Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:
Гильдия Абиссаль больше не принимает новых магов в свои ряды! Не расстраивайся и удачи тебе, путник!

Fairy Tail: Abyssal

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Abyssal » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Внутри меня лично ты будешь жить вечно


Внутри меня лично ты будешь жить вечно

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ВНУТРИ МЕНЯ ЛИЧНО ТЫ БУДЕШЬ ЖИТЬ ВЕЧНО

кликни

http://sg.uploads.ru/wsEcT.jpg

< УЧАСТНИКИ >
Mest Gryder x Wendy Marvell

< МЕСТО И ВРЕМЯ >
Магнолия // конец октября 796г.

Всегда ли жизнь мирная и безоблачная, как пишут в книжках? Не смешите мои пятки. Конечно же, нет. Жизнь - бессердечная сука. И она очень щедра на испытания, желая подкинуть как можно больше дров в костёр проблем. Так вот... Пусть же всё горит синем пламенем, чтобы на месте пепелища можно было возвести что-то новое, долгожданное и родное.

Отредактировано Wendy Marvell (2017-07-10 00:17:56)

+1

2

Любовь? Что она из себя представляет? Чувство людей, которое возникает из-за импульсов, попадающих в наш мозг, при виде прекрасного, или же это тяга к чему-то более высшему? Можно ли рассматривать ее с точки зрения науки, как химическую реакцию в организме, не более? Или же мы можем рассуждать на эту тему, как душевное состояние человека с философской точки зрения? Много было рассуждений и тем, связанных  с этим вопросом, но что на самом деле она из себя представляет?

Поэты писали про волшебство этого чувство. Воспевали любовь, как что-то не земное, то, что выходит за рамки понимания. Это чувство может поменять человека, поэтому ему уделено так много внимание. Оно может ранить, вдохновить и даже подтолкнуть на преступление, но почему даже в состоянии беспамятства, когда мы отречены от этого мира, оно так необходимо нам?

Жизнь уходит и приходит слишком быстро. Порой мы не успеваем за течением времени. Пусть пройдут месяцы и даже года, но мы всегда будем удивляться тому, как быстро начинаем стареть, как нам становится одиноко из-за своего возраста. Порой, не зная причины своего депрессивного состояния внутри, мы спихиваем это все на что-то, но чаще всего этим «что-то» является именно чувство любви.

Изречения никогда не были мне на пользу. Я всегда мыслил примитивно и прямолинейно. Если были обоснованные доказательства, я пытался достигнуть справедливости. Но правильно ли я делал? У меня не было доказательств того, что я схожу с ума от любви к синеволосой девушке, которая вот уже долгое время рядом со мной, но и обратного я не имел. Моя голова все еще пребывала в плотном молочном тумане, заполняясь новыми картинками воспоминаний.

Мы с Венди жили уже около месяца вместе. Она все это время ухаживала за мной, поддерживала. Никто из нас и не задумывался о моей проблеме с памятью. Мы не поднимали разговор на тему, почему именно это произошло со мной. Мои предположения начинали утопать в огромном море сомнений, а после и вовсе затонули под моими аргументами того, что я не мог причинить вред девушке. Не мог просто взять и стереть себе память, чтобы забыть ее, даже если это и во благо. Я до сих пор не помнил, что двигало мной в тот момент, когда я хладнокровно ответил Венди и закрыл за собой дверь, долгое время, не давая знать о себе. 

Мне частенько приходилось оставаться одному, пока девушка, ссылаясь на задание, оставляла меня в холодной до боли квартире, что начинала пугать меня. Без нее, в какой-то момент, мне становилось страшно. Однако я выводил себя из этого состояния, лежа на диване и думая о том кто я есть на самом деле. Кем я был и почему мои чувства к Марвелл тогда совсем угасли? Может, была на то какая-то причина?

Естественно, ответы не приходили в голову, точно также как и варианты, которые я перебирал одинокими ночами. Венди не брала меня на задания, ссылаясь на то, что я еще не до конца выздоровел. Я пытался, умолял ее, чтобы она взяла меня с собой, а не оставляла, как больного инвалида сидеть в своем кресле в виде дивана, однако ответ был одним и тем же. Твердое и упрямое «Нет» отзывалось эхом во всех комнатах.

Единственное, чему я так сильно был рад это то, что она до сих пор со мной. Она не оставляла меня, никогда не пыталась уйти. Пусть это и из-за того, что со мной случилось, но мне и правда, было приятно. Не знаю, что мог бы сделать без нее. Наши вечера были прекрасны, точно так же как и утро с днем, если она, конечно, была дома. Она изумительно готовила, и ее вечная улыбка помогала мне найти цель в этой жизни.

Я ничего не мог вспомнить, она же в свою очередь уйти. Выгодный взаимообмен. Некоторые бы подумали, что я притворяюсь. Наверное, я бы так и сделал, если бы не травма и моя правдивая история о том, что начальные этапы своей жизни помню только с синеволосым парнем, который меня спас.

Так прошел месяц. Я все вспоминал, думал, пытался переосмыслить всю ситуацию, но ничего не выходило. Все время, пытаясь заговорить с девушкой на эту тему, все заканчивалось лишь милыми воспоминаниями и ее уходами на кухню, которые явно давали понять мне, что она не хочет говорить на эту тему. Мне же оставалось только, молча, стиснуть зубы и просто ждать, правда, неизвестно чего именно.

Не могли дать и ответы мне мои друзья из гильдии и «Греха Ведьм». Даже их рассказы ставили меня в тупик, не давая сдвинуться с места дальше. Один раз девушка, по имени Сорано, даже вытащила меня из толпы товарищей, чтобы поговорить наедине и напомнить, что я хотел сделать предложение Венди, а потом каким-то волшебных образом ушел, споткнулся и потерял память. Наш с ней разговор никак не выходил у меня из головы.

-Мест, слушай, - блондинка схватилась пальцами за переносицу и стала напряженно массажировать ее, будто пытаясь подобрать правильные слова. – Ты хоть помнишь, что хотел сделать, перед тем как тупануть и попасть под обвал?

-Нет, а что? – удивленно изогнув бровь, спросил я. – Я хотел сделать что-то очень важное?

-Да, - теперь девушка закатывала глаза наверх и перебирала пальцы на руке. – Слушай… Ты хотел… Сделать предложение Венди…


Эти слова били меня прямо по голове тяжелой кувалдой. Значит, я просто испугался семейной жизни и ответственности? Неужели я такой трус? Но я ведь мог просто не делать ей предложения, тогда что случилось? Почему не смог и просто ушел? На эти вопросы у меня не было ответов.

Однако больше всего меня волновало все эти дни совсем другое. Допустим, я вылечусь и даже вспомню, простит ли меня Венди? Сможет ли она принять меня прошлого? Этим вопросом я стал задаваться совсем недавно, когда стал наблюдать за девушкой в гильдии. Ее общение с тем пареньком, которого я принял за ее парня, становилось слишком частым. Порой она начинала забывать обо мне, уделяя внимание только ему. Ревность? Да, возможно. Но тот случай с ее подругой и это постоянное общение, улыбки и смех между ними… Все это вгрызалось внутри дикой яростью и злостью, которые я не показывал. Я не должен был, ведь сам поспособствовал этому своей глупостью.

-Венди… - начал однажды я, когда девушка разбирала сумки с покупками, за которыми мы решили пойти в ближайший магазин. – Я хочу с тобой поговорить, - наблюдая за ее ловкими движениями рук, я понял, что она не совсем всерьез воспринимает то, что я хочу ей сказать. – Венди, - схватив ее за кисть руки, с тяжелым выдохом произнес я.- Я уже совершенно здоров, - медленно опуская ее руку, мне было сложно говорить. – Со временем память вернется ко мне… Венди, - заглянув в ее глаза, буквально начал тонуть в них. – Ты можешь больше не заботиться обо мне. Ты выполнила свой долг… Я думаю, тебе больше нечего тут делать… Ты… Наверное, хочешь уйти… Спасибо тебе за все, я рад, что ты была в моей жизни, надеюсь… У тебя останутся только хорошие воспоминания, - наиграно улыбнулся я, пытаясь натянуть уголки губ. Получалось отвратительно. Понимая это, я решил загладить ситуацию, поцеловав девушку в уголок губ. – Спасибо…  И прости… Что потратил так много твоего времени… - мой печальный взгляд устремился на пол, а после начало жечь во всем теле. Чтобы Марвелл не увидела моих слабостей, я быстро направился в гостиную, закрыв за собой дверь.

Мне становилось плохо. Голова кружилась, а воздуха не хватало. Облокотившись на стенку спиной, я медленно съехал вниз, приземляясь прямо на пол. Взгляд был направлен в пустоту, а дрожащие руки дотронулись лица. Я понимал и осознавал то, что сказал ей. Моя ревность впервые вышла за рамки и стала рушить мою жизнь. Но не только она была тому причиной. Я не хотел больше расстраивать Венди. Ее воспоминания о былых днях со мной и печальные глаза говорили сами за себя. Я не хотел причинять ей боль, не хотел, чтобы она ушла сама. Так было бы больнее. Я должен был привыкнуть к одиночеству самостоятельно. «Она все равно уйдет… Никогда не простит меня… Я хотел сделать ее счастливой, но не смог… - хватаясь за голову, говорил я сам себе. – Она больше никогда не сможет вернуться… Никогда не полюбит так сильно… Надо отпустить… Пусть она помириться с Шарли и станет встречаться с Ромео… Я не должен рушить ее жизнь… Я уже сделал это однажды… Я не хочу, чтобы она страдала… Я не хочу…» В последующую секунду я почувствовал, как горячие щеки начали слегка охлаждаться от прохладной слезы, которая стекала прямо вниз, оставляя за собой тонкую и одинокую мокроватую дорожку…

+1

3

[NIC]Wendy Marvell[/NIC] [STA]моё солнце и звезды[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/RO5bl.jpg[/AVA]
   Я никогда не была сильна в математике. Так что уравнение с двумя переменными, где икс – это чувства Грайдера ко мне, а игрек – это причина амнезии, я не могла решить, как бы не пыталась. Пыльные книги в гильдии не дали мне за это время буквально ничего. Ромео всячески поддерживал меня в этом вопросе, не позволяя совсем раскиснуть. Он листал скучные талмуды вместе со мной, уговаривая продолжать поиски и не опускать руки. Грайдер был за это Конбольту обязан, но вряд ли был в состоянии понять всю иронию происходящего. Зато её понимала я и иногда зловеще хихикала, спрятавшись за очередной книжкой. Ромео в такие моменты заставлял меня идти домой, а если я отказывалась, то просто закидывал меня на плечо и решительно относил в квартиру Места. Перед тем, как нажать на кнопку звонка, Конбольт, конечно же, снимал меня со своего плеча, после чего сдавал меня на руки Грайдеру. Очень удобно это было для Ромео, так как только при Месте я становилась покладистой, мягкой и гибкой как пластилин.
   Несколько раз я отправлялась на задания в компании Ромео. Грайдер порывался пойти со мной, но я решительно отказывалась от его помощи, так как «ты ещё слишком слаб» и «толком не помнишь, как владеть своей магией». Это были не отговорки, а весьма серьёзные причины. Если бы Мест был в состоянии владеть своей магией как раньше, то я ни за что не променяла бы его на Ромео, однако мне приходилось и поделать с этим я ничего не могла.
   В целом, такая жизнь мне нравилась. Она чем-то напоминала мне ту другую, где ещё не было ссор и отсутствия нежных прикосновений. Да, мы спали с Грайдером последний месяц с небольшим в разных кроватях, потому что у нас не было причин спать на одной. Чувства чувствами, но я не хотела искушать судьбу. Было достаточно и того, что я временно снова проживала вместе с этим мужчиной. Ромео считал это добрым знаком, Шарли откровенно высказывала своё недовольство происходящим, а я же просто прятала нос в кружку с чаем в гильдии и думала.
   Обычно мысли сначала были радостными, но потом скатывались в горечь и сомнения. Нельзя было снова привыкать к жизни рядом с Местом, потому что никто из нас не знал, что именно произойдёт, когда тот вспомнит совсем всё. Я этого и хотела, я этого же и боялась. Та самая ложка дёгтя, если вы помните.
   Но Мест всё никак не вспоминал, а я, к своему стыду, снова привыкла к квартире, кухне и совместным трапезам. Стоять у плиты и о чём-то радостно болтать было весело. Я вернула все фотографии на место и иногда рассказывала Грайдеру о том, чего он не помнил. Например, как мы дрались подушками, если он начинал меня смущать. Или как мы вместе ходили на задания. Конечно, некоторые воспоминания возвращались к Грайдеру, но они были не такими значительными, как те, которые меня действительно волновали. Так что было два случая, когда мне пришлось вколоть Месту что-то из тех склянок, что оставили врачи, после чего я торчала у его постели около часа, стараясь вылечить голову или хотя бы облегчить страдания.
   Если игнорировать переживания и опасения, то такая жизнь меня и правда устраивала. Возможно, я могла бы закрыть на всё глаза, лишь бы продолжать оставаться рядом с Местом, но – увы и ах! – ничто не длится вечно. Я уяснила это не так давно, зато усвоила окончательно. Жизнь научила смотреть на вещи через определенные промежутки времени, используя их в качестве призмы восприятия. «Рано или поздно всё заканчивается». Я хотела, чтобы моя совместная жизнь с Грайдером закончилась моей смертью. И что с того, что я Небесная Убийца Драконов? Ну да, редкий экземпляр, коллекционное издание, на вес золота. Но чёрт возьми, как же мне было плевать на свою значимость. Потерю Грайдера я бы просто не пережила.
   Очередной поход за продуктами закончился парочкой шуток и моим звонком смехом. Я любила смеяться и старалась делать это при каждом удобном случае. В такие моменты всегда ловила на себе нежный взгляд Грайдера, которому явно нравилась моя улыбка. И я была щедра, одаривая его ею при любой возможности.
   На кухне я принялась разбирать пакеты, когда Мест вдруг оказался рядом. Я даже не сразу обратила на это внимание. К его близкому присутствию за последний месяц я тоже привыкла, так что уже не шугалась, не смущалась и не пыталась избежать телесного контакта. Наоборот, охотно шла навстречу.
   - Венди, - его пальцы обхватили мою кисть, и я замерла, почувствовать опасное напряжение. Нет, не сексуальное, но моральное. Грайдер действительно хотел поговорить о серьёзных вещах. Меня такие разговоры пугали. Если честно, фраза «я хочу с тобой поговорить» начала внушать мне самый настоящий ужас. Я любила разговоры, но обычные, а не судьбоносные. - Ты можешь больше не заботиться обо мне. Ты выполнила свой долг… Я думаю, тебе больше нечего тут делать… Ты… Наверное, хочешь уйти… Спасибо тебе за все, я рад, что ты была в моей жизни, надеюсь… У тебя останутся только хорошие воспоминания, - моя кисть уже давно получила свободу, но всё равно зависла в воздухе там же, где Грайдер её перехватил своей рукой. Он заискивающе посмотрел мне в глаза, словно хотел что-то в них найти. Я не знаю, что Мест хотел там увидеть. Если честно, я и сама не понимала, как выгляжу со стороны. Наверное, равнодушно, так как понимала, что мимика моего лица совершенно сейчас не меняется. Чертов пакет с продуктами всё ещё стоял на столе и его нужно было разобрать, но мой мир словно снова оказался под угрозой, и пакет был самой меньшей моей проблемой. - Спасибо…  И прости… Что потратил так много твоего времени… - Грайдер упер взгляд в пол, помялся на месте две секунды. Я открыла было рот, чтобы сказать что-то чертовски важное, но слова застряли в глотке, и я захлопнула челюсть, громко клацанув зубами. Губы сами собой поджались, когда я проводила Грайдера взглядом до гостиной, дверь в которую тут же закрылась.
   - Да ты издеваешься, - тихо прошипела я себе под нос, а затем шумно выдохнула. Мне не нужно было успокаиваться, однако я сжала бутылку с водой так сильно, что та жалобно затрещала. Пришлось поставить одну из покупок на полку, а после прижать руки к лицу.
   Ноги сами собой принялись носить моё бренное тело по кухне туда-обратно, от широкого окна до двери. Я снова злилась. Злость закипала где-то внутри меня. И как объяснить Грайдеру, что он идиот? Я остановилась около подоконника и устремила взгляд вниз. Уже перевалило за середину осени. Листья почти опали, а природа начала погружаться в долгий сон. Грязный асфальт, усыпанным такими же грязными листьями красных и желтых оттенков, нагонял тоску. Родители как можно теплее укутывали своих детей и держали над ними зонты. Белокурая девочка лет шести отказывалась слушаться родителей. За окном неприятно моросило, но дождь совершенно не смущал блондинистую бестию. Она сорвала с себя шапку и выбежала из-под зонта. Её звонкий смех было слышно даже через плотно закрытое окно. Родители явно пытались отругать дочь, но в итоге сдались и лишь попросили, чтобы та натянула головной убор обратно. Я склонила голову вбок и отчего-то резко успокоилась.
   Вернувшись к столу, я неторопливо разобрала пакеты. Если Грайдер ждал, что я воспользуюсь его «щедростью» и уйду, то вряд ли действительно что-то понял за этот месяц. Я протерла стол, влажный от отходящих водой продуктов, и вообще привела кухню в порядок, после чего мягко подошла к двери и облокотилась плечом о стену. Собравшись с духом, я постучала по деревянной поверхности, отстукивая костяшками пальцев при этом весьма забавный и даже веселый мотив.
  - Грайдер, ты вроде взрослый, но такой идиот, - я знала, что он находится рядом с дверью. Если прислушаться, то можно было услышать тяжелое мужское дыхание. – Я же вроде ясно тебе сказала, что не уйду пока нужна тебе. И я всё ещё уверена, что нужна. Ты же загнёшься тут без меня, - я фыркнула, подумав о еде. – Полуфабрикаты посадят тебе желудок. Алкоголь уничтожит печень и почки. А ты точно начнёшь пить! Я тебя знаю, - достаточно было вспомнить того Грайдера, который думал, что я умерла на острове Тэнрю. Небритый, пропахший виски молодой мужчина с замашками алкоголика. Какими бы странными не были эти воспоминания, они казались мне прекрасными, ведь именно тогда всё и началось.
   Повисла пауза. Я всё ещё подпирала плечом стену, вглядываясь куда-то в ровно положенный пол. Нежность затопила моё сердце, и я не смогла сдержать улыбки.
   - Я приготовлю ужин, а ты приходи ко мне на кухню, когда будешь готов, ладно? – рука сама легла на дверь, после чего я с любовью огладила дерево. Грайдеру нужно было время, а мне нужно было чем-то занять руки. – И ещё кое-что, - добавила я, уже отойдя от стены и направившись в сторону кухни. – Если ты будешь меня вот таким странным образом прогонять, то я плюну на всё и пойду соблазнять Ромео, - я не выдержала и засмеялась, после чего всё же вернулась на кухню и занялась готовкой.

+1

4

Неугомонные чувства. Буря, что начинала бушевать внутри, вызывая неясные и забытые эмоции. Порой казалось, что душа, которая помнит все в мельчайших деталях, просто пыталась открыть мне глаза, но это мало чем помогало. Я не мог свыкнуться с мыслью о том, что все происходящее вокруг меня всего лишь обрывок из моей жизненной биографии. Маленькая часть, которая должна была заполнить пустые ячейки моих воспоминаний, которые были необъятны. Они были собраны годами, но в итоге все останавливалось на одном, я просто ничего не помнил. Не знал.

Голова болела, я пытался напрячься, чтобы хоть как-то восстановить воспоминания. Пытался хоть что-то сделать, что-то понять. Ну, хотя бы маленькую часть, которая касалась этих сложных отношений. Каждую секунду, пытаясь разогнать туман, я начинал сходить с ума. Мне было сложно и больно, но я хотел. Да, я не знал, что произойдет, если я вспомню, но уверен, что я все равно буду любить эту девушку. Неважно как именно, неважно насколько будут сильны чувства, я буду любить ее, беречь, пусть даже и по-своему.

Я слишком запутался сам в себе, начиная все больше загонять в угол. Из-за незнания начинал сам додумывать то, чего не было или было, но я не помнил. Неприятно, тошно и отвратительно. Сердце щемило, а голова трескалась, доставляя жуткую, нетерпимую боль. После ее слов про то, что мне все еще нужна помощь, что если я продолжу, она уйдет к другому, руки сами потянулись к голове, обхватывая ее. Я пытался успокоиться, пытался понять, что мне делать дальше, но ничего, пусто. Сколько это еще будет продолжаться со мной? Сколько еще кругов ада мне нужно пройти, чтобы я приблизился на одну ступень ближе к своему счастью? Или мне так и жить с головными болями и мутным туманом, который никак не пропускал меня дальше.

Из-за собственных проблем, я начинал сводить с ума Венди. Она, правда, очень заботилась обо мне. За это время она мне стала самым близким человеком, которым была раньше. Она пожертвовала своей дружбой, чтобы остаться рядом. Все время оставляла меня дома не потому, что так хотела, а потому что я и правда, ни на что не годился. Не уходила, боялась, что я снова привыкну к бутылке и похмелью, о которых я тоже ничего не помнил. Какая ирония. Я маг, который способен изменять память (судя по словам своих друзей), сам же попался в свою ловушку. Видимо, не настолько я был умел, как говорит Марвелл, раз смог угодить в капкан собственной магии. Я знаю, догадки были необоснованные и еще не доказаны, но я чувствовал, что к памяти приложил руку сам.

Сколько бы не старался практиковаться в собственной, забытой мною магией, вернуть память не получалось. Какие-то обрывки, небольшие случаи из жизни. Воспоминания, которые не носили в себе нужной мне информации, лишь выводили меня из себя. Терпеть этого не мог. Просто невыносимо и глупо. Если я продолжу в том же духе, то легко смогу превратиться из нормального человека в душевнобольного. Настолько на меня давило это незнание, что до схождения с ума на нервной почве мне было не так далеко.

###

Прошло время. Я продолжал сидеть на холодном полу, сконцентрировав свой взор в одной точке. На самом деле я смотрел сквозь нее, куда-то в пустоту, просто пытаясь что-то предпринять. Та единственная слеза, что соскользнула по щеке, давно уже высохла и испарилась. Глубоко вздохнув, а после, тяжело выдохнув, я снова постарался собрать свои мысли на одной проблеме, но было уже поздно. Я просидел в комнате слишком долго. В животе неприятно бурчало, хотя почему-то я думал, что не хочу есть. Меня тошнило при одной мысли об ужине. Проблема настолько сильно засела в голове, что отгоняла прочь все остальное.

«Да, черт с этой памятью… Я не хочу терять ее… Я должен извиниться… Я должен! Я хочу! Я ведь люблю ее…» - сдавшись своему здравому разуму, я приподнялся, чтобы вновь встать на ноги и направится прочь из комнаты, чтобы поговорить с ней. Чтобы извиниться, пусть это даже и не поможет. Если она захочет уйти, я держать не буду. Это будет ее выбором, однако я слишком надеялся на то, что она испытывает ко мне то же самое, что и я.

Со скрипом, открыв дверь, я все-таки вышел в коридор. Впервые за весь день. На часах было около девяти вечера. Я настолько долго просидел в комнате, что и не заметил, как время обернулось против меня. На секунду я испугался, что Марвелл уже покинула квартиру, но тогда бы я смог услышать, как хлопает дверь. Однако я настолько погрузился в мысли, что совсем ничего не мог заметить. Наверное, если бы на улице раздался взрыв, я бы  тоже его «прозевал». Но я никогда не был так счастлив, когда уже отчаявшись, обнаружил девушку в спальне, где она обычно ночевала, пока жила со мной. Она сидела на кровати, а я просто печально смотрел, пытаясь подобрать слова и каждый раз стыдливо убирая глаза на пол, видя ее взгляд. Если бы я был на ее месте, я бы просто развернулся и ушел от такого человека, а она терпела все мои выходки. Терпела все, что я вытворял. Наверное, если бы у меня были первые признаки психических заболеваний, она бы все равно была рядом, всю жизнь, если понадобиться. Почему же я ломаю все это, наплевав на ее старания? Почему я веду себя как эгоистичное животное, которое вместо того, чтобы поблагодарить, просто уходит, отдавшись на волю ревности и выдуманной заботе?

-Венди, я… - подбирать слова всегда сложно, особенно, когда хочешь извиниться. – Я просто… - все время самое главное обрывалось еще, не успев начаться. Просто я думал о многом. О своей ревности, о разрушенных отношениях с Шарли, о будущем «небесной девы»… Меня бесило, что она так часто уделяет внимания Ромео. Бесило, что не берет меня никуда, считая каким-то инвалидом. Раздражало, что я ничего не помню, а она помнит и оттого грустит… Сначала я хочу одного, потом другого. Я запутался сам в себе. Я хотел сейчас промолчать и уйти, а с другой стороны хотел просто почувствовать ее тепло от прикосновений. – Я хотел… - ничего я не хотел. Даже не так. Я не мог. Все еще сложно выразить все чувства, которые меня переполняют, поганя мою и без того, отвратительную жизнь.

Не знаю, я уже свихнулся или просто на секунду поддался какой-то слабости, но сразу после своих последних недоговоренных слов, я  подошел к Венди, схватил за руку и притянул к себе с такой силой, чтобы девушка моментально «упала» на мою грудь, а после сразу же страстно прижался своими губами к ее.

Снова буря, но уже не та, которая причиняла боль. Теперь она другая. Страстная, пылкая. Я пытался что-то узнать таким нестандартным методом. Отыскать ответы на вопросы в поцелуе. Пытался разобраться в себе с помощью нашего физического контакта. Я просто хотел ее сейчас… Просто хотел взять ее, сделать своей прямо сейчас. Не знаю, что именно на меня нашло. Я думал о ее взаимоотношениях с темноволосым огненным волшебником. Думал о Шарли, которая настраивала ее против меня. Думал о ее будущем, но не со мной. Хотел же что-то сказать по этому поводу. Хотел что-то придумать, но потом меня словно переклинило. Теперь я хотел только ее. Всю… Ведь где-то в глубине души, я все еще верил: «Она моя…»

+1

5

[NIC]Wendy Marvell[/NIC] [STA]моё солнце и звезды[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/RO5bl.jpg[/AVA]
   Шантажировать Грайдера моим уходом к Ромео было подло и низко. Пусть это были только слова, ведь я на деле ничего такого не сделала бы, но внутри был какой-то неприятный осадок, пока я стояла у плиты и смотрела, как пузырится соус на сковороде. Ужин обещал быть вкусным, горячим и одиноким.
   Отчего-то я ждала, что Мест появится на кухне минут через пятнадцать после моих громких слов, но время тикало, а я томилась в ожидании точно так же как этот чертов сливочный соус с чесноком. Грайдер не вышел из гостиной даже тогда, когда я уже отужинала. Вытерев уголок губы краем салфетки, я зло скомкала ни в чём неповинную вещь и кинула её куда-то в сторону столешницы, после чего встала и ушла в спальню. Забравшись на кровать с ногами, я села по-турецки и закрыла глаза, стараясь не злиться и не обижаться на человека, который сидел сейчас в соседней комнате. Серьёзно, Грайдер не был ни в чём виноват. Или я просто себя в этом убеждала? Впрочем, это не имело никакого значения, так как ситуация всё равно была паршивой.
    - Венди, я… - я шмыгнула носом и подняла взгляд на Грайдера. Тот стоял в дверях и что-то мямлил себе под нос. Я же испытывала лишь жгучее желание обвинить его в том, что ужин остыл, а наслаждалась я им одна. Хотя вряд ли именно это могло бы по существу задеть Места. - Я просто… - я молчала. Видят Боги, как тяжело мне это самое молчание далось, так как голова буквально взрывалась от этих едких мыслей. «Ты просто… что? Идиот? Да я даже отрицать не буду. Только признай». Наверное, молчать не стоило, но мне и правда было интересно, что ещё мне может сказать этот мужчина. Я придвинулась на самый край широкой кровати и опустила ноги на пол, склонив голову вбок и смотря на Места с неподдельным интересом. - Я хотел… - «Обидеть меня? Задеть? Унизить? Всё вместе? Ну что-то из этого списка у тебя точно сегодня получилось». Я снова непроизвольно шмыгнула носом, после чего с силой потерла руками лицо.
   Мне стоило сказать хоть что-то, так как Грайдер вообще перестал говорить. Образовавшаяся пауза заставила меня испытывать странный, доселе противный дискомфорт от возникшей ситуации. И я бы обязательно высказалась ещё раз, коль только я сегодня способна выдавать мысли, которые несут в себе хоть какой-то смысл. Только вот Мест не дал мне этого сделать.
   Он оказался рядом быстро и внезапно. Его рука сковала моё запястье и дернула вверх с такой силой, что я тут же вскочила на ноги и прижалась к Грайдеру. От неожиданности у меня выбило весь воздух из лёгких, а после того, как мужчина снова поцеловал меня, то я вообще забыла, как правильно нужно дышать. Не знаю, что именно нашло на Места. Будь то злость, обида или ревность, выливалось это в какое-то странное и ужасно знакомое горячее чувство, которое начинало течь по венам.
   Моё желание ругаться и в чём-то Грайдера обвинять сошло на нет. Пальцы скользнули по груди мужчины, обтянутой рубашкой. Хотелось избавить родное тело от одежды, хотелось, чтобы эти самые руки стянули шерстяное платье с меня. Голова начала кружиться то ли из-за самого поцелуя, то ли из-за этой близости, то ли из-за жгучего недостатка кислорода.
  «Взять ты меня хотел, да, Мест?». Мысль ударила меня молотом по вискам, и я резко отстранилась от Грайдера, запоздало осознав, что платье сползло с плеча, оголяя левую грудь, обтянутую красивым ажурным лифом. Резко стало неловко и как-то стыдно. Я держала Места за плечи ещё около пары секунд, после чего тут же принялась поправлять одежду.
   - Стоп, - всё ещё тяжело дыша, начала говорить я, прикладывая нечеловеческие усилия, чтобы не смотреть Грайдеру в глаза. – Ты хоть понимаешь, что делаешь? – выдавливать из себя слова было ужасно тяжело, так как голова всё ещё кружилась, а сама я явно не могла стоять на ногах ровно. Внутри меня поселилась уверенность, что стоит мне сделать хоть один шаг, как я рухну, если у меня не будет помощи. – Я девственница. Хоть это ты помнишь? Маленькая такая деталь, - сарказм, ирония и чёрт знает что ещё смешалось в моём голосе. Какой-то странный страх, о существовании которого я уже и не помнила, вернулся ко мне с новой силой. Страх оказаться Грайдеру ненужной после того, что может между нами произойти. – Я не буду твоей, пока ты не вспомнишь, Мест. Я не позволю тебе… - палец ткнулся в широкую грудь Грайдера, а я всё боялась, что мой голос будет звучать недостаточно убедительно. – Потому что я не хочу оказаться на обочине, когда ты поймёшь, что я тебе дорога лишь как младшая сестра или просто хорошая знакомая, - воздух выбило из легких, и я заставила себя шумно вздохнуть. – А теперь извини меня, я должна подышать воздухом, - после этих слов я обогнула Грайдера и решительно направилась к выходу, с каким-то детским восторгом осознав, что на своих двух стою весьма прилично.
   На ходу я поправила волосы, после чего в прихожей влезла в осенние сапоги. Пальцы на автомате стянули темно-синюю куртку с вешалки, после чего я взяла небольшую сумку и покинула квартиру.


   - И ты просто ушла? – Ромео встретил меня в гильдии, где никто толком не обратил на меня внимания, когда я переступила порог. Пришлось рассказать Конбольту всё, что произошло на квартире Грайдера. Я вливала в себя третью кружку вина, когда пришлось кивнуть. – Боже, Венди, не пей так много. Кана в этом деле всё равно победитель, - я лишь фыркнула на его слова, но кружку отодвинула к краю, опрокинув голову назад и закрыв глаза. Хотелось захныкать как маленькой девочке, что, собственно, я и сделала, вызвав тем самым забавный смех со стороны Ромео.
   - Что мне делать? Это становится слишком тяжело и глупо, - я снова опустила голову и посмотрела на парня. Из-за выпитого контуры юношеского лица уже не были четкими, однако я всё ещё хотела напиться и, возможно, остаться ночевать сегодня на съёмной квартире, которую я пока оплачивала. – Вот сейчас я его привлекаю в этом плане. Мы с ним переспим. А потом он вспомнит и «Соррян, Венди, но это было небольшой ошибкой, мне очень жаль. Я помогу тебе вывезти твои вещи», - Ромео посмеялся, но это лишь больше меня расстроило. Я сложила руки на столешнице и уронила на них голову. Пробегающая мимо Лисанна заменила мой пустой стакан на полный, не задумываясь о том, нужно это мне или нет. Сестры Штраусс неприлично много работали, так что такие косяки в обслуживании случались и у них. – Вот так любишь человека, а он стирает тебя из своей памяти, - тихо проговорила я, и смех Ромео тут же оборвался. Мы не говорили с ним о том, что Грайдер мог сам стереть меня из своей жизни, потому что оба понимали, насколько тема для меня болезненная. Однако я была пьяна и совершенно беспомощна, так что слова сами срывались с моего языка.
   - Я отведу тебя домой, Венди, - тяжело сказал Ромео, поднимаясь изо стола.
   - Нет, мне сегодня там делать нечего, - я тоже выпрямилась и посмотрела на руку Конбольта, которую тот протягивал мне. Не особо задумываясь, я вложила свои пальцы в его и поднялась с лавочки. – Сегодня буду спать на съёмной.
   Ромео не стал меня ни о чём спрашивать. Держа юношу под руку, я вышла из гильдии, слегка пошатываясь. И какого же было моё удивление, когда двадцать метров спустя, подняв глаза, я увидела перед собой Места. Проморгавшись и чуть помотав головой, я подумала о том, что часы должны показывать уже давно за полночь.
   - Ты чего тут делаешь? – пролепетала я, обнимая руку Ромео крепче.

+1

6

Огонь, разгорающийся ярким пламенем в груди, начинал полностью сжигать меня. Словно разбушевавшийся внутри вулкан, все начинало кипеть, искриться. Становилось жарко, оттого голова начинала кружиться. Я не понимал самого себя. Чувствовал, что что-то не то, что-то идет совсем не так. Но разум проиграл перед животными инстинктами, которые начинали больше пожирать, пытаясь добиться своего.

Воздуха не хватало, но прекращать поцелуй не хотелось. Чувствовал ее руки на своей груди, оттого возбуждение уже начинало накалять нижнюю часть. Я знал, что нужно остановиться, что это не правильно, но никак не мог. Словно порыв эмоций нахлынул со страшной силой и уже не выпускал, не давал мне контроля над собой. Но, кажется, не я один осознавал, что совершаю глупость и ошибку. Я снова оплошал.

Венди решила все за нас. Оттолкнув меня, она четко дала понять, что не стоит делать того, что потом может пойти прахом. Точку поставили ее слова. «Идиот…» - сжав зубы, опуская стыдливо взгляд на пол, я уже был готов сам себя растерзать и отправить в ад. Тяжело выдыхая каждый раз, казало, что вот-вот и станет еще хуже. Когда девушка уже стала собираться, я должен был что-то сказать. Должен был остановить. Но слова просто не могли составить грамотное предложение, которое могло быть моим спасителем. Я совершал ошибки раз за разом, не научившись чему-либо из своего предыдущего опыта. Мало того, что я страдаю по собственной воле амнезией, так еще и начинаю забывать, как правильно, говорить, как выразить те накопившиеся во мне чувство. Я был готов заключить сделку с самим дьяволом, лишь бы все вспомнить. Я хотел лишь остаться с ней, но сам оказывался все время причиной наших конфликтов и ссор. Ничему меня жизнь не учит.

Она сказала, что хочет подышать свежим воздухом, а я лишь продолжал стоять в комнате, слыша, как закрывается входная дверь. Ничего не сказал, не сделал. Словно безжизненный кусок пластикового материала, который только и может двигаться по чей-то подсказке. Моих отрицательных качеств сейчас было настолько много, что пересчитывать можно было до самого утра.

###

-Ты идиот? – послышался в лакриме, стоящей передо мной, знакомый, женский голос. – Ты вроде память потерял, а не рассудка лишился!

-И без того тошно, - холодно отвечал я девушке, которая решила узнать о моем состоянии по приказу своего мастера, да и услышать последние сплетни про меня и Марвелл. Что же скрывать мне точно было нечего. – Ладно, ты позвонила, чтобы узнать как я, а не мою личную жизнь обсуждать. Я в порядке, можешь так и передать Джерару, чтобы не беспокоился. Правда, магию я так и не освоил, поэтому на задания выйду не скоро и помочь пока ничем не смогу. Все… До связи…

-Скажу одно напоследок насчет Венди, - голос блондинки звучал весьма серьезно, что и немного удивило меня. Какое ей было дело до моей личной жизни? – Если ты не исправишь ситуацию, то потеряешь то, что тебе было дороже всего. Если уже не потерял… - на последних словах лакрима отключилась, а голос Сорано больше не звучал из кристалла.

Тяжело вздохнув, я поднял голову, направляя безжизненный взгляд на потолок. Мне казалось, что я пребываю в каком-то ужасном сне, похожим на вечный сериал, с не очень счастливым концом, судя по развивающемуся сюжету. На сердце тяжело, в голове туман, а в глазах пустота и обдумывание всего того, что произошло за эти дни.

Дело близилось к ночи. Марвелл не было. Хотя на что я вообще надеюсь? Сначала отталкиваю, потом сам притягиваю к себе. Конечно, она не вернется сегодня, я это понимал. Но больше злила мысль о том, что она сейчас, скорее всего в гильдии, и возможно не одна. Слова Агрии, насчет того, что я уже все потерял, били по голове огромным молотком. Они отдавались эхом, делая в мозге все больше трещит. Только после того, как я почувствовал ненормальную боль в височной области, понял, что, кажется здесь не в словах дело.

Меня снова начали посещать обрывки воспоминаний. Но странно, в этот раз они были яснее, четче. Схватившись за голову, я пытался вновь остановить нагнетающую меня боль, которая начинала мучить тело. Вместе с воспоминаниями, приходили и какие-то чувства, не знакомые до этого момента. Словно тот самый туман начал рассеиваться в голове. Я вспомнил коробочку, которую спрятал, перед тем как уйти, а потому, когда приступы прекратились, я решил проверить там ли она еще, где я ее и оставил.

Встав с дивана, к которому я уже «прирос», я стал шарить по полкам, где мог оставить то «сокровище», которое должен был отдать Венди в ее день рождения. Недолго я побывал в образе следопыта, найдя бархатную коробочку именно в том месте, о котором и вспомнил. Открыв ее, я взглянул на кольцо, которое уже давно должно было красоваться на безымянном пальце девушки. От таких мыслей становилось еще тошнотворнее. И вот, вместо того, чтобы мы жили счастливо и говорили всем, что мы «семья», я стоял посреди комнаты и «оплакивал» свою память, а Марвелл где-то, а может даже и с кем-то, плутала по улицам Магнолии или же сидела в гильдии.

«Ну, и что мне теперь делать?» - вопрос был весьма логичным, но шел, к сожалению, в пустоту. Однако не знаю, можно ли это назвать судьбой или же новым испытанием на мою и без того больную голову, но ответ мне пришел, и он был весьма не оригинальным. В голове будто раздался взрыв, и сверкнула яркая вспышка. Я чувствовал боль, но из-за того, что все тело начинало наполняться странными чувствами, эмоциями, я ее практически не ощущал. В голове все четче прорисовывались картинки прошлого. Неужели, наконец-то, я смог? Спустя стольких дней моих мучений, я смог вспомнить?! Правда?! Наверное, этому событию я был счастлив больше, чем своему дню рождению или новому году. Нет, не так, я просто не мог поверить в это.

От переполняющих меня счастьем и радостей чувств, я стремительно бросился к лакриме, чтобы проверить, не играли это моего сознания с моим телом и памятью. Может, я сам того не ведая, создал себе ложны воспоминания, или просто прибываю в бреду? Может, я просто сошел с ума? Мне нужны были доказательства, что та головная боль, что была пару секунд назад, которую вызвали мои возникшие из ниоткуда воспоминания, дополнив и без того «прекрасное» состояние наборами чувств и слабостью в теле. Правда, когда я чуть ли не рванул к кристаллу, никаких побочных симптомов уже не ощущал. Кажется, вернувшаяся память помогла мне в излечении.

-Сорано, эй, слышишь? – возбужденно – счастливым голосом говорил я. – Спроси меня что-нибудь, что связано с моим прошлым то, чего я не знал в настоящем, ну, давай!

-Ты головой ударился или на почве ссоры с любимой крыша поехала? – непонимающе произносила девушка, с которой я вроде бы уже и попрощался, а теперь говорю с ней, словно психопат.

-Нет, я, кажется, все вспомнил! – не обращая внимания на ее сарказм, продолжал радоваться я. – Просто хочу проверить, не моя ли магии создала мне лживые воспоминания, на почве депрессии.

-Ну, если вспомнил, тогда примени магию. Это будет лучшим доказательством, что твои воспоминания не ложны… - уже явно уставшим голосом, говорила девушка.

-Точно магия! – как же я сам не догадался до такого, поэтому, не без помощи «звонок другу», я попробовал порыться в освобожденной из тумана памяти и напомнить самому себе, как нужно перемещаться. У меня получилось сразу же. Стоя рядом с лакримой, я смог перепрыгнуть в пространстве, оказавшись в коридоре. – Работает! Сорано, оно работает! – восхищался я, чуть ли не визжа, как ребенок, подходя снова к кристаллу. – Нужно пойти к Венди, сказать ей обо всем! – внезапно вспомнил я.

-Ну, раз ты все вспомнил, то значит и то, почему ты в прошлый раз ушел… Ну, и что чувствуешь сейчас к ней? Снова любовь, как к сестре или все-таки воспринимаешь ее как девушку?

-Ни то, и ни другое, - резкое молчание с другой стороны лакримы, явно заставило собеседника удивиться такому ответу, я же в свою очередь усмехнулся. – Она ведь моя будущая жена… Поэтому и чувства куда сильнее…

-Ну, наконец-то, тогда удачи. Потом расскажешь, чем дело кончилось, - теперь лакрима выключилась в надежде, что больше не загорится, хотя бы сегодня.

###

Основной задачей для меня являлось найти Венди и все рассказать ей. Счастье переполняло меня, поэтому я не мог не светиться, чем-то похож был на идиота. Однако я знал, что теперь все будет отлично и хорошо. Теперь я смогу сделать ей предложение. Теперь я смогу, сделать ей… Предложение… Так я думал до того момента, пока по дороге в гильдию, не наткнулся на нее. Счастливые и радостные ощущения моментально куда-то улетучились, а на лице появилось что-то холодное, слегка злое. Она шла рядом с ним.. Обнимала руку. Стало настолько противно и обидно, что даже сказать что-то было сложно. Конечно, вспомнив ее слова и слова Сорано, я все понял. Девушка была права… Я опоздал…

- Ты чего тут делаешь? – спросила она, а у меня уже в это время потерялся дар речи. Нет, скорее мне просто не хотелось ничего говорить. Сейчас хотелось просто уйти.

-Нет, ничего… - отводя взгляд в сторону, чтобы не сорваться, сухо ответил я, разворачиваясь в сторону дома. – Просто забеспокоился о тебе и пошел искать. Но, кажется, зря. Извините, что помешал. Счастливо…

Глупо было начинать «отбивать» ее, да и нелепо как-то. Говорить, что я все вспомнил? Ну, я думаю, она поймет, после того, как переместился от них обратно в свою квартиру. Она и правда, сделала свой выбор. Я же лишь выставил себя дураком, не больше. Хотелось исчезнуть и раствориться уже в собственной квартире, осознавая всю тяжесть, полученную от этой встречи. Я совру, если скажу, что не хотел ударить ее «нового ухажера». Совру, если скажу, что не хотел забрать ее, не хотел унести подальше, не хотел сделать предложение… Но, кажется, все рассыпалось… А в кармане я все так же сжимал эту бархатную коробочку, которая так и не нашла своего применения… Видимо… Не судьба…

+1

7

[NIC]Wendy Marvell[/NIC] [STA]моё солнце и звезды[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/RO5bl.jpg[/AVA]
Без тебя живу и чахну;
Без меня ты тоже чахнешь.
А я тебя увидев ахну;
Ты меня увидев ахнешь.

   Как-то Ромео сказал, что я очень красивая. Рядовой комплимент, ничего особенного, но если подумать, то становится как-то по-другому внутри от его слов. Это ведь было не просто «Ты красивая, Венди». Это было «У тебя глаза цвета растопленного шоколада, но, когда ты в ярости, они меняются. Этот теплый оттенок стирается цветом промерзшей земли, познавшей все северные ветра». И ещё несколько таких же странных, но чарующих ассоциаций. Мы с Ромео просто друзья, но он знает меня достаточно хорошо, чтобы понимать – я не куплюсь на такие красивые речи, однако приятно мне всё равно будет.
   Я была девушкой, и мне было свойственно нуждаться в чём-то сильном плече. Даже если я отчаянно отказывала признавать эту необходимость, она не пропадала бесследно. Конбольт никогда не заставлял меня признавать мою слабость, он просто был рядом. Вот и сейчас, придерживая меня, шатающуюся и что-то тихо скулящую себе под нос, юноша просто был рядом, дабы спасти от разодранных в кровь коленок. А я бы обязательно навернулась, если бы оказалась без побочной помощи.
   Ромео прекрасно осознавал, что не является моим «принцем на белом коне». Эта привилегию он собственноручно отдал в руки Грайдера много месяцев назад, а вот сейчас начинал жалеть о том, что сдался, как ему самому казалось, очень рано. Видеть меня в таком разбитом состоянии Ромео было тяжко, а я всеми силами старалась игнорировать это. Мне своих переживаний хватало с головой, чтобы ещё о чувствах Ромео думать. Это во мне говорило вино, не обращайте внимания. Трезвая я совсем не такая страшная эгоистка.
   Но увидеть Места прямо посреди дороги… Это слишком. И вроде бы я задаю вопрос, но мне всё равно кажется, что это моя пьяная галлюцинация. Мозг любит играть в страшные игры, которые до добра не доводят. Например, подсовывать образы необходимых людей. Так что я не сбрасывала со счетов то, что вино решило поиграть с моим разумом в прядки, создавая весьма приятные иллюзии.
   - Нет, ничего… - «пьяные галлюцинации со мной разговаривают», - мысль показалась мне умилительной, и губы сами собой растянулись в улыбке. Мест же отвел взгляд в сторону, после чего и вовсе отвернулся. Я поморщилась, крепче сжимая пальцами руку Ромео, боясь рухнуть на ровном месте. - Просто забеспокоился о тебе и пошел искать. Но, кажется, зря. Извините, что помешал. Счастливо… - я хотела было открыть рот и что-то сказать, но банально не успела. Грайдер, черт его дери, растворился в воздухе, а я лишь досадливо цокнула языком, тихо бормоча проклятья под нос, мол «эгоист какой» и что-то ещё в этом же духе.
   Ромео всё ещё стоял на месте, а мне это топтание уже надоело. Поэтому я призывно дернула парня за рукав кофты. Поднялся ветер, и я шумно вдохнула, надеясь, что хотя бы воздух с первыми северными нотками сможет погасить пьяную злость внутри меня. И правда помогло. Мозг немного просветлел, и я поняла, что, собственно, моя галлюцинация была ещё более-менее вежливой. Мой настоящий Грайдер переломал бы Конбольту косточки, если бы только увидел нас вместе, а этот просто ушёл, даже ничего толком не сказав.
   - Венди! – Ромео резко схватил меня за плечи и встряхнул. Я не сразу поняла, что до этого момента он что-то говорил, но раздражение на его юном лице как бы намекало на то, что я совершенно его не слушала несколько последних минут. – Твою мать, это был Грайдер!
   - Ты тоже его видел? – заторможенно задала я вопрос, склонив голову к плечу. Та отчего-то начала казаться ужасно тяжелой. – Он ведь был моей гал.. лю…
   - Нет, он правда тут был, - Ромео перестал трясти меня на плечи. Теперь он просто крепко держал меня за них, лишь бы я снова не начала шататься из стороны в сторону. Я шмыгнула носом, глядя на Ромео большими и печальными глазами. Если Грайдер и правда был здесь, то ему даже нет толком дела до того, с кем я провожу время. Ничего внутри него не осталось. – Венди… - Конбольт заставил меня сосредоточиться. Но видят боги, как сильно я этого не хотела. – Он использовал пространственную магию. Ты поняла? Он переместился! Венди, он всё вспомнил! – радость на лице Ромео никак не вязалась с моим скулежом. Я отрицательно помотала головой. Это не могло быть правдой, потому что… потому что… А, собственно, почему нет? Если Грайдер всё вспомнил, то я могу ему теперь быть и правда не нужна. Это даже что-то объясняет.
   - Значит, он больше не нуждается в моих услугах, - совсем тихо пробормотала я, прижав прохладные руки к лицу. – Ромео, отведи меня, пожалуйста, в квартиру. Я так устала… Я так устала…
   Парень не стал ничего говорить больше. Снова став мне опорой, Конбольт помог добраться мне до двери. Всю дорогу я причитала о том, какая нелегкая у меня судьба, задавая при этом вопросы из разряда «чем я всё это заслужила?». Конечно, Ромео не мог мне ответить. Всё что он мог – это уложить меня в кровать и укрыть пледом, поставив на тумбочку стакан воды.
   Когда-то я обещала Месту, что не буду пить без него. Но без него отвратительно сильно хочется нализаться так, чтобы не стоять на ногах и при этом, желательно, ничего не помнить. Только голова работает хорошо, и я помню. Входная дверь закрывается с тихим щелчком, когда Ромео покидает мою цитадель одиночества. В моей голове тоже что-то щелкает, и я начинаю плакать, утыкаясь носом в подушку и стискивая пальцами одеяло с такой силой, что костяшки белеют. Я бы рыдала Грайдеру в плечо, если бы могла. Но возврат его воспоминаний и почти равнодушный тембр снова вернули меня мысленно в тот самый день, когда он точно так же посмотрел, а потом встал и ушёл. Сейчас отчего-то понимаю, что Мест уходил от меня навсегда, безвозвратно и безжалостно.


   Ромео стучится в чужую дверь, посекундно переступая с ноги на ногу. Он нервничает. Если честно, он боится Грайдера. При этом Конбольт не считает свой страх чем-то постыдным, он ведь в курсе, что Мест сильнее и опытнее. А ещё они всегда были не в самых лучших отношениях. Сближение Ромео с «небесной девой», конечно, не сделали эти отношения лучше. Теперь то уж точно.
   Конбольту кажется, что стука мало, а потому он настойчиво жмёт на кнопку звонка до тех пор, пока не слышит шаркающие шаги по ту сторону. Внутри у Ромео всё предательски сжимается, но он заставляет себя стоять на меня при помощи одной единственной фразы «это всё ради Марвелл». Только это может иметь сейчас хоть какой-то действительно важное значение.
   Дверь открывается, и Конбольт видит Грайдера. Секундная пауза дана Ромео лишь для того, чтобы тот успел сделать глубокий вдох. Один единственный. Перед смертью ведь всё равно не надышишься, а Конбольт, можно сказать, пришёл на плаху ради великой цели.
   - Мне плевать, что ты думаешь, - Ромео выдаёт эту фразу на одном дыхании, а потом начинает тараторить так, что становится интересно, как у молодого парня вообще дыхалки хватает на такую длинную речь. – Между нами ничего и никогда не было. Слышишь, Мест? Она не любит меня. И никогда не сможет полюбить. А мне это и не нужно. Венди – мой друг. И ты своим равнодушием делаешь ей больно, черт возьми! Она сейчас скорей всего там лежит и плачет, потому что поняла, что ты всё вспомнил и просто ушёл. Наверняка думает, что не была нужна тебе тогда, не нужна и сейчас. Я был рядом с ней, когда ты ушёл от неё. Я видел, как тяжело ей всё это далось. Она ведь бросилась к тебе, когда ты пришёл домой, чтобы поговорить, за всё извиниться, вернуть хоть что-то. Она… - Ромео поджал губы и покачал головой, всё ещё глядя в глаза Грайдера. Смелость и храбрость должны были вот-вот иссякнуть, но парень надеялся, что ещё запала хватит ещё на чуть-чуть. – Она заслуживает объяснений, Мест. Даже если она и правда тебе больше не нужна, ты должен перед ней объясниться.
   Ромео Конбольт – мой хороший друг и верный слушатель. Мало что говорит и в основном что-то делает. Его можно было бы любить только за это, но Ромео был прав. Я не любила его в романтическом смысле этого слова.

+1

8

◄Закрыв глаза, я вновь ощущаю
В бесцветном мире тебя теряю,
Твоё тепло исчезает, и боль терзает.►

Чувство, когда начинаешь терять нечто ценное для себя, заставляет тебя совершать порой необдуманные поступки. Депрессия, боль, страх. Ты начинаешь чувствовать все сразу, перешивая это в один коктейль внутри тебя. Тебе становится хуже с каждым днем. Удар от увиденного, или от нечто ощутимого, просто не дает сконцентрироваться и думать, как нормальный человек.

Да, это все я сейчас ощущал на себе. Чувствовал, как начинаю сдаваться и опускать руки. Когда я вернулся домой, мне хотелось разнести квартиру. Хотелось уничтожать, разбивать, крушить. Ярость – это первая стадия, которая накрыла меня непонятным, незримым чувством. Второй было отчаяние. А третьим являлось решение уйти, исчезнуть. Никогда раньше я не хотел так сильно убежать из этого города и больше никогда не возвращаться сюда. Тяжкая ноша, которая обременяла, просто убивала изнутри, злив меня, накаляя, словно вулкан перед взрывом.

-Черт… Черт… Черт! – передвигаясь из одного угла комнаты в другой, периодически хватаясь за голову и сбивая какой-нибудь интерьер мебели. Словно разъяренный зверь, бродящий по клетке, мне хотелось разорвать, разодрать всех, кого увижу. К счастью, в комнате со мной никого не было, а потому я срывал свою ярость на неоживленных предметах.

Успокоиться я никак не мог. Увидев, что лакрима связи начала светиться, вызывая меня в очередной раз, стало последней «каплей». Я знал, что такая новость, как возвращение моей памяти, будет на руку «Греху Ведьм», ведь я снова мог выполнять задания, поэтому, с горяча, я, взяв лакриму, ответил в тот же момент.

-Ну, что поговорил? – с улыбкой произносила девушка, еще не зная всех подробностей. – Я знаю, что тебе сейчас не до этого, но…

-Я ухожу из гильдии, - спокойно проговорил я.

-Ч… Чего?! – Сорано, видимо, ожидала услышать все что угодно, но не такое. – Тебе опять что-то на голову прилетело?

-Нет, я серьезно! Я… - в какой-то момент, говорить стало тяжело, воздуха, будто не хватало.

-Так, угомонись! Ты сделал то, что хотел?! Ты поговорил с ней?! – уже тараторила блондинка, пытаясь выяснить, в чем дело и что стало причиной моего скоропостижного решения. Оно и понятно, ведь, если я уйду из «Хвоста Феи», то велика вероятность, что больше никогда не возьмусь за совместные дела с независимой гильдией, а им это явно не было на руку.

-Хах, - усмехнулся я, вспоминая ту глупую ситуацию, в которой только что побывал. – Не успел, кажется, меня опередили.

-Идиот! Иди и поговори! – уже повышая голос, чуть ли не кричала барышня, видимо, закипая от злости. – Ты опять выдумал себе что-то, а потом жалеть будешь! – но не успела, она закончить меня воспитывать, как в дверь позвонили, а позже стали бесцеремонно стучать. Кажется, я был кому-то нужен еще больше, чем дамочке, которая решила поучить меня уму разуму.

-Ладно, ко мне пришли, - не успела Сорано договорить, что она «не договорила», как я отключил лакриму и подошел к двери. Предчувствие было не хорошим, а когда я открыл дверь и посмотрел на темноволосого парня, то понял, что мое предчувствие никогда меня не обманывает. Скорее всего, это было связано с моими сенсорными способностями, но сейчас у меня даже не было времени, чтобы думать об этом.

На самом деле, я думал, что он пришел похвалиться своими достижениями, или получить хорошенько по роже. Может, он маленький мазохист, я же не знал этого. Но меня поразила его настоящая причина. Он начинал утверждать, что они друзья, чем вызвал на моем лице лишь усмешку, не больше. Я все еще был взбешен, но пытался контролировать себя, запирая неугомонного зверя в клетку.

- Даже если она и правда тебе больше не нужна, ты должен перед ней объясниться,  - когда воцарилась тишина, я даже не знал, что сказать, выслушав объяснения парня, которого все еще должен по идее считать своим конкурентом, но сейчас это вызывало лишь усмешку и фырканье в его сторону. Я рад, что у Венди есть такой друг, но верить ему, все еще не хотелось. Уж тем более был уверен, что с ним мы явно не поладим.

-Ты – идиот… - лишь проговорил я, и хлопнул дверью прямо перед его носом. Не хотелось больше ничего говорить, а уж тем более еще что-то выслушивать. Да, возможно, грубовато, но мне было как-то наплевать на сопляка, который решил «благородно» помочь мне. Хотя, сказать честно, он смог это сделать только одним, теперь я знал, что Марвелл была у себя, и оттого становилось намного легче.

Уняв свою злость и ярость, еще раз перебрав все слова, сказанные Конбольтом, я снова вспомнил Сорано, которая мне тоже что-то визжала о том, чтобы я поговорил с Венди. Что же, теперь, когда я уже мог спокойно и здраво рассуждать, я и правда, решил отправиться к ней. Но, чтобы не ждать под дверь и трезвонить в звонок, решил по старинке переместиться сразу в квартиру. Я знал, где она живет, так что проблем с адресом у меня не было, точно так же как и с поиском квартиры.

-Хватит уже реветь… - выдыхая, говорил я, уже стоя посреди комнаты, где была кровать с маленькой, синеволосой девушкой. – Твой друг не солгал… Ну, надо же… - с неким сарказмом в голосе усмехнулся я. – Однако, если я снова его увижу, то прости, но сдерживаться больше не буду, - подойдя к кровати, присел на край. – Идем домой, Венди… Выпьем чаю, а лучше вина, я наконец-то смогу насладиться твоим теплом, а потом… - слегка призадумался. – А потом ты успокоишься и сменишь свою фамилию…

+1

9

[NIC]Wendy Marvell[/NIC] [STA]моё солнце и звезды[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/RO5bl.jpg[/AVA]
   Прохладный уличный воздух, конечно, заставил меня немного протрезветь, благодаря чему моя голова уже не кружилась так яростно и отчаянно. Но я всё равно чувствовала себя паршиво. И на этот раз виной тому было не алкогольное опьянение, а тупая душевная боль, из-за которой хотелось жалобно скулить и просить кого-нибудь о помощи.
   Ромео, конечно, слёз моих не видел, так как я удачно держалась до его ухода. Однако мне было достаточно самой понимать, что я расклеилась, чтобы ненавидеть себя за это больше обычного. И лежа в кровати, я думала о том, что жизнь с Грайдером хоть иногда и казалась тяжелой, но была нужной и правильной. Уткнувшись носом в край подушки, я тихонько всхлипывала, вспоминая какие-то моменты. Те мелькали перед моими плотно сжатыми веками кадрами кинофильма, где главные роли были чисты и понятны. Я словно видела себя счастливую со стороны и оплакивала эту радостную улыбку и трепещущие пальцы. Светлый образ Венди Марвелл казался отчасти нереальным.
    Хотя куда более нереальным мне показался голос Грайдера, который раздался из неоткуда, заставив меня шмыгнуть носом и крепче сжать одеяло. Конечно, первая мысль – «галлюцинации начали обретать куда более пугающую форму».
   
- Хватит уже реветь… - не подбодрила эта мысль и даже не заставила перестать всхлипывать. Мне ещё больше захотелось залезть под одеяло с головой и больше никогда не вылезать. - Твой друг не солгал… Ну, надо же… - Мест говорил о Ромео, в этом у меня сомнений не было. Язвительность и сарказм в голосе Грайдера заставили меня поежиться. У Конбольта никогда не было причин, чтобы врать мне или Месту. В конце концов, в последнее время парень наоборот делал всё возможное, чтобы защитить меня от бед, которые снежным комом летели прямо мне на голову. - Однако, если я снова его увижу, то прости, но сдерживаться больше не буду, - я всё ещё жмурилась и не хотела открывать глаза. Не сделала этого даже тогда, когда кровать с края немного прогнулась. Мест мягко опустился на матрац рядом с моими ногами. - Идем домой, Венди… Выпьем чаю, а лучше вина, я наконец-то смогу насладиться твоим теплом, а потом… - я отрицательно покачала головой, всё ещё пытаясь успокоиться. Нет, я хотела пойти с Местом. Просто уже не была уверена, что ту квартиру могу назвать своим домом. Может, когда-то в прошлом, когда Грайдер и правда меня любил, у меня ещё поворачивался язык на это «домой», но сейчас… - А потом ты успокоишься и сменишь свою фамилию…
   Я крепче обняла подушку и приоткрыла глаза, глядя на Грайдера, что всё ещё сидел рядом со мной. И вроде бы ничего не изменилось, как и в тот день, когда Фернандес привёл Места в гильдию. Я смотрела в лицо мужчине и никак не могла понять смысл тех слов, что он только что произнёс. Где-то внутри у меня что-то болело и скулило. Сердце, наверное, а может и не оно вовсе.
  - Ты не любишь меня… - тихо прошептала я одними губами, не в силах даже придать своему голосу хоть какую-то громкость. – О каком доме ты говоришь? О какой фамилии? О чём ты, Мест? – пальцы так сильно сжимали подушку, что побелели, и я их даже как-то перестала чувствовать. – Ты бросил меня одну. И ушёл. Ты предпочёл забыть меня. Ты сам стёр себе память! – я знаю, что звучало это не лучше детского «Не честно!» и «Я так не играю», но ведь всё правда выглядело ужасно несерьёзно. Теперь я смотрела на наши отношения с Грайдером и многое понимала. – Я не виню тебя, нет… - шмыгнув носом, я села на кровати и заставила себя отодвинуть подушку. Хоть та и была моим верным оружием, держаться за неё вечно у меня всё равно не вышло бы. – Ты просто перепутал чувства. Всегда любил меня как младшую сестру, наверное. Заботился, ухаживал, - голос предательски дрогнул, и я быстро провела руками по лицу, старая остатки слёз с щёк. – Извини, что я… Что я требовала большего. Я не должна была. Не имела права. Насильно ведь мил не будешь. И я не могла быть для тебя… - «всем». Но, черт возьми, мне хотелось быть для Грайдера куда большим, чем просто «всё».

+1

10

◄Пусть будет больно мне потом,
Я хочу, чтоб были мы вдвоём…
Знаю, время излечит.
Дней быстротечных
Будет не вечен поток.►

Что бы я сделал, если бы мог повернуть время вспять? Если бы смог вернуться в тот момент, когда впервые встретил ее. Возможно, я смог бы защитить ее от угрозы, смог бы переместить тогда с острова и присматривать за ней. Возможно, поменял бы свою жизнь конкретно. Смог бы стать для нее всем и не делать ошибок. Смог бы разбираться в своих чувствах и не причинять боль. Однако все это рассуждения на тему, чтобы я смог сделать и чего бы делать не стал, не более того.

Я действительно любил ее. Полюбил с того самого момента, когда стал ее напарником. Переживал, что не смог сделать большего для нее. Упустил года, которые пролетели незаметно для меня под градусом алкоголя. Ненавидел себя за то, что не смог сделать и мечтал лишь вновь увидеть ее, дотронуться. Хотел высказать в тот день, когда судьба вновь подарила мне ее, все, что чувствую. Хотел сказать самое важное, а в итоге забрал что-то ценное. Возможно, в наше время первый поцелуй это пустяк и совсем ничего не значащий шаг, но для меня это было важно. Точно так же, как и для нее.

Я не знаю, что нашло на меня в тот день, когда я ушел. Я не помнил своих чувств, которые испытывал больше к маленькой сестре, нежели к любимой девушке. Возможно, эти мимолетные эмоции были вызваны испугом из-за предстоящего серьезного будущего, которое я сам себе наметил, но… Сейчас я хотел одного. Хотел, чтобы она все-таки стала для меня той самой единственной и бесценной любовью на всю жизнь.

Слушая ее, я лишь тяжело вздыхал, понимая, что сам довел ситуацию до этого. Сам разрушил то, что пытался взрастить все эти годы. Я контролировал себя, насколько это было возможно. Старался сохранить то, что еще не успел забрать у нее. Хотел в день ее совершеннолетия назвать своей невестой и все испортил. Ушел, сам лично стер свою память, чтобы разобраться в себе. Конечно, было тяжело, но ей было настолько больно, что осознавая это, видя ее в таком состоянии, становилось тошно и отвратительно от своих поступков.

-Венди… - собравшись с силами, произнес я, проводя взглядом по девушке. – Да, я, правда, запутался в один момент. Я действительно почувствовал к тебе что-то другое, но… Я люблю тебя… Я не знаю, что тогда на меня нашло, но я хочу, чтобы мы снова были вместе. У меня нет никого ближе тебя. Ты стала для меня всем, и я не хочу снова терять тебя… Я не хотел забыть тебя, я хотел разобраться. Хотел снова вернуть те чувства, пусть и не самым умным способом, который пришел мне в голову. Я так виноват перед тобой, прости… Можешь прогнать меня или ненавидеть, но… Я все равно буду любить и ценить тебя, - вытянув руку, легонько дотронулся до ее нежной щеки. – Ты никогда больше не станешь для меня кем-то другим. Ты та, которая дарит мне смысл в этой жизни. Прости, что банально, но это так… - я слегка усмехнулся, а после встал с кровати. – Венди, в тот день, я шел не просто, чтобы поздравить тебя с совершеннолетием, я хотел сделать еще кое-что. Я знаю, что уже поздновато это делать, но все же, - встав на колени перед синеволосой девой, я протянул открытую бархатную коробочку с кольцом. – Венди Марвелл, ты согласна стать моей женой. Знаю, я не самый идеальный муж, да и парень так себе, но я обещаю, что если ты согласишься, я исправлюсь. Во всяком случае, буду стараться.

Наконец-то я сделал то, что считал нужным. Конечно, ответа я не знал, но если честно был готов ко всему. Моя жизнь состояла из скопа ошибок, которые нужно было исправлять. Да, я не грешник, как некоторые люди, но тоже не был идеален, а потому знал, каким бы ни был ответ, я все равно не отступлюсь от своего. Я сделаю все, чтобы исправить то, что натворил. Я верну те прекрасные мгновения, которые связывали нас с ней. Я смогу снова сделать ее самой счастливой девушкой в этом мире, чего бы мне это не стоило…

+1

11

Пью первую,третью,пятую
Взрослые мне говорят
тормози
а я под плеядами звезд
признался что не вывозил
эту жизнь

   Бархатная коробка – не сердце. Оправдания – не извинения. И я сидела на кровати и смотрела на Грайдера, не осознавая до конца, что сама чувствую. Там точно была душераздирающая боль, скулёж и что-то нежное, трепетное, ласковое. Безумно родное, стоило лишь посмотреть на Грайдера. Вспомнилась Шарли и её «Ты совершаешь ошибку, Венди». Если бы она сказала мне это прямо сейчас, то я бы не стала её убеждать в обратном, потому что она была…права. Я совершила ошибку много лет назад, но остановить это уже не могла. Поезд несся со всей своей бесконечной мощью куда-то в ад, и я была за рулём, вырвав тормоза к чертовой матери.
   Перед моими глазами пролетела вся наша совместная жизнь с того самого момента, когда мы с Местом только встретились. Как он отчаянно пытался втереться в моё доверие, что не было сложным заданием на самом деле. Как он хотел вытащить меня с острова. Как мы встретились в той таверне. Как он впервые поцеловал меня. Как от него пахло алкоголем и несчастной жизнью. Разило горькими воспоминаниями и тяжелой жизнью, о которой никто бы не смог рассказать по-настоящему понятным языком. Свою боль никогда нельзя описать словами. Их мало. Их всегда невозможно мало, не хватает.
   И вся эта жизнь с Грайдером была пропитана сладкой горечью понимания друг друга. Нельзя было всё это перечеркнуть одной ссорой или даже двумя. Или тремя. Хотя о чём это я? Никакими ссорами и скандалами нельзя было вычеркнуть это из наших жизней. Мы были неотъемлемой частью друг друга. Каким бы не был Мест, а его прошлое было и моим прошлым тоже.
   Я смотрела на бархотную коробочку в его руках и понимала, что вот оно – моё будущее. Не в кольце оно заключалось. Нет. Но в Месте и его любви ко мне. Сумбурной, необъяснимой, отчаянной.
   - Ты не изменишься. Будешь стараться, конечно, но у тебя ничего не получится, - наконец-то тихо сказала я, шмыгая носом. Наверняка мои глаза всё ещё были красными от пролитых слёз. И горькая правда, резанувшая меня по самому больному, вскрыла старые раны, заставляя их кровоточить. – Моё восемнадцатилетие было отвратительным, - честно призналась я, считая, что Грайдер должен об этом знать. Виноваты в том печальном факте были мы оба. Я бы не сказала наверняка, кто виноват больше. Просто знала, что мы оба должны нести ответственность за свои ошибки.
   Я точно знаю, что Ромео бы принял любое моё решение и шёл бы после рука об руку, поддерживая всеми своими силами. Но Ромео сейчас не было рядом, чтобы молчаливо кивнуть. И из-за этого я чувствовала какую-то тупую неуверенность, хотя знала, что не должна чувствовать ничего такого. Просто Мест был сейчас собой, а я уже успела отвыкнуть от того, что он может помнить меня и всё то, что было у нас.
   «Если любовь – это всегда так больно, то я не хочу любить. Почему мне так больно?». Ответ пришёл в мою голову из неоткуда. «Потому что она настоящая». Словно голос свыше. Я не верила в богов, потому что ни один бог не должен был допускать столько катастроф на этой несчастной планете. Не должно было быть столько боли и страданий. Но они были. И либо богов нет, либо все они – эгоистичные идиоты. Если отталкиваться от мысли, что все люди созданы по божьему подобию, то там сидят те ещё ублюдки, если они вообще есть.
   - Ты не изменишься, - снова повторила я, словно до Грайдера могло не дойти с первого раза.
   Я провела руками по щекам, стирая остатки улик своей слабости. Банально быть сильной всегда не выходило. И я готова была ненавидеть себя за это. Да, для меня не было открытием, что плачут все. Даже непоколебимая Скарлетт, и мне было далеко до стойкости Эрзы. Однако я всё равно хотела быть сделанной из стали, из железа, из чего-то непробиваемого. Чтобы вот такие ситуации не выбивали почву из-под моих ног. И чтобы я больше не падала в бездну собственного отчаяния.
   - Но будь ты другим, я бы не выбрала тебя. Как и ты не выбрал бы меня, будь я другой, - я смотрела в потолок, а не в лицо Места. Мне было банально тяжело сказать ему хоть что-то конкретное. И сейчас, сидя на кровати, мне хотелось безостановочно думать о будущем, которое должно было быть непременно счастливым и безоблачным. Но может ли быть такое с Грайдером? Готова ли я сейчас подписать себе приговор на жизнь, которая рано или поздно добьёт меня окончательно? На этот раз ответ обошел меня стороной. – Я сменю фамилию, - совсем тихо сказала я и только после этих слов опустила взгляд вниз. Мои глаза встретились с глазами Грайдера. – Стану Венди Грайдер, - я должна была быть счастлива, но сейчас во мне было столько боли и непонимания, что даже улыбнуться не вышло. – Но если ты передумаешь, если поймёшь, что всё это – одна большая ошибка, я хочу знать об этом. Хочу услышать об этом, - конечно, я знала, что это убьёт меня. А если не убьёт, то сделает эмоциональным инвалидом, прикованной к креслу на колесиках маленькой девочкой, ненавидящей всех вокруг себя. – Договорились, Мест Грайдер?
[NIC]Wendy Marvell[/NIC] [STA]моё солнце и звезды[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/RO5bl.jpg[/AVA]

+1

12

Я все еще не могу принять и поверить в то, что произошло. Сколько бы, не прошло времени, как бы сильно не изменился, этот чертов мир, я буду любить ее. Ее одну, мне никто не нужен кроме той, которую я так долго ждал.

С момента, когда произошла вся эта история на острове, прошло и правда немало дней. Много чего произошло, и я смог вновь вернуться в свою семью. Я надеялся, что с того момент, как вновь буду принадлежать «Хвосту Феи», как окончится вся эта никчемная война с темным магом, все встанет на свои места. Все будет лучше и намного легче. Думал, что принимать решения или делать выбор будет намного легче, но нет. Все стало запутаннее, непонятнее. Взрослая жизнь? Такой она должна быть, да?

Несмотря на всю ту непосильную и жгучую боль, которую испытываешь именно в такие моменты, я все равно не мог отказаться от любви, которая била прямо в сердце. Она разъедала и разрывала грудную клетку, при воспоминании о том, что произошло спустя столько времени. Мне не хотелось больше вспоминать этого, хотелось открыть страницу нашей с ней истории с нуля. С чистого листа начать то, что было разрушено, что было, не оговорено и просто разбито вдребезги. Говорят, что у каждого волшебника что-то свое на душе – это правда. Не важно, маг ты или обычный мирный житель, тебя будут все время преследовать подобные вещи. Видимо, это и правда, та самая реальная жизнь, в которой барахтался каждый, вне зависимости от того, какую именно историю он имел.

Если честно, мне иногда вспоминается голос Лахара, который твердит, что «в этом мире нет легких путей, как член магического Совета, ты должен это знать». Да, он прав, я должен, но если бы он только видел до чего я довел данную ситуацию, в каком положении сейчас оказался и до чего я довел Венди… Не знаю, какими именно были бы его наставления и нравоучения в мою сторону, но мне и правда, не хватало его. Особенно сейчас. Мы сами должны принимать решения и делать выбор, сами должны делать так, как решили, но… Иногда советы со стороны могут помочь нам сделать правильный выбор…

-Я… - мысли вновь начинают путаться. Я счастлив, что она согласна, но на душе все еще скребут кошки. Не важно, что сейчас я стою тут на одном колене. Не важно, что я предлагаю ей стать моей женой, ведь это формальности. – Я не просто так говорю тебе это, - я не могу оторвать взгляда от нее. – Для меня это куда важнее, - практически шепчу это ей, а после чуть отвожу взгляд в сторону. – Наверное, я не правильно поставил свой вопрос. Венди… Я причинил тебе много боли и страданий, заставил отвернуться и уйти, заставил тебя горевать. Твои слезы тому подтверждение, что я оказался не тем принцем из сказки, возможно, о котором ты мечтала. Я и правда, возможно, не смогу измениться, возможно, я буду самым худшим вариантом для тебя, но… - мой взгляд вновь направляется ее сторону, а после этого я достаю кольцо из коробочки и надеваю на ее палец. – Если ты готова простить меня, если ты готова сплести со мной свою судьбу, тогда… - я крепко сжимаю ее руку. – Тогда я хочу, чтобы ты вечно была со мной! Я не потеряю тебя снова и не убегу. Если уйдешь ты, я пойду за тобой как бы далеко это не зашло. Я хочу сделать тебя счастливой, и я уверен, что смогу это сделать! Я хочу, чтобы ты стала частью меня, в то время, как я обещаю быть частью тебя…

Чуть поддаюсь вперед и касаюсь нежно ее губ. Как давно, я не чувствовал этого. Я так давно хотел просто поцеловать ее, просто почувствовать вновь это растекающееся по телу тепло и услышать биение собственного сердца. Пусть она оттолкнет меня, пусть ненавидит и даже прогонит, но я просто не могу оторваться от нее. Просто не могу забыть и выкинуть из головы. Я не знаю, почему я стер себе память в тот день, возможно, хотел и правда, разобраться в себе. Хотел понять или забыть тот ужас, который ощущал, когда впервые понял, что испытываю к ней те же самые чувства, будь она моей сестрой. Не знаю, как тогда, но сейчас она единственная и любимая для меня

Та, которой я готов отдаться полностью…
Та, которая стала для меня лучом света в этой кромешной тьме…
Та, которая окрасила мой мир цветными красками…
И я оторвусь от поцелуя, чтобы поймать потоки воздуха и тихо произнести…
Я л ю б л ю т е б я, Венди Марвел… И буду любить, какую бы фамилию ты не носила…

+1


Вы здесь » Fairy Tail: Abyssal » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Внутри меня лично ты будешь жить вечно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC