, а оттого заметно более интересной, чем вникание в смысл слов гостьи, старающейся успеть одновременно налакаться молока и спрятаться подальше от мага.
По записке Ларкейд пробежался беглым взглядом, узнавая почерк Каны в конце и мысленно обещая себе поговорить с алкоголичкой, дающей его адрес всем подряд. Выходило довольно забавно: признанная пьяница самой знаменитой гильдии в Фиоре отправляет лечиться от своего же недуга какую-то там знакомую своей подруги. Пожалуй, из этого можно будет выточить парочку превосходно-острых шпилек в адрес картежницы, от которых она еще долго будет дергаться...
- У меня как-то жил камень, - соизволив оторваться от бумажки и подняв на кошку взгляд уставшего после долгой смены патологоанатома, ответил Ларкейд самым невыразительно-бесцветным тоном, на который был способен. - Он умер.
Отношения с живностью у Драгнила и впрямь складывались не просто плохо, а отвратительно: те чуяли его нечеловеческую природу и в лучшем случае просто рвали когти, не желая находиться в обществе этериаса ни одной лишней секунды. Мага это сперва немного задевало, но в последствии он вполне свыкся с тем фактом, что завести себе толстого и наглого кота, чтобы, как заправский злодей, держать его на руках и гладить, презрительно поглядывая на терпящих поражение оппонентов, у него никогда не выйдет.
- Приемное время начинается через три часа и по предварительной записи, - словами, срывающимися с губ Драгнила, легко можно было нарезать тонкие полоски кожи.
Ларкейд терпеть не мог две вещи: когда кто-то излишне бесцеремонно-любопытный нарушает его отдых и личное пространство. Видит небо, на каждого адекватного пациента приходилось как минимум трое тех, кого милосерднее было бы добить, чем лечить.
Иногда маг серьезно жалел о том, что Спригганы проиграли в той войне. Раньше было проще: если тебе кто-то мешает, магия живо исправляла досадное недоразумение и докучавшая муха отправлялась в мир иной. Сейчас, увы, так не прокатит.
Требовалось вести себя цивилизованно и прилично.

+1


Вы здесь » Fairy Tail: Abyssal » АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Терапия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC