Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:
REBIRTH OF THE KINGDOM
запущен на первый круг! Пора возрождать магию! Все в теме первый круг: обсуждение

Fairy Tail: Abyssal

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Abyssal » АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Есть еще порох в пороховницах


Есть еще порох в пороховницах

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

ЕСТЬ ЕЩЁ ПОРОХ В ПОРОХОВНИЦАХ

http://se.uploads.ru/tmow4.gif

< УЧАСТНИКИ >
Laxy Dreyar (Laxus Dreyar) х Mest Gryder

< МЕСТО И ВРЕМЯ >
май 799г. // Магнолия

Этот путь, безусловно, сложный. И они его выбрали. Путь чувств и эмоций, силы и верности во всём. Он когда-нибудь поймёт, что это самая лучшая жизнь, что могла быть у него. Она со временем осознает, что только их мир безупречен. А пока липкая кровь и привкус железа на кончике языка.
и "я не буду тебя хоронить.
    я же так долго тебя ждала"

Отредактировано Laxus Dreyar (2017-06-23 09:34:11)

+1

2

[STA]я люблю тебя[/STA][NIC]Laxy Dreyar[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kxyhE.jpg[/AVA]
   Два месяца спокойной жизни. Два месяца без жутких происшествий. Я считала это почти достижением после всего того, что нам с Местом пришлось пережить. Дни медленно перетекали один в другой, а всё остальное шло своим чередом.
   Никто из нас метку так и не принял, но я и Мест всё равно остались в Магнолии. Да, пришлось объясниться перед членами гильдии за тот мой вопль, который иногда до сих пор стоял в моих ушах. Ребята обеспокоенно переспросили меня раз сто о том, не вру ли я, но когда убедились, что я в порядке, оставили в покое. Больше всего, конечно, переживали Громовержцы. Эвер отказывалась оставлять меня с Грайдером наедине, но всё-таки по истечению двух недель, когда стало ясно, что никуда я пока убегать не собираюсь, оставила попытки заставить меня съехать с нашей с Местом квартиры. А я тогда впервые поразилась тому, что и правда осталась в Магнолии.
  «Чёрт, всё всегда так, как он хочет», - думала я тихими вечерами на узком балконе нашей квартиры. Там еле поместился маленький диван, которого едва хватало на двоих. Но я настояла на том, чтобы мы затащили этот предмет мебели в эту часть квартиры. У меня обнаружилась странная тяга к виду ночного города, и мне было приятно сидеть на прогретом солнцем балконе.
   На дворе стоял прохладный апрель, а вокруг природа вовсю возрождалась после долгой спячки. Грайдера не было. Я заставила его пойти в магазин, вручив ему длинный список всего необходимого, что нужно было приобрести из продуктов. Я сидела на балконе, не рискуя подтягивать коленки слишком близко к груди, и ежеминутно поправляла теплый плед, который Мест купил сам, когда понял, что вытащить меня с балкона чревато неприятными последствиями. Его единственное условие – чтобы я была тепло одета. Грайдеру было плевать, что моё здоровье позволяет хоть голой зимой на этом самом балконе сидеть. Он упрямо настаивал на своём, не оставляя мне даже шанса на сопротивление.
   Он действительно изменился за то время, пока мы скитались по миру отдельно друг от друга. Ребячество свелось к минимуму, а какая-то взрослая серьёзность словно отточила черты его красивого лица. Грайдер стал настоящим мужчиной, на которого можно было надеяться, на которого можно было положиться. Он действительно стал сильнее и надежнее. И мне всё время хотелось чувствовать его опору и поддержку совершенно в любых вопросах. Я словно недополучила этого в прошлом, пытаясь восполнить всё это в настоящем. Нет, Грайдер и раньше всячески поддерживал меня, старался быть стеной. Но всё-таки он старался, но полностью ей не был. Сейчас же я видела другого человека. И мне, как бы это ужасно ни звучало от меня, хотелось быть рядом с ним слабой и беззащитной, чтобы Мест мог продемонстрировать свою зрелую взрослость. Всё-таки он был старше меня на семь долгих лет. Остров Тэнрю сделал своё дело. Мне уже было двадцать три, в то время как Грайдеру должно было стукнуть тридцать в этом году.
   Я думала об этом, сидя на узком диване, закинув ноги на половину, где обычно сидел Грайдер, если составлял мне компанию. И я не знала, стоит ли говорить ему о том, что беременна. Я узнала об этом пару дней назад, когда поняла, что по утрам у меня появляются приступы тошноты, а предпочтение в еде меняются. Например, я перестала употреблять алкоголь в любом виде. Вкус спирта чувствовался даже там, где его не чувствовал никто. Так что все праздники, которых проходили в гильдии, я встречала трезвеницей, получая несколько шуточек от Каны по этому поводу.
   Но проблема была в другом. Я всё ещё не знала, как относиться к этой новости. И, что куда более страшно, я думала о том, чтобы избавиться от ребенка. Просто чувствовала, что буду плохой матерью. Я бы не смогла любить маленькое чудо всем сердцем. А что может быть хуже матери, которая не способна на это сильное чувство?
   Я бы хотела любить своего ребенка, но, чтобы вернуть себе эту возможность, необходимо было оказаться в такой ситуации, чтобы Грайдер оказался на пороге врат того света. А я не хотела этого. Я боялась этого. Потерять Грайдера сейчас – совершенно несправедливое наказание за все грехи. Представив себе эту самую жизнь, я передернула плечами и натянула плед почти до макушки, желая спрятаться от собственных представлений, только нельзя сбежать от мыслей, что роятся в голове.
   Поворот ключа в замочной скважине заставил меня крупно вздрогнуть, и я сорвалась с места, влетая обратно в квартиру. Места я настигла в коридоре, бросаясь к нему на шею и целуя пылко и страстно, как могла и умела. Кажется, Грайдер, не ожидавший ничего такого, ошалел, так как пакеты попадали на пол с глухим звуком. Я же заставила его прижать себя к стене, заставляя страсть облизать жарким пламенем наши кости, побуждая гореть от желания. Мне нужна была эта близость. И прямо сейчас.
   А сказать Грайдеру о беременности и о том, какое решение я хочу принять, верша судьбу нашего не родившегося ребенка, можно и позже. Как-нибудь в другой раз. Тем более у меня ещё было время на раздумье. Ещё около месяца, скорей всего.


    Была середина мая, а я всё ещё не сказала Месту самого главного. Живота толком ещё не было видно, для этого необходимо было приглядываться изо всех сил, чтобы заметить какие-нибудь изменения. И я тянула, предвкушая настоящий скандал. Хотя, где-то в глубине души мне казалось, что Грайдер ребенка и не хочет вовсе. Мы не были семейной парой, я не умела любить, и вообще всё ещё не сложилось так, как должно складываться в нормальных семьях.
   Магнолия цвела и разносила аромат зрелой сакуры, вишни и еще невесть чего по всему городу. Наш балкон исключением не стал. С кружкой чая я ждала Грайдера, сидя за столом на кухне, накинув на себя его рубашку и решив оставить пуговицы нетронутыми. Теплый весенний воздух бродил по квартире и заглядывал под одежду, лаская кожу своей мягкостью. Ну как можно такой день испортить такими новостями?
   Я посмотрела на часы и зачесала назад взъерошенные волосы. «Опаздывает». Только вот я знала точно, что Грайдер никогда не опаздывает. За последние три месяца ни разу не было такого. На книжной полке, между любимой книгой Грайдера и моей, я спрятала снимок того, кто жил сейчас внутри меня. На случай, если Мест начнёт кричать, что я не хожу к врачам. Я ходила! Не настолько я безответственная, в конце концов.
   Но беспокоило меня отсутствие Грайдера куда больше разговора, который я затеяла на сегодня. Что-то внутри меня начало неприятно тянуть и ныть. Что-то было не так, что-то шло необычно. Беспокойство начало зарождаться у меня в груди. И я сделала ещё один глоток горячего чая из своей кружки.
   Через четверть часа я, плюнув на первую мысль – всё-таки дождаться Места, одетая и обутая хлопнула дверью квартиры.


    - Что значит «не приходил»? – я смотрела широко открытыми глазами на старшую Штраусс, которая протирала бокалы и выглядела немого обеспокоенной. Я ворвалась в гильдию и меня чуть не вывернуло от приторного запаха свежей выпечки, которой занималась Лисанна. Но всё-таки чудом сдержала содержимое своего желудка и сразу направилась к главной сплетнице с одним единственным вопросом «Где Грайдер?». Но девушка, хлопая своими длинными ресницами, сказала, что тот и не приходил.
  - Лекси… - начала было дьяволица, но я, словно что-то осознавшая, сделала шаг назад от барной стойки и, кажется, побелела. – Дорогая, я уверена, всё хорошо. Может, он хотел сделать тебе какой-нибудь сюрприз? – наивная и слишком позитивная Мира понятия не имела, что сюрприз мне хотел сделать не Грайдер. Она даже не подозревала, насколько была далека от истины. И я тоже этого, к сожалению, не подозревала.
  - Надо… надо найти его, - пробормотала я себе под нос. – Мне нужно с ним поговорить, я… - окно под потолком резко распахнулось, и все присутствующие вздрогнули от неожиданности. Кто-то из ребят даже подскочил с лавок. В окно влетел черный ворон, и меня охватил озноб. Май был теплым, но я снова почувствовала арктический холод. Эту птицу я знала. Она принадлежала гильдии «Хвост Ворона». Только вот… «Грех Ведьмы» ведь разобрался с ними. Неужели, кого-то упустили?
   - Лекси, - Мира снова попыталась вернуть моё внимание, но я только отмахнулась и поспешила прочь. Кажется, никто даже не догадался о том, что произошло. Только теперь я понимала, что Мест не просто пропал. Его похитили. Я поджала губы и почувствовала, как внутри у меня всё начало тихонько дрожать.
   Я забыла об остатках стены, о возможной боли, об ужасных последствиях. Всё, чего я страшно хотела – это вытащить Грайдера из лап прихвостней моего отца. Не должен был мой мужчина расплачиваться за мои ошибки. Я думала, что это ужасно несправедливо по отношению к нему.


   Поиски заняли у меня больше десяти часов. Я обшарила все переулки и темные углы Магнолии, прекрасно помня, какую слабость к таким местам питали члены гильдии «Хвост Ворона». И какого же было моё удивление, когда тот самый ворон принёс мне на лапке записку. Название отеля и номер комнаты. Видимо, выжидал, когда я останусь одна, а за мной не будет хвоста.
   Прекрасно понимая, что это скорей всего ловушка, я всё равно решительно направилась по присланному мне адресу. Стоять на месте или просить помощи времени не было, да я и не хотела всего этого. Мне нужно было вытащить Места любой ценой. Загвоздок было много, но причина их появления всегда была одна – ребенок. Из-за него моя магия была нестабильна, прямо как в детстве. Из-за него я боялась использовать свою силу на полную мощь.
  - Лекси, дорогая, я так рад, что ты снова с нами, - я даже не успела толком зайти в номер, как послышался голос отца. Номер находился на третьем этаже в конце коридора не самого дешевого отеля в городе. Сейчас в городе было не очень много людей, что нуждались в жилье, а потому я предположила, что все остальные номера пусты или же куплены моим отцом.
   Я толкнула дверь, заставляя её распахнуться шире, и увидела что-то ужасное. Вокруг было очень много крови. Кажется, она заливала всё: пол, обивку кресел и дивана, подоконник и кофейный столик. Брызги были даже на стенах. Отвратительно темно-бардовые разводы создавали в моей голове картины, которые пугали. Не вся кровь, конечно, принадлежала Грайдеру. Но я поняла, что большая её часть всё равно его. Хотя бы из-за численного превосходства.
   За закрытой дверью послышался тихий хрип, а затем раздался звук удара. Я вздрогнула и резко дернулась в сторону ручки.
- Нет-нет-нет, - мой отец стояла у окна, ко мне спиной, и смотрел куда-то в сторону верхушки гильдии, которую хорошо было видно отсюда. – Мы просто поговорили с твоим знакомым. Не беспокойся. Он жив, - внутри меня росла злость, паника и страх. Банальный страх за всё сразу. А что если я не справлюсь?
   Наверное, глупо было переживать по этому поводу, ведь я уже один раз вынесла гильдию отца на Великих Магических Играх. С чего вдруг я не должна справиться сейчас?
   - Зачем? – я хотела говорить спокойно, но голос от эмоций казался хриплым и словно не моим. Иван повернулся ко мне лицом, изогнув широкую черную бровь при этом так, словно мне снова пять, и я не слушаюсь его указаний или задаю невозможно глупый вопрос.
  - Твой дружок натравил грешников на нас, Лекси, - Иван подошел ко мне. Я хотела отступить, но ноги словно вросли в землю. Его пальцы скользнули по моей рубашке и отодвинули ткань в сторону, оголяя верхнюю часть моей груди. Конечно, знака гильдии «Хвост Ворона» там уже давно не было. Он разочаровано вздохнул. – Он просто должен немножко расплатиться за это, а так… Ты пойдёшь с нами.
   - Нет, - я нахмурилась, глядя в лицо отцу. Мой протест вызвал на его губах неприятную усмешку. Этот жест всегда означал мою неправоту, мол «ты глупая девочка, Лекси». – Я не пойду с тобой.
   - У тебя нет выбора, моя милая. Они убьют его по моему приказу, - Иван перестал усмехаться, сменив свой взгляд на совершенно суровый и непроницаемый, а у меня… Не было козырей. Ловушка захлопнулась, как только я решила прийти без поддержки. – Хочешь его смерти? – средний Дреяр знал ответ лучше меня. И победная искорка уже украшала его глаза. Я поджала губы. – Не думай, что у тебя есть время на размышления. Раз…
  - Согласна! – я опустила голову, сжав кулаки. Иван хмыкнул.
   - Ты всегда была умной девочкой, - Иван отошёл к двери и толкнул её. Я тут же вскинула взгляд, выцепляя очертания силуэтов. Трое знакомых мне мужчин посмотрели на своего командира и одобрительно кивнули. Грайдер же еле стоял на коленях, измазанный в крови. Я заметила несколько глубоких порезов на его теле. Рубашка была изодрана в клочья. Сердце у меня болезненно сжалось. – Прощайтесь, - рыкнул Иван, и я сорвалась с места, оказываясь рядом с мужчиной.
   - Родной, смотри на меня, - я обхватила его лицо руками, аккуратно поглаживая большими пальцами по синеющим скулам. Его били долго и безжалостно. Я шумно выдохнула. – Всё будет хорошо. Слышишь меня? Мест… - я резко и глубоко вздохнула, после чего накрыла его глаза ладонью. – Я буду любить тебя всю жизнь, - тихонько прошептала я в его губы. - Только будь со мной...
   В следующую секунду мощный разряд электричества прокатился по всему этажу отеля. И послышались истошные вопли моих врагов. Тех, кто посмел угрожать единственному человеку, которому я могла разрешить всё что угодно.

+1

3

Если однажды меня спросят: «Что делает тебя самым счастливым человеком?», я отвечу без колебаний и увиливаний: «Лишь ее улыбка…»


heaven's not enough,
if when you get there...
just another blue.

Жгучая жажда и ярко пылающая страсть – это то, что я чувствовал в последние три месяца. Моя душа, наконец-то, смогла обречь покой, хотя некоторые смятения все-таки приносили иногда свои минусы.

Я чувствовал любовь, заботу, страстное желание, пылающих тел. Чувствовал, как нас тянет друг к другу словно магнитом. Словно две разноименные частички посилились в наших сердцах и притягиваются, маня друг к другу, показывая, что не могут друг без друга. Теперь мы могли быть едины и не только ночью. Мне нравилось наблюдать за ней, нравилось чувствовать ее рядом. Я больше не намерен был сбегать. Будь то задание или еще что-то, я всегда возвращался. Пусть и не в гильдии состоял, но знал, что дома меня ждут. Что она ждет меня и скучает, хотя наши небольшие недомолвки между друг другом порой бесили меня.

Все это время я пытался узнать у Лекси, как можно разрушить остатки той стены, которая вставала перед нами, не давая, до конца коснуться друг друга. Не давая, мне ближе подойти к ней, дышать в унисон. Слышать биение сердца и чувствовать, как оно начинает синхронизироваться с твоим. Обидно? Да, возможно. Я хотел раскрыть полностью ее любовь ко мне, но она лишь отмалчивалась, уходила, а я, вспоминая все обиды, что причинил ей ранее, лишь опускал печальный взгляд в пол и отмалчивался, как мальчишка, провинившийся перед родителями.

Я не мог взять ее за плечи и «вытрясти» у нее признание, ведь все еще считал, что она не говорит мне об этом, потому что не хочет углубляться в эти отношения. Боится, что я вновь оставлю ее. Боится, что я снова исчезну. Но я не собирался. Нет, ни за что… Больше никогда… Я старался изо всех сил доказать это, но, наверное, у меня слишком плохо получалось, ведь я снова получал в ответ лишь тишину.

Я успокоился. Перестал «доставать» ее этими бессмысленными вопросами и просто наслаждался тем, что давала мне судьба. Пусть она не до конца открылась мне, пусть все еще между нами просвистывает та самая прохлада, что не уходила вот уже два месяца, я все равно ценил то, что имел. А имел я многое…

Каждый день был окутан пылающими чувствами, сгорающими сердцами и мятой постелью, которая впитывала в себя пот от мокрых тел. Иногда в груди начинало поселяться чувство, что вся наша жизнь пройдет в этой страсти. Ни романтика, ни любовь, ничего. Лишь двое жаждущих друг друга человека, готовые утолить свой голод, пробуя на вкус кожу своего партнера. Подобно диким зверям мы поддавались инстинкту, который манил, влек, затуманивал разум.

Конечно, порой бывали моменты, когда минуты становились приятными от нежных поцелуев и обниманий, часы превращались в семейную идиллию, где я – муж, а Лекси – жена. Однако все это быстро заканчивалось сразу же, как мы чувствовали жжение в паху и желание поскорее избавиться от одежды. В эти моменты, я и забывал, что на Дреяр все еще лежит какое-то проклятие, ведь сейчас она рядом, сейчас она моя, и сейчас мы и правда, любим друг друга. Пусть и в физическом смысле.

С недавних пор, возлюбленная слишком часто стала вести себя словно дикая кошка. Не знаю, с чем это было связано, но как только я переступал порог дома, вместо словесных приветствий, я застывал на пороге, уже ловя мягкий язык Лекси своим. Не скажу, что мне это было неприятно, но я прибывал порой в небольшом шоке. Но еще больше меня поражало ее отрицательно настроенное отношение к выпивке и табачному дыму. Мы часто навещали ребят из гильдии, а они были только рады нам, однако по лицу Дреяр можно было прочитать только то, что ей бы неплохо было бы поскорее уйти отсюда. Сначала в мыслях зародилась идея, что она до сих пор не может нормально общаться со своими бывшими товарищами, но, когда мы только переступали порог здания, она сразу же «оживала» и приходила в себя. Через некоторое время я понял, что дело в «зловониях», которыми уже пропитались стены гильдии.

Но это было не самое страшное, что меня испугало и заставило однажды выдавить из себя речь на счет здоровья девушки. С каждым днем Лекси начинало тошнить от различной еды. Честно, я грешил и списывал это на побочный эффект от зелья, которое она употребила. Тогда я еще не подозревал, что все эти симптомы могут быть вызваны совсем не выпитой травяной «дрянью».

-Мест Грайдер? Верно? – послышался мелодичный юношеский голос сзади, когда я медленно  направлялся в «Хвост Феи». К сожалению, я не любил длительную прогулку до туда, но и магией пользоваться без надобности не в моих правилах. Лишний раз тратить магическую силу было слишком не предусмотрительно и глупо, ведь прыжки в пространстве отбирали у меня много сил, пусть в последнее время я и увеличил время своей магии. Поэтому сегодня я решил пройти через дворы, где не часто встретишь хотя бы одну живую душу. Кажется, сегодня мне повезло, или же это не совпадение?

-Ну, допустим… - протянул я, оборачиваясь на голос. – А что? Какие-то проблемы?

-Нет-нет, ну, что вы, - интенсивно замахал руками парень лет двадцати, выдавливая улыбку во все лицо так, что его глаза сузились. Он будто бы был счастлив встретить меня, хоть я его и видел впервые. – Я просто пришел за вами, вот и все…

-Ну и? Чем обязан, такому жгучему интересу к моей персоне? – сердито произносил я, чувствуя, что здесь что-то не так, ведь в разных уголках подворотни уже притаилась еще парочка человек. Хорошо, что мои сенсорные способности никогда не подводили меня, плохо, что я не сразу почуял подвоха и не понял, кто решил так дружественно поприветствовать меня.

-Понимаете… - уже убрав улыбку со своего лица, говорил незнакомец, лишь хитро усмехнувшись. – Вас очень хотел бы видеть наш мастер.

-Мастер? – удивился я, не заметив у него метки какой-либо гильдии.

-Да, мастер… «Хвоста Ворона», слышали о такой гильдии? Не так ли?

«Твою мать…» - не успев договорить собственные мысли, я почувствовал движение со спины. Двое магов приближались сзади, уже готовые напасть. Естественно, сразу поддаваться не хотел, но, кажется, среди них оказался один с практически такой же магией что и у меня. Последнее, что я почувствовал, это как при перемещении на некоторое расстояние, сильная головная боль отдалась по всему телу. Держаться на ногах я уже не мог. Перед глазами все расплывалось, а после темнота…

Первое, что я почувствовал после того, как пришел в себя это боль, словно после бурной пьянки и тяжесть век, которые еле-еле пытались открыть мне обзор на то место, где я сейчас находился. Размыкать глаза до конца не хотелось, так как поток солнечного света заставлял зрачки сузиться, таким образом, продолжая приводить меня в неведении.

-Ну, здравствуй, мальчик. Смотрю, ты пришел в себя, - этот голос я даже в аду смогу узнать. Противный, хриплый, передающий всю агрессию и ненависть к этому миру. – Давно же я тебя не видел. А ты изменился. Повзрослел…

-Г… Где я? – еле плетя языком, пытаясь сконцентрироваться, бормотал я. Спустя несколько секунд уже начал привыкать к ослепительному свету, который изначально доставлял лишь дискомфорт моим глазам. Когда я, наконец-то, смог адаптироваться и сфокусировать свой взор на голосе, который доносился рядом,  то сразу же узнал это противное выражение лица. Этот озлобленный взгляд, противную усмешку. Это был сын мастера Макарова – Иван Дреяр.

-Еще не догадался? – продолжая отвратительно корчить свое лицо, пытаясь передать радость, проговаривал этот старик. – Пусть внешне ты и изменился, но все такой же слабак и ничтожество. Нужно было сразу убрать тебя из гильдии. Я бы сделал так, если бы не мастер Макаров… Чертов старик… - его выражение лица сменилось на гнев, который сейчас он испытывал точно не ко мне. Однако быстро пришел в себя после упоминаний о своем отце и подошел к моему лежащему на полу телу вплотную. – Если бы не ты, моя дочь… Сильнейшая из всех этих отбросов, была бы со мной. Мы бы смогли уничтожить жалких букашек и стать первыми! Мы стали бы самой сильной гильдией, которую боялся бы даже Совет! – сначала он проговаривал это с неким восхищением, раскидывая руки в сторону, а после стиснул зубы. Снова ярость? – Но ты и ее чертовая семейка слабаков!

-А может… - я усмехнулся в ответ, посмотрев в разъяренные глаза этого «зверя». – Просто нужно было быть отцом, а не мнить себе пьедестал, на который у вас и шансов нет. Судя по вашим словам и моему задержанию, отбросы здесь не «Хвост Феи», а вы, уважаемый Дреяр… - не успев договорить фразу до конца, воздуха стала не хватать. Говорить невозможно, а живот скрутило от тяжести, принесенной ударом ноги мастера «Хвоста Ворона». Было чувство, что я вот-вот выплюну все, что было у меня в желудке, но лишь тяжело откашлялся.

-Замолчи, ничтожество! Мне нет до тебя дела! Ты лишь вошь, которая мешает! Таких, как ты, нужно только давить. Если бы Лекси не нашла в тебе интерес, я бы наплевал на тебя, но раз ты ей так нужен, то пусть приходит. Да и еще… - он снова приблизился и со всей силы придавил мой бок к полу своей ногой, будто пытаясь раздавить. – Это тебе за грешников, которые заставили меня собрать новых ребят в гильдию… Ублюдок…

Снова пронзила режущая боль, но я лишь стискивал зубы, когда хотелось заорать от этого чувства. Я не мог показывать свои слабости. Если бы ни антимагические наручники, которые мне нацепили, пока я был без сознания, я бы давно смог бы хоть как-то отбиться, но пока… Я был лишь силен духовно, но не физически.

-Да.. Да… Да ладно… - пытался глотать мимолетный воздух, заполняя свои легкие. – И это… Мне говорит человек… Который вместо того, чтобы попробовать разобраться с ними, пытается как-то отыграться на одном человеке… Да еще и в наручники заковал… Боитесь, что «Грех Ведьмы» снова вас вынесет? – легкий смешок, который вызвал вторую волну тяжелого кашля. – Да… Я смотрю… Вы обычный трус…

-Мне надоел этот щенок! – раздраженно произнес он, косясь на трех парней, которые, кажется, и участвовали в нападении (ну, один точно). – Хорошенько поговорите с ним, чтобы больше он не смог говорить…

-Скажу кое-что напоследок… Мне плевать, что вы хотите со мной сделать, но… - ярость пробилась изнутри, отражаясь в глазах и направляясь прямо в сторону Ивана. – Не трогай, Лекси! – почему-то резко перешел на «ты». – Я даже на том свете смогу тебя достать, если с ней что-то случиться.. Гнида… - мне уже было начхать с кем я сейчас разговариваю. С Иваном – сыном мастера Макарова, или обычным уродом, который пытался лишь утихомирить свои обиды, обрушивая их на других.

-Ха-ха-ха! – наигранно посмеялся он. – Ты такой смешной! – еще один выдавленный смешок и его взгляд тут же стал серьезным, а вот мой так же ненавистно смотрел в сторону этого бородача. – Уводите его, парни!

and heaven's not enough,
you think you've found it
and it loses you.

Прошло около часа, как я прибывал в этом аду. Я ничего не слышал, не видел перед собой. Только яростная боль, пронзающая все тело. Чувствовал, как ломаются ребра в груди, оттого становилось тяжелее дышать. Привкус металла во рту, стал за это время для меня привычным. Единственное о чем я переживал, это лишь о том, чтобы они не смели тронуть Лекси, а на остальное мне было наплевать.

«Джерар, какого черта ты отпустил их мастера? Когда выберусь, я тебе это припомню…» - правда, я уже сомневался, что вообще смогу отсюда выйти живым. Я знал, что у Фернандеса были свои причины отпустить Ивана, но какие, было бы интересно послушать, правда, не сейчас, когда мое тело изнывает от глубоких ранений.

Наверное, эти ребята испытали на мне все свое орудие и магию. Как я и предполагал один из магов, мог владеть пространственным перемещением, а потому его удары были мне больнее всего (от собственной то магии получить, не каждому понравится).

В какой-то момент  перед глазами начало все расплываться. Я чувствовал, как кровь сочиться из различных участков тела. Как ноет внутри и как хочется выплюнуть все свои внутренности. Возможно, где-то в лужах крови я уже потерял один из своих органов, но не мог сказать точно, ведь ее было слишком много. В какой-то момент, я даже перестал чувствовать резкие порывы ноющей боли, ведь к столь долгому состоянию уже начинаешь привыкать, а вот металлический привкус крови во рту, был слишком противный. Настолько, что постоянно хотелось выплевывать. Но у меня и выбора не было. Дышать трудно, словно меня помещают в замкнутое пространство, не имеющее воздуха, глотать что-то тоже. Наверное, после этого дня, если останусь жив, конечно, неделю не смогу нормально питаться, ведь глотку будто рвало на части.

«Лекси… Прости меня… Я опять, кажется, не сдержал обещания…» - ноги уже не могли меня держать, а потому я стоял на коленях и пытался держаться из последних сил, чтобы не потерять сознание. Единственное, что помогало мне все это время, лишь мысли о ней. Большего счастья, я и пожелать себе не мог. Хорошо, что мы помирились. Даже, если я сейчас умру, мне будет что вспомнить на том свете.

Я чувствовал, как по лицу стекает струйки крови. Моя магия совсем гасла под тяжестью этих «кандалов». Пытаюсь дышать, но воздуха в легкие почти не поступает, а если и есть таковой, то им точно не насытишься. Пол уже окрасился алым цветом моей плоти, а в груди я чувствовал, как мне не хватает парочки костей и сердце начинает биться медленнее. Жалкое зрелище. И это после того, как я поклялся защитить ее. Какой же я все-таки беспомощный.

Внезапно дверь в комнату, в которой со мной  игрались новые подопечные Ивана, открылась. На пол упал яркий свет, отражаясь от лужей крови, слегка ослепляя глаза. Я не мог шевельнуться, мне хотелось упасть в обморок, но я зачем-то продолжал строить из себя «героя» и держаться. «Я ведь был в «Хвосте Феи»… Я ведь обещал ей…» - повторял я у себя в голове, не в состоянии что-то выдать путное на словах и не поднимая голову на выход, который только что открылся.

- Родной, смотри на меня, - сначала мне показалось, что я брежу и это скорее, как предсмертный голос, явившийся ко мне в виде моей единственной девушки. Однако когда я почувствовал тепло нежных рук, которые так любил,  меня, словно пробило током. Это была она. Точно она. Наяву. Правда. - Всё будет хорошо. Слышишь меня? Мест… - да, все будет хорошо, еще бы не выглядеть так жалко в ее глазах, и вообще замечательно. - Я буду любить тебя всю жизнь, - я почувствовал, как ее руки касаются моих глаз. Если бы не наручники, я бы давно потянулся к ней, но сейчас даже пошевелить рукой не мог, не то, чтобы снять «кандалы». - Только будь со мной...

Несмотря на мою беспомощность, я был счастлив, что Лекси сейчас рядом и с ней все в порядке. Да, она намного сильнее меня, но я всегда буду переживать за нее. Несмотря ни на что, я буду любить ее и пытаться хоть как-то сберечь. Пусть даже и доведу все снова до такого крайнего случая.

-Д.. Да… Все хорошо, милая…. – на выдохе произносил я. Во рту была самая настоящая пустыня, а воздуха все еще было мало. Я чувствовал, как кровь не переставала идти, но разве я мог позволить себе обращать внимания на такие мелочи? – Это…. Ерунда… Я тоже… Тоже… Люблю тебя… Всем сердцем…. Люблю…. – я чувствовал, как глаза сами стали слипаться, а картинка таять, размываясь, словно намоченная картинка. «Прости… Что не смог отбиться и уберечь тебя…» - хотел было проговорить, но решил запастись воздухом, хотя бы на время. Ведь неизвестно, когда я снова смогу прийти в себя. Но она рядом… А значит, все будет хорошо…
[STA]любовь к одной и единственной... [/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/t/tsicq.png[/AVA]

+1

4

[STA]я люблю тебя[/STA][NIC]Laxy Dreyar[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kxyhE.jpg[/AVA]
   Мы с Грайдером прекрасно жили вместе. Если закрыть глаза на некоторые нюансы, то можно было мысленно вернуться в те шесть месяцев, когда мы находились в этой же самой квартире. Прекрасные полгода всплывают в моей памяти, мягкие и тёплые. Мы с Местом тогда были счастливы, даже несмотря на то, что я умирала, медленно, но верно. Знаю, что Грайдеру из-за этого было ужасно тяжело. Он отчаянно искал лекарство. Ему было страшно потерять меня.
   Всё время, что мы живём вместе, «что-то не так» именно со мной. То умираю, то ничего не чувствую. А Месту просто тяжело смотреть на меня такую. Я ведь должна вести себя иначе, чувствовать всё иначе. А вместо любящей женщины он получает страстную тигрицу. Неплохая замена, конечно, но всё-таки это не то, что нужно для создания семьи. А я теперь носила ребенка под сердцем и была обязана либо избавиться от него, либо снова начать чувствовать. И Грайдер, кажется, сейчас был именно в том самом положении, которое могло бы вернуть мне эту чертову способность.
   Кровь, бесчисленные синяки и ссадины, кое-где я заметила несколько ожогов. Мне захотелось испепелить их всех к чертовой матери. А руки, мягко оглаживающие черты лица Грайдера, тихонько дрожали непонятно от чего. Впасть в истерику или что-то похожее мне не давало шестое чувство, которое шептало на ухо, что ещё ничего не кончено. И я верила в это.
   -Д.. Да… Все хорошо, милая… - я чуть улыбнулась, борясь с желанием назвать Места придурком, потому что ничего не было хорошо. Наверняка останутся шрамы, которые я буду целовать долгими ночами. Наверняка сейчас ему невозможно больно, а он крепится и не может позволить себе упасть в грязь лицом. Мой маленький взрослый герой. - Это…. Ерунда… Я тоже… Тоже… Люблю тебя… Всем сердцем… Люблю… - ему тяжело дышать, и я вижу это. Тяжело становится не только Грайдеру. Мне кажется, что мои легкие сама Смерть стискивает пальцами, пугая тем, что я потеряю своего человека прямо сейчас.
   Руки Места скованны антимагическими наручниками. И, к моему сожалению, снять их сейчас я не могу. Сейчас моя магия способна только атаковать. И то я не уверена, что результат будет удовлетворительным. Но на самом деле это уже и не было важно. Глаза Грайдера закатились, а веки принялись опускаться. Тело словно стало невозможно тяжелым для Места.
   - Родной! Нет! Не смей! Будь со мной, Мест! – я не осмелилась трясти его за плечи. Лишь быстро перегруппировалась так, чтобы голова Грайдера опустилась не на пол, а на мои коленки.
   - Как интересно, - голос Ивана раздался со стороны двери, и я вздрогнула. – Я думал, ты ударишь сильнее, - отец чуть склонил голову к плечу, разглядывая картину, которая перед ним развернулась. «Дочь и слабак» - вот что думал средний Дреяр в своей голове. Я же сглотнула ком в горле и решила, что буду защищать всё то, что у меня есть всеми силами. – Только двое пострадали. И ещё двое осталось, включая меня. Что будешь делать, Лекси? – из воздуха позади Ивана появился молодой человек. Я сразу поняла, что он владеет такой же магией, как и Мест. «Значит, вот как вы сбежали от моего разряда», - запах обгоревшей плоти двух других нападавших и их тихие стоны, молящие о помощи, наполнили смежную комнату, но мне не было до них никакого дела. Грайдер всегда был быстрее меня. Всё, что я сейчас могла, - это провернуть тот же трюк, что и много лет назад. Взгляд опустился на бесчувственного Грайдера. Я пыталась оценить ситуацию и совершенно не ожидала приближения отца. А тот приблизился и со всей силы ударил меня по лицу ладонью, увешанной кольцами. Я вскрикнула, а после инстинктивно ударила его током, заставляя отойти на несколько добрый шагов от меня и Места на моих коленях. – Ты будешь смотреть на меня, пока я разговариваю с тобой. – процедил отец сквозь зубы, наблюдая за тем, как я прикладываю ладонь к ноющей щеке. На его кольцах осталась моя кровь. Она чуть блеснула в лучах уходящего солнца на драгоценных камнях.
   - Лекси! – крик раздался со стороны коридора, и я, изумленно распахнув глаза, забыла о резкой боли на лице. – Грайдер!
   Голос Громовержцев я бы узнала везде. Пальцы на плече Места сжались непроизвольно. «Мы скоро будем дома, родной. И ты пойдёшь на поправку. Я бы не позволила тебе умереть. Никогда…» - рука скользнула по черным и мягким прядям Места, и я сделала глубокий вдох.
   Последний удар по моей внутренней стене слился с выбитой дверью номера, где всё и происходило. Мой крик, заклинания и угасающий мир где-то на задворках моего сознания. Было больно. Ещё хуже, чем в прошлый раз. Но я была уверена, что выдержу. Я знала, что справлюсь. На самом деле у меня совершенно не было другого варианта.
   Мир перед глазами взорвался кровавыми и белыми вспышками, а затем вовсе потух.


   Запах медикаментов заставил меня зажмуриться и только после приоткрыть глаза. Белый потолок сначала не вселял в меня никаких эмоций, но затем в душу забралось какое-то беспокойство, и я резко села на кровати. Взгляд принялся метаться по сторонам. По ту сторону окна стояла глубокая ночь, а в палате я была совершенно одна.
   Заметив, что лежу под капельницей, я выдернула иголку из вены и сорвала с другой руки несколько мерзких пахучих липучек, которые прослеживали моё состояние на мониторе. Пиканье прекратилось, но вместо этого раздался какой-то другой противный звук, а через несколько мгновений в помещение тихонько зашла медсестра. Она была одета в совершенно белую униформу, на лице была дежурная улыбка.
   - Доброй ночи, мисс Дреяр, - она принялась давить мне на плечи, но я отчаянно начала сопротивляться. – Вам нужно лежать.
  - Почему я здесь? – в прошлые разы врачебная помощь мне совершенно не требовалась. – Что-то с ребенком? – ужас прокрался ко мне в самую душу, и я поджала губы, прогнозируя уже всё плохое, что могло случиться. Медсестра цыкнула и заставила меня лечь обратно на койку, воспользовавшись моим замешательством.
   - С малышом всё в порядке. Никаких патологий. Но у Вас глубокая рана на щеке и нехватка кое-каких витамин. Вы здесь для профилактики. И я бы отпустила Вас домой, если бы Ваш дедушка не настоял на полном обследовании. Он переживает за Вас чуть ли не больше, чем за малыша… - в её словах отчётливо узнавался Макаров. Ко своим взрослым "детям" он относился с какой-то спокойной смиренностью, но вот всегда перестраховывался, если дело касалось совсем маленьких. А именно такой сейчас был внутри меня.
   - Вы сказали ему, - как-то обреченно я подняла глаза к потолку и тяжело выдохнула. Сказать дедушке о том, что у меня будет ребенок, я хотела сама и при каких-нибудь более хороших обстоятельствах. Но мы предполагаем, а жизнь решает всё порушить. Я поджала губы, размышляя на эту тему, но после всё-таки снова вскочила на кровати, из-за чего получила колкий взгляд медсестры. – Я поступила не одна. Со мной должны были доставить мужчину. Мест Грайдер. Двадцать девять лет, куча ранений и…
   - Поступил, - перебила меня девушка, явно не готовая всю ночь выслушивать, какие раны были на мужчине. Я прикусила губу, опустив взгляд в одеяло. Наверное, что-то было в моём лице, что она решила немного смягчиться. – Он жив. И будет здоров. А навестить его лучше завтра. Сейчас он под обезболивающим и снотворным. И Вам тоже нужно поспать. Хорошо? – как-то вкрадчиво спросила девушка, на что я лишь кивнула. Грайдер был в порядке, а значит можно было продолжать жить дальше. Медсестра уложила меня обратно на кровать и поправила одеяло. Я даже не пыталась ей помешать. Девушка делала свою работу и делала её хорошо. – Знаете, Вам сейчас совершенно нельзя волноваться. Так что поверьте мне, всё будет хорошо, - она не добилась от меня ничего, кроме ещё одного кивка. Я повернулась на бок и обняла подушку. Резко захотелось домой, чтобы засыпать под боком у Места и желать ему спокойной ночи. Дверь тихо скрипнула, а я закрыла глаза, вновь ощупывая стену внутри себя, но… её не было. А меня затопили чувства. Самые разные, самые яркие. Среди них не было ненависти. Наверное, последние три месяца совместной жизни убедили меня в том, что Мест не оставит меня одну.


   Я пробралась к нему в палату ночью. Одетая в медицинскую сорочку, которую здесь выдавали всем больным, я заняла посетительское кресло прямо рядом с кроватью Грайдера. Он выглядел ужасно. Страшно было смотреть на мужчину, но я смотрела. На нём были бинты, швы и даже гипс. Врачи омыли тело от крови, но зато теперь было видно каждый неглубокий порез на его руках, шее и ещё невесть где. И я видела только те, что не были прикрыты чертовой сорочкой.
   Я придвинула стул ближе и коснулась пальцами руки Места. Та была шершавой и теплой. Медсестра сказала, что его накачали обезболивающим и снотворным, поэтому я не стала ничего говорить. Просто нагнулась и прижалась щекой к его раскрытой перебинтованной в нескольких местах ладони и закрыла глаза. Спать в своей палате было невозможно, зато здесь мне понадобилось всего несколько секунд, чтобы провалиться в небытие, устроив руки и голову на чужой койке.


   Утром меня потеряли. Решили, что я сбежала и подняли на уши всю больницу. А когда нашли спящей в комнате Грайдера, то выдохнули с облегчением и чрезвычайно мягко разбудили, мол «у Вас назначены процедуры». Спорить с ними было бесполезно, однако я решительно вступила в этот чертов спор. Как итог: мне разрешили спать рядом с Грайдером. Они даже согласились перетащить мою койку на колёсиках в его палату. Я посчитала это маленькой победой, а потому согласилась на все те диагностики и анализы, которые они мне назначили.
    Проходя всякие рентгены и узи, я вдруг ясно осознала, что стану матерью. И впервые за долгие месяцы почувствовала любовь к ещё не рождённому ребенку. За затопила внутри меня каждый уголок души, и я решила, что не смогу избавиться от него, даже если Грайдер будет против. У меня просто рука не поднимется.
   После всех процедур мне разрешили вернуться в палату, но в коридоре я напоролась на Макарова, который сидел на небольшой скамейке и с совершенно серьёзным видом пялился в пол. Он о чём-то думал и ушёл в свои мысли так глубоко, что даже не заметил, как я тихонько присела рядом. Мне пришлось положить руку на его плечо, чтобы дед поднял на меня глаза.
  - О, Лекси, девочка моя, - он вдруг неожиданно улыбнулся и схватил меня за руку. – Как ты себя чувствуешь?
   - Да я в порядке, - губы сами собой поджались на мгновение. – Это Месту непросто, - вид совершенно измученного тела в том отеле до сих пор стоял перед моими глазами. Грайдеру досталось по первое число из-за меня. – Вина за произошедшее полностью лежит на…
   - На плечах Ивана! – резко оборвал меня дед, не желая слушать меня. Я хотела было возразить, но дед решительно присёк все мои попытки на корню. – Громовержцы поспели вовремя. Я тоже там был, Лекси. Я сразу понял, что это Иван. Но не сразу догадался, где вы.
  - И как вы нас нашли? – почему-то я сразу не задалась этим вопросом. Впрочем, мне было очень интересно, каким образом можно было вычислить наше местоположение, ведь хвоста за мной не было, кроме «Хвоста Ворона» никто не преследовал.
   - Так свет вырубило на всей улице, детка. На всей улице, - Макаров посмеялся, а после опустил взгляд на наши руки. Я посмеялась вместе с ним. О перебоях электричества на соседних улицах или даже на нижних этажах я отчего-то совсем не подумала. – Нестабильность твоей магии – явление временное, - дедушка аккуратно погладил мои руки и мягко улыбнулся. – Как и состояние Грайдера. Он пойдёт на поправку. Ещё какая-то неделя, и они поставят его на ноги при помощи магии. Тем более Венди обещала приложить руку к его выздоровлению. А ты знаешь, какая она способная, - Макаров одобрительно улыбнулся, явно возлагая на маленькую волшебницу большие надежды. Может, Марвелл и была способной, но у Грайдера было очень много ранений. Даже Венди бы не справилась за один раз. Ей придётся вкалывать рядом с его койкой несколько дней подряд. – Ивана и его пособников поймали и сдали в Совет. Теперь они до вас не доберутся, - мне очень хотелось в это верить, потому что я устала бояться и переживать по каждому поводу.
   Я кивнула, а после недолгой беседы о всяких мелочах всё-таки попрощалась с дедушкой, сославшись на усталость. Обычно такое не прокатывало, но сейчас сработало на ура. Видимо дело было в моём интересном положении. Я усмехнулась от мысли, что теперь Мастер с меня пылинки сдувать будет. Ну очень сильно ему хотелось подержать на руках правнука или правнучку. И где-то внутри я понимала его желание.
   В нашей с Местом палате я застала Венди, которая с усердием лечила Грайдера, сидя на той самом стуле, на котором я ночью уснула. Пот выступил на её аккуратном лбу, а руки уже начали дрожать. Я перехватила её запястье и поймала удивленный взгляд. Мест, лежа на койке, поморщился, и я рискнула предположить, что он вот-вот придёт в себя.
  - Не стоит так напрягаться, Венди, - мягко сказала я, глядя на её измотанное личико. Видимо, он занималась этим самым лечением с самого утра, стоило лишь мне отправиться на свои процедуры. – Мы тебе благодарны. Но не хочу, чтобы ты себя совсем истощала.
   - Хорошо. Я приду завтра! – девочка улыбнулась и кивнула, я же отпустила её запястье. – Отдыхайте, - через секунду Марвелл выскочила за дверь, а я, проводив её долгим взглядом, расправила невидимые складки на больничной сорочке и присела на край койки Грайдера.
   Его ресницы дрогнули, а после он, пусть и не сразу, открыл глаза. Я улыбнулась, глядя на него сверху-вниз.
   - Доброе утро, спящая красавица, - тихо прошептала я, касаясь пальцами более-менее здоровой руки. – Только, ради всего святого, не пытайся встать. Рано пока. Но через неделю отправимся домой, - я мягко нагнулась и поцеловала Места в раскрытую ладонь, а после прижалась к ней той щекой, что не была заклеена большим пластырем.
   Наверное, я странно и непривычно смотрелась в больничной одежде. Но и Грайдера таким я не каждый день видела.

+1

5

Темно. Словно я погряз в какой-то пучине тьмы. Тут холодно. Этот холод пробирается внутрь тела и начинает давить на все органы со страшной силой. Боль. Это единственное, что я ощущал сейчас четко. «Где я?» - пытался задать этот вопрос вслух, открывая глаза. Но невесомое состояние, будто я падаю в какую-то бездну, начинало пугать меня. Словно я прибываю в неприятном сне.

Мимо пробегают отрывки воспоминаний. Жизненная кинолента так быстро проходит, что я плохо осознаю и признаю то место, где я сейчас оказался. Моя магия способна залезть в голову любому человеку, в том числе и к самому себе. Не знаю, как это сработало в тот момент, когда перед глазами начало все плыть, и единственное, что я запомнил это нехватка кислорода и ее теплые руки.

«Лекси…» - тихо бормочу я ее имя, и становится тепло. Словно что-то начинает загораться внутри. Мне приятно, оттого хочется звать девушку снова и снова. Ее не было рядом, но, несмотря на все это, я чувствовал биение своего сердца от той безграничной любви, которую пытался подарить ей.

Кадры моего кинофильма не переставали мелькать мимо меня. Они показывали мне все... Детство, юность… Я видел все, что произошло со мной за всю мою жизнь, от того периодически усмехался, вспоминая забавные моменты вместе с Дреяр. Были и такие, когда меня начинала пробирать печаль и стыд. Например, смерть друга или воспоминания о том, как я не сдержал своего слова, которое дал Лекси. «Дурак…» - лишь мог выпалить я, прикрыв глаза.

-Неужели… Я просто умру? – шептал  куда-то в пустоту, надеясь, что мой голос, отдавшийся в темноте эхом, кто-то сможет услышать.

-А ты хочешь этого? – внезапно послышался знакомый голос. Точно… Это был он. Это Лахар. Значит, я и правда, смог погрузиться в свое подсознание, будучи на пороге смерти, создав в голове образ друга, который смог бы поддержать меня в последний раз, либо наоборот, помочь разобраться в себе. – Не глупо умирать подобной смертью?

-Ты всего лишь иллюзия, созданная в моей голове, а точнее то, что я хочу увидеть сейчас внутри и…

-Возможно, - внезапно перебил меня друг, слегка усмехнувшись. Мои глаза были все так же прикрыты, но, даже стоя к нему спиной, я почувствовал, как он поправляет свои вечно слетающие с носа очки. – Но раз я просто твое вымышленное воспоминание, то вспомни, что говорил тебе… Какие наставление давал тебе старший напарник…

-Не нужно стремиться к смерти и оглядываться назад, ведь если идти вперед, то смогу познать истинную ценность этой жизни…

-И после этого, ты хочешь все бросить и умереть? Ты пережил много битв, а после того, как тебя побили какие-то сопляки, ты сдашься? Неужели бросишь свою возлюбленную?...

-Нет! – твердо ответил я, сжимая руки в кулаки. – Я выживу… Ради нее… Я обещал и не могу отказаться от этого. Рано мне еще на тот свет!

В конце я услышал лишь тихий смешок, последние слова друга и неимоверное тепло, которое начинало озаряться ярким светом, будто вытаскивая меня с того света.

"there", most everything is nothin'
that it seems,
"where" you see the things you only wanna see.

Яркий свет продолжал бить в глаза, раздражая и не дав сразу открыть глаза. Я слышал голоса, но не различал слов. После почувствовал вместо приятного лечащего мое тело тепла, резкую, пронзающую боль. Чуть прошипев, зажмурил глаза, чтобы попытаться предотвратить навязчивую боль.

Я не видел себя со стороны, и даже не задумывался о том, как выгляжу. Я помнил все, что произошло за это время. Помню тех ублюдков, которые накостыляли мне, помню тепло от рук возлюбленной, а дальше этот непонятный сон, который заставил меня прийти в себя. Пусть это просто мои фантазии, но мне было приятно снова увидеть своего старого друга.

Пусть мое тело и зудело, испытывая жуткую боль, но я был жив. Как ни странно воздуха хватало. Я мог наслаждаться им вдоволь, что успокаивало меня.

-Доброе утро, спящая красавица, - «Раз она уже шутит, значит с ней все хорошо…» - где-то внутри усмехнулся я, а после почувствовал ее прикосновения. Самому мне было сложно шевелиться. Тело будто бетоном залили и высушили. Странное ощущение, но главное мы живы, с нами все хорошо, и мы вместе. - Только, ради всего святого, не пытайся встать. Рано пока. Но через неделю отправимся домой.

-Даже, если захочу… Не смогу… - все еще тяжело дыша, проговаривал я. Ну, оно и понятно, раны просто так с «бухты-барахты» не залечатся сразу. Пусть я и ощущал тут присутствие Венди, но даже она была маленькой девочкой, а не великим гением медицины. – Рад, что ты в порядке… - приподнимая уголки губ, растягивал я улыбку. – Лекси, - начал я, потерев рукой щеку девушки, к которой она прислонилась. – Мне все надоело… Я больше не хочу видеть тебя в роли своей подруги или девушки… Ну, или любовницы там… Я хочу, чтобы ты… Стала моей женой… - внезапно произнес я, уже осознавая то, что каждый день может быть последним, а значит надо сделать то, что не успел, пока молод и жив. – И еще… - голос слегка наполнился нотками грусти и печали. – Прости… За то, что не смог защитить….
[STA]любовь к одной и единственной... [/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/t/tsicq.png[/AVA]

+1

6

[STA]я люблю тебя[/STA][NIC]Laxy Dreyar[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kxyhE.jpg[/AVA]
   Кажется, запах медикаментов пропитал вокруг всё. Я чувствовала хлорку везде. Мне казалось, что я сама ею обмазаны с головы до пят. От этого и подташнивало немного, хотя, конечно, не только в этих больничных запахах была причина. Я была беременна, а отец моего ребенка валялся на больничной койке. Хорошо ещё что не при смерти был. Этого уже я бы не пережила.
    - Даже, если захочу… Не смогу… - я улыбнулась, услышав его хриплый голос. Говорил Грайдер и правда очень тихо. И это не было удивительным. Над его связками трудились несколько часов, так, по крайней мере, мне сказал врач, когда я поймала его в коридоре и принялась вытряхивать информацию о состоянии будущего папаши. Мне было важно услышать, что тот встанет на ноги и будет как новенький. Другой ответ меня, на самом деле, попросту бы не устроил. - Рад, что ты в порядке… - рана на щеке и шок от боли, через которую мне пришлось пройти после окончательного разрушения ледяной стены, не считаются. Я действительно была в полном порядке. И не только я. Однако говорить об этом прямо сейчас отчего-то Грайдеру не хотелось. Ему нужно было идти на поправку, а такая странная и волнующая новость могла переключить его внимание на меня. Это пока было лишним. Для начала действительно нужно было вернуть Места в нормальное состояние. - Лекси, - он тихонько погладил пальцами мою щеку, и я, поцеловав его раскрытую ладонь ещё раз, выпрямилась, чтобы посмотреть в глаза. - Мне все надоело… Я больше не хочу видеть тебя в роли своей подруги или девушки… Ну, или любовницы там… Я хочу, чтобы ты… Стала моей женой… - я удивленно распахнула глаза, глядя на больного. Наверное, ему хорошенько приложили голову об пол, раз он говорит такие вещи. Утрирую, не обращайте внимания. Просто очередной шок. Всё-таки слова Грайдера были внезапными. «Мне тоже надоело, Мест. Мне это всё уже очень давно надоело…» - подумала я, поглаживая его пальцы своими. - И еще… - я чуть склонила голову к правому плечу, скользя взглядом по перевязкам, которыми был покрыт мужчина. - Прости… За то, что не смог защитить… – вот тут я уже откровенно не удержалась и закатила глаза. Извинения Грайдера были такими необоснованными, что хотелось взвыть. Вся наша жизнь строилась на каких-то странных извинениях. И это, если честно, мне тоже ужасно надоело. Я хотела жить, а не вот это вот всё.
  - Грайдер, если ты попытаешься извиниться за такую глупость ещё раз, я сломаю тебе руку. Нет! – я подняла указательный палец, как обычно взрослые угрожают нерадивым детям. – Я завяжу тебе язык в узел. Понял меня? – моя напускная сердитость сменилась мягкой улыбкой, и я снова погладила Места по руке, как бы показывая, что я ничего такого, конечно, не сделаю, но ему точно придётся не сладко, если мне доведётся услышать ещё хоть раз от него это пресловутое «прости». – Было численное превосходство. Да ещё и парень с такой же магией, как у тебя. Если тебе станет легче, то я тоже не справилась. И не смогла бы вытащить тебя без посторонней помощи. Громовержцы и дед прибыли в самый нужный момент. Если и хочешь перед кем-то извиняться, то перед ними, - я указала куда-то в сторону двери. При этом жест получился совершенно неоднозначным. По-хорошему, мне тоже следовала перед всеми извиниться за то, что полезла в самое пекло в одиночку. Можно же было попросить помощи. Но я так боялась, что опоздаю, что они что-то сделают с Грайдером, и это нельзя будет уже предотвратить. У меня были свои мотивы. У Места же просто не было выбора. Мы, как всегда, оказались в патовой ситуации. И хорошо, что помощь всё-таки появилась. – А по поводу жены… Я уже как-то сказала, что согласна. А после ты сбежал, - улыбка на секунду стала грустной, затем превратилась в какую-то смиренную и покорную. Моя бушующая чувствительная часть приняла и простила всё то прошлое, что было у нас с Местом. Моя боль смирилась и приняла эту часть моей жизни. – Но знаешь, мне плевать. Я согласна. И буду согласна всегда, сколько бы раз ты не спросил меня об этом, - я облизала пересохшие губы и покачала головой. Теперь мне хотелось этого снова – быть ему женой, любимой и единственной. Мы столько лет шли к этому самому моменту. Через боль, пот и кровь. Мы победили саму Смерть, в конце концов! – Отдыхай, Грайдер. Сон – лучшее лекарство, а я буду на соседней койке. Дедушка настоял в целях профилактики. Так что мы теперь с тобой вместе даже по палате, - я тихо посмеялась, а затем нагнулась и мягко коснулась ободранных губ Грайдера своими, стараясь при этом не тревожить его искалеченное тело. – Я люблю тебя…


   Нас регулярно навещали члены гильдии. Притаскивали какие-то фрукты, открытки и ещё невесть что. Конечно, их не останавливала фраза «мы выпишемся через пять-четыре-три дня». Кажется, ребята даже не слышали этой фразы, притаскивая всё время что-то новое. Я же, к своему стыду, всё равно уплетала презенты за обе щеки. Особенно ягоды, если такие всё-таки оказывались на больничной тумбе.
   Во время одного из своих визитов, я попросила Макарова поговорить тет-а-тет. И какое же я испытала облегчение, когда узнала, что дед посчитал благоразумным умолчать о моей беременности. «Сама скажешь, когда посчитаешь нужным», - вот что сказал Мастер, глядя на меня с какой-то определенной радостью в глазах, обрамленных морщинами. Я сразу поняла, что его едва не распирает о желании сообщить всем живущим о том, что он станет прадедом. За его умение хранить чужие тайны я деда, конечно же, похвалила и поблагодарила, пообещав взамен, что расскажу об этой новости в ближайшем времени.
   Грайдер шёл на поправку. И без помощи Марвелл здесь не обошлось. Девочка, как и обещала, приходила каждый день и по нескольку часов не отходила от койки Места. А мы каждый раз благодарили её за старания. Конечно, врачи тоже делали своё дело с небывалым усердием. На самом деле я подозреваю, что просто достала их своими упрёками из разряда «да вы вообще ничерта не делаете». К слову, они при Грайдере тоже не обронили ни слова о моём забавном положении. Стоило лишь их всех здесь припугнуть своей нестабильной магией. К концу недели Мест уже мог спокойно ходить, а страшные раны перестали болеть. Куча анализов и проверок подтвердили, что мужчина вполне здоров. Лишь выписали кое-какие препараты, которые необходимо было употреблять в течении первого месяца.
   Выписка прошла бурно. Из больницы меня и Места встречала вся гильдия. К счастью, никто не заставил нас тащиться в гильдию. Празднование состоялось без нас. Под радостные крики и поздравления нас проводили до дома и оставили наедине. Мы с Грайдером попрощались с толпой радостных согильдийцев, когда те ввалились с нами в квартиру под предлогом помочь донести ту гору продуктов, что они специально для нас накупили. От них удалось избавиться только минут через двадцать.
   - Боже, какие же они шумные, - пробормотала я себе под нос, возвращаясь на кухню из прихожей. Мираджейн едва ли не выталкивать пришлось с её вечными подозрительными вопросами из разряда «Почему ты пьёшь зеленый чай с молоком? Это же отвратительно!». К слову, это действительно было бы отвратительно в обычной жизни, но беременность творит какие-то странные чудеса с вкусовыми рецепторами. Так что этот чай казался мне ужасно вкусным. – Наконец-то мы дома, - я опустилась за стол напротив Места и снова приложилась к чашке, сделав глоток. Взгляд скользнул по мужчине, и я поставила кружку на блюдце, после чего на секунду поджала губы. Теперь тело Грайдера украшал не один шрам, а целый пятнадцать. По крайней мере, именно столько я насчитала, пока мы были в больнице. Те уродливыми, пока ещё красными, полосами украшали его тело. Конечно, со временем они побелеют и будут больше напоминать страшную паутину. – Мест, я не знаю, как тебе сказать, - пока мы были в больнице на соседних койках, я так и не набралась смелость сообщить ему эту немного теперь меня пугающую новость. Реакция Грайдера была непредсказуемой. – Но нам лучше сыграть свадьбу в ближайшее время, - как можно быстрее пробормотала я, опуская глаза в стол. – Иначе я не влезу в платье, - конечно, предмет гардероба волновал меня меньше всего. Представить себя в подвенечном я всё равно пока не могла, хоть и представляла себе этот день во всех красках. – Я беременна, - новость я сообщила на одном дыхании, после чего опасливо подняла глаза на мужчину. Пальцы отчего-то начали тихонько подрагивать. – Уже два месяца… - добавила я, а затем, словно пытаясь оправдаться, продолжила. – Я не знала, как тебе сказать. Я ведь была бесчувственной. И даже не могла любить этого ребенка. Я хотела от него избавиться, но всё равно собиралась сказать тебе Было бы несправедливо не поставить тебя в известность. Представь, какой ужасной матерью я бы стала, если бы не могла дать ребенку материнскую любовь. Просто ужасный монстр. Но сейчас всё изменилось. Я… Я хочу этого ребенка… И, если честно, я не соглашусь от него избавиться, даже если ты будешь настаивать. Извини. Я его теперь люблю больше жизни. И я хочу его. И… Чёрт, Мест, останови меня.

+1

7

Неприятный осадок от той перепалки, конечно, останется надолго. Больше всего у меня вызывало ненависть поведение Ивана, который даже о дочери не думал. Ему важна была сила, а не собственная семья. Понять это было довольно трудно, особенно для нашей гильдии. Для тех, кто в первую очередь дорожил своими близкими, а потом уже думал о себе самом.

- Грайдер, если ты попытаешься извиниться за такую глупость ещё раз, я сломаю тебе руку. Нет!  Я завяжу тебе язык в узел. Понял меня? – если честно хотелось посмеяться, но даже маленький смешок выдавить слишком сложно. Даже сейчас я чувствовал, как на грудь, будто что-то давит, оттого эмоции выдавить было слишком трудно, а потому единственное, что я мог сделать, это улыбнуться в ответ. - Было численное превосходство. Да ещё и парень с такой же магией, как у тебя. Если тебе станет легче, то я тоже не справилась. И не смогла бы вытащить тебя без посторонней помощи. Громовержцы и дед прибыли в самый нужный момент. Если и хочешь перед кем-то извиняться, то перед ними, - почему-то я даже не удивился, что к нам на помощь пришел еще кто-то. Даже не просто кто-то, а «свита» Дреяр во главе с мастером. Надо было бы, действительно, поблагодарить их и извиниться за то, что не объяснили всю ситуацию, особенно Макарову, который все эти месяцы беспокоился за нас. - А по поводу жены… Я уже как-то сказала, что согласна. А после ты сбежал.  Но знаешь, мне плевать. Я согласна. И буду согласна всегда, сколько бы раз ты не спросил меня об этом, - улыбка все еще не сходила с лица. Я вспомнил снова слова своего старого друга и начинал понимать, что мне, действительно, нельзя больше зацикливаться на прошлом, ведь скоро у меня еще и свадьба намечается. - Отдыхай, Грайдер. Сон – лучшее лекарство, а я буду на соседней койке. Дедушка настоял в целях профилактики. Так что мы теперь с тобой вместе даже по палате, - в этот момент, я почувствовал снова ее мягкие и теплые губы, жаль, что не так отчетливо, как если бы я был в нормальном состоянии, а не в таком жалком как сейчас. - Я люблю тебя…

-Но теперь я уже точно никуда не сбегу и не исчезну, - на выдохе говорил я, чтобы успевать глотать и без того тяжелый воздух. – Так что участи быть моей женой тебе точно не избежать. Так что готовься, - произносить слова было все так же тяжело. Поэтому даже я понимал, что сейчас мой голос совсем на мой-то и не похож. – Я тоже люблю тебя…

Не знаю, сколько времени мы провели в больнице, но эти белые палаты начинали меня сильно напрягать. Каждый день меня таскали на какие-то процедуры. Ровно в одно и то же время приходила наша синеволосая целительница и лечила меня, пытаясь поднять на ноги. К счастью, мне даже вернули мои поломанные ребра, ну смогли наконец-то вернуть мой организм в нормальное состояние. Все как и было.

Не обошлось и без каждодневного появления кого-нибудь из членов гильдии. Они даже успевали подраться в палате, а потом делать перерыв на еду. Кому-кому, а вот Гажилу с Нацу было лучше не появляться, а иначе от больницы могло камня на камне не остаться. То же самое относилось и к Грею, который мало того, что раздевался при всех, так еще и умудрялся заморозить половину палаты, когда огненный убийца драконов выводил его из себя. Естественно, предложение «смахнуться» не обошло стороной и Лекси, хотя я всегда боялся, что она все-таки его примет и тогда наша гильдия будет причастна еще и к разрушению одного здания, а может и половины города.

Хотя для меня самым неожиданным и приятным сюрпризом было появление «Греха Ведьмы». К сожалению, из всех пришли только представители «Орашион Сейса», ведь Джерар снова сослался на дела, а потому передал мне только письмо с извинениями за Ивана с пометкой выздоравливать скорее, ведь у него снова есть ко мне дело. Мой нервный тик на такое послание не забудет никто из тех, кто находился в это время в палате. В общем, эти дни в больнице ничем не отличались от тех, которые мы проводили в гильдии. В итоге, все заканчивалось довольно дружно и весело. После войны все гильдии стали настолько дружными, что даже о проделках бывших членов «Орашион Сейс» забыли, будто и не было никаких грешков с их стороны, хотя Сорано часто любила напомнить о том, какая она «злодейка», особенно если в палате оказывалась Люси. «Когда же ты угомонишься?» - все время тяжело выдыхал я, совмещая свою руку с лицом. На что всегда получал ответ от Ричарда что-то связанное с любовью. Кажется, этот парень мало что понимал в том, что здесь вообще происходит.

В общем, все это было хорошо, но мне уже поскорее хотелось вернуться в свою привычную жизнь или просто остаться с Лекси наедине. Забота наших друзей  это, безусловно, прекрасно, но еще прекраснее, когда я бы мог уже, наконец-то, побыть в тишине со своей будущей женой, а не трястись за стены больницы, которые ходили ходуном.

- Боже, какие же они шумные,  - уже после выписки и выталкивания каждого члена гильдии по отдельности, произнесла Лекси. «Не то слово…» - сидя за столом, думал я и смотрел в сторону двери, надеясь, что больше никто не захочет чем-нибудь помочь. - Наконец-то мы дома, - и это были самые правильные слова, которые описывали мое нынешнее состояние. Конечно, в больнице был хороший уход и присмотр, но меня уже самого тошнило от запаха различных лекарств. - Мест, я не знаю, как тебе сказать, - если честно, я даже не знал о чем пойдет речь, так как ее взгляд был немного пугающим, будто она решила рассказать мне страшную правду о своей семье, ну как пример. - Но нам лучше сыграть свадьбу в ближайшее время, - «К чему такая спешка? Хотя я и сам не против, поскорее сыграть свадьбу, а то еще опять какая-нибудь причина появится отложить, а этого я не выдержу больше…» - Иначе я не влезу в платье, - я слегка изогнул бровь от удивления, осматривая свою будущую жену с ног до головы. «С такой то фигурой? Правда, что ли?» - никак не мог понять я, как вдруг… - Я беременна, - в этот момент, я чуть не уронил кружку, которую держал в руках. Взгляд уткнулся в противоположный край стола, а голове эхом отдавалось слово «беременна». «Она.. шутит?» - Уже два месяца… - скрывать это от меня целых два месяца?! Кажется, эта девушка в сокрытии информации даже меня переплюнула, хоть я и являлся еще тем шпионом со стажем.

Я дослушал всю речь Дреяр до конца, а после около минуты молча не отводил взгляд. Новость до сих пор перерабатывалась в моей голове. Да, я, конечно, знал, что это произойдет, но чтобы вот так быстро, да еще и два месяца она молчала. Ничего не говорила. Получается, она подверглась опасности в тот день. Сглотнув подошедший ком к горлу, мне все-таки пришлось вернуться в эту реальность. Встав со своего места и переместив свой взор на пол, я медленно приблизился к девушке. Руки начинали дрожать, по телу пробежал холодок. Опустившись на колени перед ней, носом уткнулся в ее живот. Моя сентиментальность никогда до добра меня не доводила, и всегда выступала именно в подобные моменты.

-Почему… - я чувствовал, как щеки начинало жечь, а вниз сползали слезы, оставляя мокрую дорожку. – Почему ты раньше не сказала? Я понимаю, нести бред в твоем положении позволительно, но подумать о том, что я буду настаивать на подобном?! Избавиться от собственного счастья?! А теперь уже от частички себя?! – если честно, в голове было настолько все спутано, что я даже не знал, что сказать. Хотя, наверное, мои чувства просто невозможно было описать словами. – Через месяц. Нет. Полмесяца нам хватит, чтобы все организовать?
[STA]любовь к одной и единственной... [/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/t/tsicq.png[/AVA]

+1

8

[STA]я люблю тебя[/STA][NIC]Laxy Dreyar[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kxyhE.jpg[/AVA]
   Каких-то две недели назад я считала материнство непосильным грузом. Сейчас, если мне и было страшно, я готова была принимать все трудности с гордо поднятой головой. В конечном счете, это был мой ребенок, и если я его сначала не хотела, то… всё в этой жизни меняется. Непостоянность и переменчивость – вот, чему меня научила Судьба. Но в плане собственного ребенка я теперь была уверенна на все сто процентов. Отступать и пасовать перед этим мне было не по зубам. Я теперь всё чувствовала, прекрасно осознавала и принимала с чистым сердцем. И мне хотелось верить, что Грайдер будет поступать так же.
   Если подумать, то реакция Места пугала меня в любом случае. Будь это дикая ярость или необузданная радость. Подготовиться к чему-то такому было попросту невозможно. И я сидела на стуле, стискивала пальцами кружку и периодически переставала дышать. С замиранием сердца я ждала реакции, опасаясь самого худшего. Как-то Грайдер пообещал мне, что будет стараться стать хорошим отцом и мужем. Возможно, у нас в жизни всё происходит не так, как должно происходить. Но, чёрт возьми, мы должны были пожениться год назад! И моя беременность уж точно не стала бы для него шокирующей новостью. А по-хорошему, свадьба должна была сыграться именно в тот день, когда нам обоим стукнуло восемнадцать. «Мы упустили столько времени, Грайдер. Чёрт возьми, мы потеряли целую вечность…», - горько подумала я, глядя, как мужчина встаёт изо стола. В этом году Грайдеру исполнялось тридцать. Для волшебника эта цифра абсолютно мала. Благодаря нашей силе мы и живём на порядок дольше. Но всё же Месту должно было стукнуть тридцать, а мне было уже двадцать три. Наша жизнь шла кувырком.
   Наша молодость с треском провалилась, если подумать. Мы прожили её не так, как должны были. Словно Жизнь решила, что нам это не нужно. Нужно! Ещё как нужно! И почему мы должны наверстывать эту самую пресловутую молодость уже в том возрасте, когда надо заводить детей? Боже, я считала всё таким несправедливым… Просто ужасно.
   Однако Грайдер обходит стол, а у меня внутри всё переворачивается с ног на голову. Я поворачиваюсь к нему на стуле лицом и прикусываю щеку изнутри. Одна рука всё ещё сжимает кружку, которая стоит на столе. В горле ком, и я его сглатываю каждые пять секунд. Очень тяжелая ситуация. И морально, и физически. Возможно, я должна была сказать об этом Грайдеру раньше. Но ведь обычно это радостное и запланированное событие. В нашем же случае всё было иначе. Никто из нас этого в полной мере не хотел. Оба знали, что когда-нибудь это произойдёт, но чтобы вот так… Грайдер опускается на колени, обхватывает руками мою талию, а носом утыкается прямо в живот. Я шумно и резко выдыхаю, чувствуя эту странную близость. Непривычно.
  - Почему… - голос у Места дрожал, и я сразу поняла, что он плачет. Слишком эмоциональный, чтобы стойко выдержать такую новость. Только вот я пока не могла понять: он плачет от радости или от горя. Перебить Грайдера я не решилась. - Почему ты раньше не сказала? Я понимаю, нести бред в твоем положении позволительно, но подумать о том, что я буду настаивать на подобном?! Избавиться от собственного счастья?! А теперь уже от частички себя?! – я приложила вторую ладонь, которая не сжимала кружку, к губам, чтобы не вскрикнуть от радости. Счастливый вопль загнулся где-то у меня в горле. Я издала лишь какой-то невнятный звук. «Он счастлив. Он… он рад этому…» - мысль била меня цветным молотом по голове, и впервые за долгое время я почувствовала волну спокойствия у себя внутри. Та поднялась и мягко укрыла меня с головой. Больше не нужно было переживать о том, что этот ребенок может быть нужным только мне. Грайдер тоже его хотел. - Через месяц. Нет. Полмесяца нам хватит, чтобы все организовать?
   - Я не знала, как сказать тебе. Это было…тяжело, - тогда мне и правда было тяжело. Я всё ещё не могла любить, а потому избавиться от ребенка было бы для меня легким решением, но куда тяжелее было бы смотреть на Грайдера, который, скорей всего, был бы против. Я просто представляла тогда скандалы, крики и истерики. Мои аргументы задавливались бы аргументами Места. И где-то между словами «я не буду его любить, как и тебя» и «я не позволю тебе этого сделать» что-то сломалось бы. Возможно, наши отношения попросту бы рухнули.
   Не знаю, какие могли быть последствия у этого разговора. Но сейчас я была счастлива, что тот не состоялся. А уже когда мы были в больнице, я не говорила Месту только потому, что не хотела отвлекать его от лечения. Он должен был идти на поправку в ускоренном режиме. Покой был бы ему необходим, а так бы он лишь за меня переживал в той самой палате. Я хотела избавить нас от этих нервов, и я это сделала.
   - То есть… ты правда хочешь ребенка? От меня? – тихо спросила я, опуская ладонь на макушку Грайдера. – Ты понимаешь, какая это ответственность? Понимаешь, что бросить меня – это уже бросить не только меня, Мест? Я не смогу объяснить малышу, где отец и почему ты не рядом… - внутри меня всё ещё жил страх, что Грайдер может снова исчезнуть, пропасть, раствориться, зацепившись за призраки прошлого. Мне хотелось объяснить ему, что в этом случае выбор Грайдера должен быть однозначным. Раз и навсегда. И выбрать он должен свою настоящую семью, а не ту, что продала его когда-то целую вечность назад. – Я верю, что если ты будешь с нами, то станешь хорошим отцом. Дашь ребенку всё то, что не получил когда-то сам. Мест… мне так жаль, что ты пережил тот ужас, будучи ребенком, - я говорила тихо и мягко, поглаживая черные волосы на затылке Грайдера. Мир теперь играл для меня другими красками, так что и говорить о каких-то вещах было проще. Я шмыгнула аккуратным носиком, а затем нагнулась и быстро чмокнула Места в макушку, после чего выпрямилась обратно. – Конечно, мы управимся за две недели. О чём речь? Нашим же только команду дай, они сразу бросятся за подготовку, - я тихонько фыркнула, представив всю суматоху, в которой мне, конечно же, придётся принимать участие в первую очередь. А то увлекутся ещё хвостатые, а мне потом разгребать. – И ещё… давай вступим обратно. Ты был прав, Мест. «Хвост Феи» - это наш дом.

+1

9

Радость вперемешку с непонятным чувством внутри. Почему-то я просто не мог поверить в то, что это происходит сейчас со мной. С того самого дня, когда я познакомился с маленькой, светловолосой девочкой, время летело слишком не заметно. Будто остановилось вовсе. Я чувствовал, как начинаю созревать, как мысли в голове меняются, но чтобы вот так скоро услышать такую новость…

Мне хотелось продолжать стоять перед ней на коленях, утыкаться носом в живот, в котором уже начинала созревать маленькая жизнь. Боже, да кому расскажешь, мало, кто поверит. Эмоции зашкаливали, и я уже начинал чувствовать, как нахожусь не здесь. Как будто начинаю плыть по течению счастья, пытаясь полностью принять эту волшебную новость. Я не знал, не думал, никак не мог выразить свои чувства, которые ощущал сейчас. Правда, вперемешку со слезами это было довольно трудно. Ком, который подкрался к горлу подло давил, не давая вымолвить ни слова. Я слышал Лекси. Слышал, как она говорит о том, что я стану хорошим отцом и что не сможет объяснить нашему ребенку, где сейчас его отец и почему его нет рядом.

С самого детства я был лишен всех этих теплых чувств. Я не знал, что такое родительская забота и опека. С самого рождения я был предоставлен сам себе. Наверное, из-за этого я был весьма эгоистичен и замкнут. Иногда меня посещали мысли найти свою настоящую семью, которая примет меня и будет давать мне то, чего я так долго был лишен. Мне приходилось наблюдать за многими. Среди них были сироты, обеспеченные родительской любовью, или замкнутые от ее недостатка.

В каком-то смысле мы были похожи с Лекси. Ее отец был тираном, который не мог дать нужного девушке в детстве. Если честно, с самого первого дня, как я вступил в гильдию, он не понравился мне. Грозный взор, постоянно нахмуренные брови. Он будто и не знал, что такое искренний смех и улыбка. Меня всегда удивлял тот факт, что он был отцом Лекси и сыном нашего мастера. Эта новость шокировала меня точно так же, как и любого другого из гильдии, кто только что узнал об этом.

-С ума сошла?! – не переставая, дрожать от накопившихся во мне эмоций. С неким гневом, больше похожим на страдание произносил я. – Куда я могу теперь уйти? Куда я уйду от своей любимой будущей жены и малыша? – произнося последнее слово, я все еще пытался прийти в себя от новости и постараться принять ее, наконец-то. – Вы ведь… - прижимая девушку к себе ближе, пытаясь прижаться к ней так, чтобы остановить рвущиеся наружу слезы. – Теперь вы ведь… Вся моя жизнь… Я люблю вас и никогда больше не исчезну… Никогда не убегу… Не смогу… - продолжая все еще периодически всхлипывать произносил я. – Нам обоим не сильно повезло в детстве, а потому… Мы дадим нашему ребенку то, чего не хватало нам. Я обещаю, он будет самым счастливым… - все-таки оторвав свою голову от ее живота, я приблизился к ее губам, нежно касаясь их, чувствуя привкус соленых слез. – Избавиться бы только от своей сентиментальности… - слегка усмехнулся я, чуть отстранившись от девушки, вытирая глаза рукавом. – Но я так счастлив… - будто пятнадцатилетний паренек, я всхлипывал от радости, которая накатилась на меня теплой волной. – Тогда, надо начинать приготовление! Думаю украсить Собор и гильдию для праздника, не составит большого труда, - уже чуть успокоившись, произносил я, избавившись от лишней влаги на моем лице. – Но тебе еще платье выбирать, а у вас это кажется самое важное, да? – усмехнувшись, поинтересовался я. – Так еще нужно отказаться от заданий Джерара лет так на семь, и да. Вступить обратно в гильдию. Надеюсь, наше «сокровище» тоже захочет туда вступить, а еще… еще… - внезапно на меня нахлынула другая волна. Волна раздумий, от того, что нужно сделать для приготовления к свадьбе, до того какой магией будет обладать новорожденный малыш. Ну, знаете, не каждый день у тебя через две недели свадьба, а после еще и рождение того чуда, которое должно было изменить всю нашу жизнь.

Внезапно мое выражение лица сменилось, вспомнив, что еще писал Фернандес, когда Ричард передавал мне записку в больнице. Счастье сменилось некой пустотой, а потом и вовсе печалью. Я застыл на месте, думая о том, как сказать теперь эту новость Дреяр, когда она в таком положении. Однако я ведь пообещал ей все говорить, но как сказать ей что-то, что могло снова подвергнуть волнению. Вдруг это отразиться на малыше. Я никому не говорил об этом ни мастеру, ни Лекси. Но они оба должна знать, ведь Джерар знает, что только я смогу спокойно и обдуманно сообщить им эту новость. Поэтому сам он не стал лезть в дела этой семьи, решив взвалить все на мои плечи. Тяжело выдохнув, я вновь повернулся к девушке и, сев на стул напротив нее, посмотрел в глаза. Сглотнув, я еще раз поспешно выдохнул, взяв за руку свою возлюбленную.

-Лекси… Я не хотел тебе этого говорить, а теперь и в твоем положении. Прости, что не сообщил в больнице, просто не знал, как это сказать, но… - слегка сжав руки девушки, я не отводил от нее взгляда. – Лекси… Наверное, я должен был сначала сообщить мастеру, но я пообещал говорить тебе все сразу… Только прошу не волнуйся и выслушай спокойно, все взвесив, хорошо? Итак… Джерар сейчас тесно общается с правительством, а именно с членами Верховного Совета, - не без моей помощи. – Так вот, он выяснил, что через полторы недели будет суд над Иваном, и если не найдутся аргументы в пользу использования его магии в добрых целях… Его… - я сглотнул ком в горле, который уже встал поперек и, тяжело выдохнув, наконец-то, смог сказать самое главное. – Его казнят…
[STA]любовь к одной и единственной... [/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/t/tsicq.png[/AVA]

+1

10

[STA]я люблю тебя[/STA][NIC]Laxy Dreyar[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kxyhE.jpg[/AVA]
   Я всё ещё сидела на стуле и мягко поглаживала Грайдера по волосам. В ушах стоял его рассказ про своё детство, который он поведал мне в том дешевом отеле у черта на куличиках. Я тогда мало что чувствовала, не принимала всё близко к сердцу, зато сейчас полностью ощущала тот груз и непосильную тяжесть прошлого, который испытывал на себе Мест. Нелегко было узнать о том, что собственные родители продали тебя каким-то людям, лишь бы продолжать существовать.
    Мы с Грайдером действительно было чем-то похожи. По сути – две сироты. Да, у меня был дед и гильдия, но ведь на самом деле это не в счёт. Я не знала матери, а отец… Иван Дреяр был жестоким и грубым человеком. Да, он заботился обо мне, когда я мучилась слабым здоровьем, но забота эта выражалась только в запретах и в скандалах, если я решалась эти запреты нарушить. А меня всегда тянуло перешагивать черту. Внутри маленькой девочки с пшеничными волосами жила бунтарка, которая хотела жить обычной жизнью, быть как все. Только вот не получалось.
   Поэтому встреча с Грайдером в том далёком детстве стала для меня решающей. Я словно вырвалась из цепей, почувствовав вкус свободы, а Мест помогал мне черпать от жизни ещё больше всего. Именно с ним я узнала цену дружбы, любви и семейности в полной мере. И именно с ним я хотела связать свою судьбу. Хотелось верить, что Грайдеру это нужно не меньше, чем мне.
    - С ума сошла?! – его голос всё ещё дрожал от эмоций и чувств, которые переполняли сильное мужское тело, мешая дышать. Грайдер отчаянно старался не сорваться в счастливые рыдания, а я готова была ему это прощать хоть всю жизнь. - Куда я могу теперь уйти? Куда я уйду от своей любимой будущей жены и малыша?«К работе, Мест. Тебя всегда тянет к работе». Я усмехнулась собственной мысли, перебирая черные пряди пальцами. Грайдер вечно был где-то, но как же я была рада, когда он возвращался ко мне. Тяжело было отпускать куда-то этого взбалмошного мужчину, но он вырос и повзрослел не только внешне, но и внутренне. - Мы дадим нашему ребенку то, чего не хватало нам. Я обещаю, он будет самым счастливым… - Грайдер поднял голову и потянулся ко мне, чтобы поцеловать. Я сама подалась навстречу, чтобы приблизить это прикосновение. Поцелуй получился солёным от его слёз, но чертовски сладким из-за всех тех эмоций, которые мы испытывали друг к другу. Кто из нас больше ждал этого момента, он или я? Отвечать не хотелось. Я думаю, мы оба стремились к этому в наших сердцах. - Избавиться бы только от своей сентиментальности… - Грайдер принялся вытирать щеки рукавом, дабы избавиться от улик своих слабостей. Я аккуратно перехватила его руку и принялась вытирать его слезы сама, глядя в его красивое лицо. На подбородке у Места уже начала пробиваться щетина, а мне было безумно приятно царапать об неё свои нежные пальцы. - Но я так счастлив…
  - Даже не думай избавляться от этой сентиментальности, Мест, - я улыбалась, продолжая методично оглаживать пальцами его лицо. Слезы уже высохли и больше не спешили сорваться вниз по щекам, но мне просто нравилось касаться Грайдера, потому я и продолжала это делать. – Во мне ведь этого мало. Зато у тебя я это перенимаю. Так что не смей меняться в этом плане! – я шутливо пригрозила ему пальцем, после чего звонко поцеловала в лоб. Волна спокойного счастья поднялась к горлу, и я почувствовала, что у меня у самой выступили слезы на глазах. Но я заставила себя глубоко вздохнуть и убрать водную пелену с глаз. Дышать в тот же миг стало легче.
  - Тогда, надо начинать приготовление! Думаю, украсить Собор и гильдию для праздника не составит большого труда, - я закатила глаза. Сегодня думать о том, что и как должно в идеале выглядеть, не хотелось. Я соскучилась по Грайдеру, а потому надеялась провести первый вечер в нашей квартире на кровати. Просто в обнимку. Мне большего сейчас было не надо. Я чувствовала себя немного вымотанной после долгой дороги домой. Да и от капельниц, лекарств и обследований нужно было отдохнуть. - Но тебе еще платье выбирать, а у вас это кажется самое важное, да? – я сделала глоток из своей кружки и с тихим стуком поставила её на место.
  - Нет. Не самое важное. Я уже знаю, какое платье у меня будет. Так что с этим проблемы нет никакой, - я пожала плечами, улыбнувшись своей мысли. Платье действительно не нужно было покупать. То есть изнурительных походов по магазинам в компании Эвер избежать у меня получится феноменально просто. От матери мне досталось мало вещей. Одной из них было подвенечное платье, в котором она выходила замуж за Ивана. Дедушка рассказывал, что женщина в нём выглядела совершенно прекрасно. И единственное, чего я и правда боялась всей душой – что могу в него попросту не влезть.
    - Так еще нужно отказаться от заданий Джерара лет так на семь, и да. Вступить обратно в гильдию. Надеюсь, наше «сокровище» тоже захочет туда вступить, а еще… еще… - Грайдер встал и вернулся на свой стул, на котором сидел до того, как я сообщила ему эту странную, но весьма радостную новость. Он как-то потускнел и осунулся, глядя на меня совершенно подозрительно. Я чуть прищурилась, вспомнив о грешниках и их вечных заданиях.
  - Я не люблю грешников, - тут же сорвалось у меня с языка. А что? Я теперь беременная. Могу нести любой бред. Мне простится даже самая ужасная чушь, которая может сотрясти перепонки. – И о твоём с ними сотрудничестве мы ещё поговорим, - я фыркнула и снова приложилась губами к ободку стакана. Я подозревала о том, что Джерар снова просил Места о помощи, снова говорил ему о каких-нибудь важных делах в записке, которую принесли грешники в один из дней, пока мы с Грайдером грели койки в больнице. Я тогда не ощетинилась только по той причине, что не хотела лишний раз заставлять Места нервничать. Но вот теперь…
  - Итак… Джерар сейчас тесно общается с правительством, а именно с членами Верховного Совета, - я удивленно приподняла бровь. Не знала, что «Грех Ведьмы» взаимодействует с Советом. У меня даже мысли не было, что кто-то из них захочет якшаться с правительством. - Так вот, он выяснил, что через полторы недели будет суд над Иваном, и, если не найдутся аргументы в пользу использования его магии в добрых целях… Его… - я замерла и, на всякий случай, опустила чашку на стол. Не хотелось её разбить, если новость будет слишком ошеломляющей. Как-то непроизвольно я вдохнула побольше воздуха и напряженно посмотрела на Места. Мой отец был, несомненно, жестоким человеком. Он был опасен для общества. - Его казнят…
   И всё-таки хорошо, что я поставила кружку на стол. Губы сами собой сжались в тонкую линию, и я опустила взгляд в пол, шумно выдохнув весь тот воздух, который втянула в себя меньше тридцати секунд назад. Грайдер явно переживал о моей реакции, а я даже не знала, как к этому относиться.
  - Я… - слова резко вылетели из моей головы. Их словно выбили напрочь. Я уперлась рукой в коленку и чуть согнулась, чувствуя, как мне не хватает воздуха. Да, Иван Дреяр заслуживал наказания. Гниения в темнице было бы достаточно, но чтобы смерть… Казнь – это слишком. Я резко разогнулась и опрокинула голову назад, вновь делая шумный вдох. Меня начало слегка трясти и подташнивать. – Я должна сказать дедушке, - зажмурившись, я потерла лицо двумя руками, но не заплакала. Некого было оплакивать, по сути. Через несколько секунд я успокоилась и посмотрела на Места. – Он пытался тебя убить, - тихо прошептала я, смотря Грайдеру прямо в глаза. Я всё ещё видела по ночам красную комнату и мужчину, что лежал в луже собственной крови. Не кричала я только потому, что знала – Мест на соседней койке идёт на поправку. Но всё равно просыпалась в холодном поту посреди ночи, чтобы убедиться в наличии мужчины рядом с собой. – И он должен ответить за всё, что совершил. Но… казнь, - я поджала губы и покачала головой. – Мест, я не хочу ему такой смерти. Я хочу сказать ему, что он станет дедушкой. Хотя бы это…

+1

11

Моя глупость порой не знала границ, а язык костей. Насколько же нужно быть безмозглым человеком, чтобы выпалить такое прямо сейчас. В такой момент. Мое счастье начинало перекрываться темной пеленой горечи и печали, которые явно испытывает девушка.

-Это… Этого не может быть! – оставшись в палате наедине с «грешниками» без их командира, сжимал я зубы и листок бумаги, на которой было послание от моего старого друга. Они ведь… Они ведь не серьезно?!

-После той войны с Зерефом и Акнологией Совет переизбрали и ужесточили, - тяжело выдыхая, говорил Ричард. Ты ведь помнишь, что даже Бог Серена перебрался в Арболес. Темная сторона разрушает, а этого «защитники магии» больше не могут допускать. Тем более, в случае с мастером «Хвоста Ворона». Ясненько?

-Ой, да ладно, Мест. Разве так не станет никому легче? Между прочим, это он тебя приложил, или забыл?! Не поспей феи к тебе во время, ты бы был уже мертв, - то ли пытаясь приободрить, то ли он и правда, так думал, но Савьер явно не сдерживался в высказываниях. Я же был настолько ошеломлен новостью, что пропустил это мимо ушей.

-Ладно, не будем тебя больше трогать, - спокойно произносила Сорано, что меня очень поразило.Мы пришли навестить и передать послание, а не загружать тебя своими мыслями на счет этого, но послушай… Если тебе вдруг понадобиться помощь, обращайся. Ты ведь нам всегда помогал… Поэтому, - она слегка усмехнулась, уже подойдя к двери, и направляясь прямиком из палаты со своей свитой. Мы сообщим, если найдем нужную информацию. У нас есть еще время, так что… Не переживай.

Эта девушка меня всегда поражала. То она вела себя, словно малолетняя эгоистка, зацикленная только на своей внешности с куриными мозгами, то выдавала настолько разумные, завуалированные фразы в адрес поддержки. Конечно, без моих расширенных глаз в их сторону, после такого заявления, не обошлось. Однако, поняв, что у меня есть друзья, знакомство с которыми, мягко говоря, изначально  не сложилось, я улыбнулся.

-Спасибо…


Вспоминая этот разговор, я начинал верить, что скоро весточка от «Греха Ведьмы» может прийти. Не все потеряно. Нужно было лишь дождаться, чуть-чуть подождать. Я верил, что эти ребята найдут лазейку, ведь им можно доверять. Они стали для «Хвоста Феи» одной из близких гильдий, так что не подведут. Я уверен.

Да, я тоже недолюбливал отца Лекси. Он никогда не нравился мне. Возможно, с какой-то стороны мне было бы наплевать на него, но… Осознавая, где-то глубоко внутри себя, что теперь он тоже являлся членом моей новой семьи, я просто не мог допустить казни. Мне плевать, на то, что случилось со мной по его вине. Я верил, что когда-нибудь он сможет покаяться  о содеянном. Может, просто дурачок, но я всегда верил в лучшее. Все мы не идеальны.

-Лекси! – подскочив к девушке, после того, как я увидел, что ей становится только хуже от этой новости, заволновался я. Корить себя дальше, за то, что я сначала говорю, а потом делаю, не было времени. – Милая, может воды, или на воздух. Пожалуйста, только не волнуйся. Прошу тебя, - в глазах впервые появился страх за ее здоровье, а главное за здоровье того драгоценного для нас «сокровища», которое она носила под сердцем. Стоя перед ней снова на коленях, волнуясь за ее состояние, мои руки сами легли ей на щеки. – Лекси, я жив. Забудь об этом… - своим лбом я коснулся ее, глядя в прекрасные глаза. – Со мной все хорошо, с тобой, Слава Богу, тоже. Я тоже недолюбливаю твоего отца, но я ведь скоро стану полноценным членом вашей семьи, тем более у меня у самого скоро будет ребенок. Я не принимаю, его методов воспитания, так же как и его целей… Но я тоже не хочу никакой казни, поэтому… Ребята решили помочь мне и сейчас пытаются найти информацию, которая могла бы нам помочь, но… Милая… - мой взгляд потускнел и опустился на пол. - Я не уверен… Что они найдут что-то стоящее. Давай, сообщим мастеру вместе? И подумаем, что можно сделать? А сейчас, прошу тебя, отдохни немного, - кончики пальцев слегка касались ее щеки, лаская нежную кожу. – Ты устала… Тебе нужно больше отдыха, а я пока озадачу наших со свадьбой. Думаю, не нужно им говорить о том, что сейчас происходит. Пусть они думают о хорошем, а иначе такой бунт поднимут, что еще и нас Совет решит под замок взять. Обещаю, мы все сделаем… Все будет хорошо…

Я, конечно, успокаивал свою возлюбленную, чтобы она не переживала, но понимал, что это дело не такое обычное. Сказать по правде, шансы на то, что мы сможем исправить положение, были малы. Если бы была хоть какая-то зацепка, мне бы уже сообщили, но… Вот уже прошло около трех дней, а сообщений от «грешников» до сих пор не было. Если сказать кому-то в гильдии, кто встречался с Иваном, и знает его хорошо, то все в голос скажут, что у него никогда не было добрых мотивов. Я даже не знал, что думать. Голова была забита моим ребенком, свадьбой и казнью. Все смешивалось в одну кучу, а голова будто кипела от всего происходящего.

-Лежи и отдохни, как следует, - перенеся на своих руках девушку в спальню, аккуратно уложив на кровать, шептал я. – Скоро вернусь… - дотронувшись губами до лба Дреяр и укрыв девушку пледом, нежно улыбнулся я и снова растворился в воздухе.

Вернулся я, конечно, не так быстро, как полагал. В гильдии, как у знали о праздничном событии, сразу же начали обдумывать, как все устроить. «Громовержцы» назначили себя главными в этом ответственном деле, на что я лишь усмехнулся и, естественно, не стал отказывать главной «свите» мой будущей жены. В общем, отпустили меня все не раньше десяти часов вечера, предварительно устроив пьянку, как это всегда любили делать наши товарищи. Семья, ничего не скажешь. Правда, о главной новости, я еще никому не сообщал, но знал, что мастер уже в курсе, ведь когда я только зашел и сообщил о предстоящей свадьбе, он первый подозвал меня, по-тихому, выпить за здоровье будущего малыша. «И почему я всегда все узнаю последний?» - выпивая с Макаровым кружку вина, прокручивал в голове этот вопрос.

-Я вернулся! – уже стоя на пороге собственной квартиры, выкрикнул я. – И не один.

Нельзя было откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Я это прекрасно знал, а потому пригласил к нам «отца» нашего шумного семейства, ну и по совместительству, будущего прадеда. Макаров слишком долго настаивал на том, чтобы поговорить с внучкой насчет того, что сообщил мне Джерар. Да, к сожалению, я не сдержался, и вкратце рассказал мастеру о том, что назревает суд над средним Дреяром. Теперь переживающих было трое, во всяком случае, я не один нес на себе эту ношу.

-Лекси, - прямо с порога начал я. – Мастер… Предложил свои вари…

-Мест, - слегка озадачено, перебил меня Макаров. – Разреши я расскажу, раз уж пришел, - чуть поджав губы, мне стало слегка стыдно. – Итак, милая, - обратился он, непосредственно к внучке, тяжело выдыхая. – Есть два варианта, чтобы Ивана не казнили. Первый – Мест может использовать свою магию, но это слишком рискованно, так как маг посильнее сможет раскрыть его и снять заклятие. Второй, самый не приятный, полагаю, - он снова набрал в грудь воздуха, собираясь с силами, чтобы сказать об этом. - Мест должен сказать, что сам нарвался на драку с гильдией и избили его в целях защиты. Так Ивана не казнят, но выпустят ровно через год снова…
[STA]любовь к одной и единственной... [/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/t/tsicq.png[/AVA]

+1

12

[STA]я люблю тебя[/STA][NIC]Laxy Dreyar[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kxyhE.jpg[/AVA]
    Семья – это то понятие, которое я то понимала, то нет. В моей жизни было очень много моментов, когда я оставалась совсем одна, а потому ценить свою собственную семью начинала до праведного благотворения. Из крайности в крайность – и это вся моя жизнь. Даже беременность вышла сама собой, её никто и никогда не планировал. Конечно, когда-нибудь в будущем у меня и Грайдера обязательно появились бы дети, но Судьба решила, что это самое будущее должно наступить именно сейчас, а не тогда, когда мы оба захотели бы этого всей душой.
   Но любить своего ребенка я была обязана, да и попросту хотела чувствовать это своим временно черствым сердцем. Хотя я всё ещё сомневалась, что могу быть хорошей матерью для чада, который появится в такой сумасбродной семье.
   Мы с Местом подходили друг другу: я была слишком терпеливой и черствой, Грайдер же оказался чрезмерно сентиментальным и восприимчивым. Я не исключала возможность того, что нашего общего ребенка молодой мужчина будет любить больше. Но ведь мы оба были обделены понятием семьи, а потому не было до конца понятно, справимся мы с поставленной задачей или нет.
   В любом случае, новость о казне родного отца подкосила меня. Начинать семейную жизнь с поступка, который нельзя назвать никак иначе кроме как «убийство», было бы неправильно. Подписать приговор Ивану собственной рукой было бы слишком жестоко. Должна ли я была вставать на защиту человека, который собственноручно пытался убить моего будущего мужа? У Ивана было много времени на то, чтобы измениться, пересмотреть свои взгляды на жизнь и начать всё с чистого листа. Только он решил не пользоваться всеми шансами, которые были ему подарены самой Судьбой. И я не была уверена, что готова простить отцу всё на свете, но смерть…
   Какой-то холодок пробежался по моим внутренностям, лизнув оголенное сердце. Я шмыгнула носом. Конечно, новость меня повергла в шок и тревожные раздумья. Я не знала, как правильно реагировать. Даже не была уверена, что реагировать вообще как-то надо.
   Грайдер снова стоял передо мной на коленях, обхватив мои щёки руками. Не особо задумываясь о том, как я могу выглядеть со стороны, мои глаза просто смотрели в его. Мест говорил что-то о семье, о нашем здоровье, о том, что мне нельзя переживать. Но как я могла не переживать? На все его слова я лишь шумно выдохнула. Разговаривать с дедом на эту тему сейчас было бы ужасно тяжело. Я потянулась и обняла Места за шею, желая почувствовать родное тепло и поддержку, которая была мне так необходима. Конечно, я её сразу же получила от будущего мужа. Грайдер переживал о том, что со мной может быть что-то не так.
   В любом случае, он подхватил меня на руки, а после перенес в спальню, где мягко уложил на кровать. Я совершенно не сопротивлялась, не видела в этом смысле. Мест нагнулся и поцеловал меня в лоб, аккуратно укрывая пледом.
  - Скоро вернусь… - это единственное, что я смогла разобрать. После этих слов мужчина растворился в воздухе, оставив меня одну. Я же решила, что сейчас так даже лучше. Мне нужно было хорошенько подумать, всё взвесить и принять важное решение, которое даст отсчет новым обстоятельствам, которые непременно свалятся на наши головы, если я что-то сделаю не так.


   Я не знала, сколько прошло времени. Оно превратилось в какую-то густую жидкость, кисель, который тёк между моими пальцами. Голова соображала плохо, я же отчаянно пыталась придумать что-то дельное, из-за чего меня одолела мигрень. Из-за беременности теперь нужно было тщательно следить за тем, что я принимаю, а потому обычные обезболивающие теперь нужно было тщательно проверять, чтобы это не навредило ребенку. Но голова болела, а задумываться о составе не хотелось, так что я просто зажмурилась и уткнулась носом в край подушки.
   В голове крутилось только то, что мой отец и правда заслуживает наказания, только вот Смерть – это совсем не то, что действительно было нужно в данной ситуации. В какой-то момент лежать мне надоело, и я села на кровати, прижавшись спиной к стене и вытянув вперед ноги, которые предусмотрительно укрыла тем самым пледом.
   А когда со стороны коридора послышался голос Грайдера, оповещающий о его возвращении, так я вообще обрадовалась. Почему-то последние десять минут одиночество и борьба с собственными мыслями начали казаться мне попросту невыносимыми.
  - Мастер… Предложил свои вари… - Грайдер был перебит дедом, а я улыбнулось, когда эти двое пересекли порог комнаты и зашли внутрь. Одна я точно не решу эту проблему, так что помощь со стороны Грайдера и Мастера была бы очень кстати.
    - Разреши я расскажу, раз уж пришел, - Макаров присел на край кровати и положил ладонь мне на лодыжку, что была спрятана под пледом. Я шумно выдохнула, глядя на дедушку. - Итак, милая, - было видно, что подготовленная речь будет даваться пожилому мужчине тяжело. И я его понимала. Как никак речь шла о его нерадивом сыне. Я подумала о том, что Макарову должно быть больно от того, что он не воспитал Ивана правильно. Наверняка, мужчина мучился чувством виды. Не доглядел, упустил. «А что если мы с Грайдером тоже не справимся?». Странный страх за не родившегося ребенка поселился где-то внутри меня. - Есть два варианта, чтобы Ивана не казнили. Первый – Мест может использовать свою магию, но это слишком рискованно, так как маг посильнее сможет раскрыть его и снять заклятие. Второй, самый не приятный, полагаю, - говорить о том, что первый вариант мне совершенно не пришёлся по душе, было бессмысленно. Наверное, это было понятно по моему вытянувшемуся лицу. Во-первых, задумка была противозаконной. И Грайдера за такие «проказы», если это можно вообще так назвать, спокойно могли посадить за решетку. А воспитывать собственного ребенка из тюрьмы как-то тяжеловато. Но новость о том, что второй вариант ещё более неприятный, вообще выбила меня из колеи. - Мест должен сказать, что сам нарвался на драку с гильдией и избили его в целях защиты. Так Ивана не казнят, но выпустят ровно через год снова… - в комнате воцарила гробовая тишина. Я смотрела широко распахнутыми глазами на дедушку, после чего перевела этот же взгляд на Грайдера, не веря собственным ушам.
   - Вы оба с ума сошли? – спросила я после затяжной паузы. Конечно, я подбирала слова, чтобы не сорваться на бессвязную ругань. Всё-таки обижать мужчин не хотелось. Они ведь придумывали варианты, которые можно было отыграть, дабы спасти моего непутевого отца. Только вот всё это явно не было гениальным или хотя бы удовлетворительным. – Мест, ты правда думаешь, что я дам хоть одному из этих вариантов ход? Дед, ты серьёзно решил, что меня это устроит? – я откинула плед и вскочила с кровати, заставив себя шумно выдохнуть. Нет, мне нельзя было переживать, но предложенные развития событий попросту вывели меня из себя. – Ничего этого не будет, ясно вам? Я не позволю! – впервые я думала не только о себе, но и о жизни, которая теперь была внутри меня. Моей прямой обязанностью было обеспечить ребенку счастливое будущее, а значит и происходящее должно было быть под моей ответственностью. – Знаете, это бред, - я развела руками, глядя на собравшихся. После того, как я отдышалась, уперев руки в бока и поджав губы, я посмотрела на Макарова. – Я скажу на суде, что отец пытался спасти меня от своих бывших пособников, так как знал, что я беременна и хотел защитить меня и ребенка, - шмыгнув носом, я запрокинула голову, возведя глаза к потолку. – Скажу, что он думал, будто Грайдер с ними в сговоре и хочет навредить им, а потому выбивал информацию. А ты… - я перевела взгляд на Места. – Подтвердишь эту историю. Только на это я согласна… В этом случае Ивану дадут срок, но вряд ли казнят. Я… - приложив руку ко рту и зажмурившись, я тихонько всхлипнула. – Я хочу, чтобы у моего ребенка был дедушка. Хочу полную и нормальную семью… Неужели я так многого прошу?
   Где-то в глубине души я понимала, что да, прошу нереально много. Но я всё ещё надеялась, что Иван, узнав о том, что у него будет внук или внучка, одумается и исправится. Он ведь пытался быть отцом, пока не случился у него конфликт с Мастером. Да, Иван Дреяр был местами жесток и несправедлив к людям, но ведь делал всё это во благо, защищая меня от того, что может сделать мне больно. В своё время он пытался уберечь меня от Грайдера. И, возможно, я бы действительно жила без всех этих любовных трудностей, если бы послушалась отца, но всё сложилось так, как сложилось.

+1

13

Сметая всё с пути,
Смогу ли я спасти,
Пожертвовав только собой?

Семья, действительно, важное и неотделимое для человека. Какими бы ни были твои родственники, они все равно ими и останутся. В них течет та же кровь, что и в тебе, и ничего ты с этим не сможешь поделать. Да, если говорить о гильдии, то здесь командовали скорее дружеские узы, которые были намного теснее и крепче, чем те, которые сложились в семье Дреяр.

Я не знаю, правильно ли говорить мне вообще об этом, но раз я уже становлюсь частью их семьи, то ничего не попишешь. Я слишком любил Лекси, чтобы из-за какой-то, для меня, мелочи отказаться от всего. Поэтому я должен взять на себя ответственность за все происходящее.

Ни я, ни мастер не удивились тому, что девушка так бурно отреагировала на предложенные варианты. Не удивительно, ведь она не хотела, чтобы со мной что-то случилось, но я сам хотел сделать все, что было в моих силах. Хотел как-то поспособствовать в подобном стечении обстоятельств и постараться как-то помочь решить данную проблему.

Вариант Лекси для Макарова стала открытием второго дыхания, ведь любое предложение было на вес золота. К сожалению, ребята из «Греха Ведьм» все еще молчали. Кажется сбор положительных характеристик про Ивана, поставил их в тупик. Я был уверен в том, что они всегда помогут и отнесутся к делу серьезно, а потому не злился на них и не ждал хороших новостей.

-План то хороший, - слегка призадумавшись, произнес я, смотря куда-то в пустоту. – Но не следует ли предупредить твоего отца, что у него будет внук или внучка? Или ты решила ошарашить его этим на суде?

Смотря на свою будущую супругу, произносил я, уже уверенно держа в голове отрицательный ответ на тот случай, если Лекси захочет сама рассказать ему об этом. Да, я не против, чтобы она поговорила со своим отцом перед судом, но боялся, чтобы с ней ничего не случилось. Если честно, мне ее даже на улицы Магнолии отпускать одну не хотелось, боясь, что что-то может произойти. Сейчас, пока она в таком положении, она больше не должна применять магию и уж тем более напрягать себя физическими нагрузками. А вот, разговор с Иваном мог принести моральную травму, чего я допустить не мог.

- Я хочу, чтобы у моего ребенка был дедушка. Хочу полную и нормальную семью… Неужели я так многого прошу?  - когда она всхлипнула, я даже не узнал свою возлюбленную, что говорило о ее сильном душевном потрясении. Не часто увидишь ее такой искренне переживающей и сентиментальной. Конечно, я прекрасно понимал ее, точно так же, как и Макаров.

-Дорогая, я сделаю все, чтобы то ни было, - я подошел к девушке и прижал к себе, мягко проводя по волосам. – Я могу сам поговорить с ним, если ты позволишь. Я не хочу, чтобы ты переживала и с тобой что-то случилось. Я больше не могу допустить этого…

Я знал, что Иван не захочет говорить со мной. Зачем вообще ему разговаривать с такой вошью, как я? По его мнению. Но все же искренне надеялся, что он начнет меня слушать после упоминания о том, что он скоро станет дедушкой. Правда, кажется, его не то что слегка шокирует это новость, а может совсем с ума свести. Почему-то в голове я отчетливо представлял не его счастливое и сияющие от радости лицо, а ярость от того, что его дочь связалась с таким, как я, так еще теперь и беременна. Не знаю, может я был слишком плохого мнения о нем, но после тех слов, когда я был еще мелким, почему-то меня не накрывали сомнения о том, что он может что-то учудить подобное. Знаю, думать о таком мне было нельзя, ведь он мой будущий… тесть…

Мне было плевать на свою жизнь, но если что-то произойдет с Лекси или нашим малышом, я никому этого не прощу. Пусть и слаб, но у меня и свои козыри в рукаве имелись. Остались от бывшего Совета. Связи могли сделать гораздо большее, чем простая физическая сила. Поэтому «Хвост Феи» являлся сильнейшей гильдией всего континента.

-Какое бы вы не приняли решение, - подходя к нам с невестой, произносил Макаров. – Я рад, что вы вместе. Несмотря на то, что произошло, вы создадите прекрасную семью. И я стану прадедушкой… - он слегка всплакнул, что не заставило не улыбнуться и на секунду забыть обо всех проблемах.

Сложные ситуации закаляют, делают нас сильнее. Мы принимаем решения, пытаясь не опираться на свои чувства, лишь на холодный и здравый смысл, пусть это и сложно. Я рад, что у меня появилась такая семья. Иногда я задумываюсь, а что бы было, если бы я тогда сбежал и ушел скитаться по свету? Иногда я почему-то представлял, что  с моими амбициями, которые были у меня в детстве, я смогу попасть под конец в «Грех Ведьмы». Но я был счастлив, что одна маленькая светловолосая девочка со шрамом смогла остановить и уберечь меня от необдуманных поступков. А теперь я обнимаю ее и люблю так сильно, что готов пойти на многое. Правда, теперь эта любовь будет разделяться на двоих…
[STA]любовь к одной и единственной... [/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/t/tsicq.png[/AVA]

+1

14

[STA]я люблю тебя[/STA][NIC]Laxy Dreyar[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kxyhE.jpg[/AVA]
   Мой отец не был хорошим человеком. И по факту, мне нечего было сказать в его защиту на суде. Но подписывать своими руками смертный приговор человеку, в чьих жилах текла моя кровь, - разрушение меня, как личности. Вряд ли бы я смогла когда-нибудь простить себе этот опрометчивый шаг. В любом случае нужно было поговорить с Иваном. И это должна была сделать я.
  - Но не следует ли предупредить твоего отца, что у него будет внук или внучка? Или ты решила ошарашить его этим на суде? – что-то в вопросе Грайдера заставило меня напрячься. Были нотки, которые как бы говорили мне, что я должна дать правильный ответ. Но я не была уверена, что такой вообще был. В любом случае, оказаться в руках Грайдера было приятно. Я прижалась к нему, ткнулась носом куда-то в ключицу и закрыла глаза, успокаиваясь от мягких поглаживаний по волосам. Пальцы Места путались в прядях, но меня это совершенно не заботило. Я просто убаюкивалась под его тихие слова и тепло, которое согревало меня снаружи и внутри. - Дорогая, я сделаю все, чтобы то ни было, - Грайдер всегда был слишком самоуверенным. Ну не мог он сделать всё, однако такая уверенность и решительность заставляли меня им гордиться. Грайдер действительно готов был жизнь за меня отдать, однако этого я бы хотела в самую последнюю очередь. Теперь то уж точно. - Я могу сам поговорить с ним, если ты позволишь. Я не хочу, чтобы ты переживала и с тобой что-то случилось. Я больше не могу допустить этого… - «Вот оно что. Хочешь сам с Иваном поговорить?». Вопрос так и остался в моей голове, так как я знала ответ заранее. Сама перспектива того, что данный разговор между ними может состояться, пугала меня. Я шумно вдохнула, обнимая Грайдера за шею. Как объяснить, что их встреча тет-а-тет травмирует меня куда больше, чем можно представить?
   Я промолчала, обдумывая варианты, которые приходили на ум. Ничего действительно ценного. Тяжело выдохнув, я поджала губы и зажмурилась, прижавшись к Месту ещё теснее, словно это могло как-то помочь мне разобраться с содержимым моей головы.
   Через какое-то время Мастер попрощался с нами и покинул нашу квартиру, пообещав навестить нас завтра. К этому времени я уже не прилипала к Грайдеру словно банный лист, а потому спокойно закрыла за дедушкой дверь и вернулась в комнату, где села на кровать и шумно выдохнула.
  - Тебе придётся отпустить меня на свидание с отцом, - тихо, но весьма решительно и уверенно проговорила я, не поднимая глаза на Места. Знала, что встречу протест и непринятие. Знала, что без этого просто не получится обойтись. – Я единственная, кого он может послушать, Мест. Ты не можешь это отрицать, - конечно, мои козыри в рукаве были железными и очевидными. С Иваном разговаривать надо было мне, если мы хотели действительно помочь ему.
   Положив локти на колени, я сложила пальцы «домиком» и прижалась к кончикам губами, закрыв глаза. План должен был быть продуман до мелочей. И легенда, которую необходимо было рассказать Ивану, должна была стать как можно более правдоподобной. И, что ещё более важно, все должны были говорить одно и то же.
  - Знаешь, - я подняла глаза на Грайдера и чуть улыбнулась. – Пойдём к нему вместе. Скажем, что разговаривать буду я, а ты меня одну беременную просто не оставляешь. Это ведь правда, - я усмехнулась и протянула Месту руку, желая, чтобы тот подошёл ближе и коснулся своими пальцами моих. Так и произошло. – Ты ведь знаешь, как я люблю тебя. И сделаю всё, чтобы тебе не пришлось слишком уж волноваться, - зная Грайдера, я могла быть уверена только в одном – Мест будет переживать за меня всегда. Не важно, какие обстоятельства нас преследуют. Он просто не может не волноваться. - Тебя мой отец не будет слушать. Так что одному тебе идти смысла нет. Деда он тоже не очень жалует. Остаюсь только я и, возможно, ребенок. Но тот ещё даже не родился, так что выбора особо нет, - я выдохнула и мягко погладила Грайдера по щеке, когда тот сел на кровать рядом со мной. Пальцы очертили линии скул и мягко погладили подбородок. – А ещё свадьба. Я правда увижу тебя в костюме и с бабочкой? – улыбка тронула мои губы. Я не помнила, чтобы вообще хоть когда-нибудь видела Грайдера в официальной одежде. Костюм члена Рунных Рыцарей не считается. То было просто повседневное облачение. К слову, я вот в платьях тоже обычно не расхаживала по гильдии. Так что для нас двоих это должен был быть весьма интересный опыт. – А будешь носить костюм каждый день, если мне безумно понравится, как ты в нём выглядишь?

+1

15

Никогда не думал, что смогу увидеть Лекси такой милой. Вспоминая наше прошлое, я все время видел перед собой девушку, которая любила порой покомандовать, ненавидела показывать свои слабости и все время делала по-своему. Собственно, мало, что изменилось, кроме одного, теперь она была более нежной и чувственной. Хотя ее черта характера «сделаю все так, как считаю нужным», меня немного раздражала. Но, что я мог поделать с этим, если даже мастер все время отмалчивался на ее решения и не мог переубедить девушку? Мне приходилось только тяжело выдыхать и мириться с любым ее решением.

Когда она спросила меня о костюме, я лишь усмехнулся, вспомнив свои времена в совете. Я все время жаловался Лахару на то, что мне не хочется больше одевать этот безвкусный белый плащ, пусть он и добавлял нам привилегий, как членам Магического Совета. Напарника это раздражало, ведь ему наоборот нравилась форма, выданная ему, как капитану, на что я, видя его хмурый взгляд, всегда говорил, что «Нет, ну тебе-то очень идет, а мне вот как-то неудобно…», при этом глупо улыбаясь, пытаясь повернуть ситуацию в свою сторону.

-Хорошо, если тебе понравится, буду ходить в том, в чем захочешь… - конечно же, ответил я, даже не возражая своей возлюбленной, понимая, что костюм мне точно не подойдет.

###

Прошло два дня. В «Хвосте Феи» все готовились к торжественному событию, а наши головы были забиты Иваном, которого нужно было срочно вытаскивать из тюрьмы. Раз уж я пообещал, то сразу после того разговора, мы с Лекси отправились к нему, чтобы навестить будущего деда и рассказать правду.

Естественно, когда я появился в совете и просил о встречи с ним, меня долго отговаривали. Что «Грех Ведьмы», что те, с кем я ранее работал и кто смог выжить после взрыва. Все твердили одно и тоже и пытались отговорить от такого решения. Говорить о том, что Лекси беременна и потому нам срочно нужно свидеться с Дреяром, было не в моей компетенции, тем более, что девушка не особо хотела распространять такую новость, собственно, как и я. Поэтому мне помогли лишь мои связи и занудство, которое было неотъемлемой частью моей работы в свое время.

-Только не смей переживать и тратить свои нервы, поняла? – наставлял я свою невесту перед встречей. – Если с тобой или с ребенком что-то произойдет, я с ума сойду! Хотя я и так с ума схожу… - пробубнил я под конец, с недовольным выражением лица, все еще не понимая, как согласился на подобное.

Мои переживания порой выходили за рамки, но были не безосновательно. Все-таки мы идем не в гости к дружелюбному дедушке, а на «свидание» в тюрьму к бывшему темному магу, которому грозила смерть за прошлые злодеяния, которые он успел начудить. Я все еще не был уверен, как именно он отреагирует на новость. Я боялся буквально всего, поэтому старался хоть как-то успокоить себя. Даже Лекси не могла этого сделать, как же мне себя убедить, что все будет хорошо?!

###

И снова эти темные помещение и длинный, холодный коридор, в котором я часто бывал. Ничего не изменилось с того времени. Камеры были все наполнены убийцами, маньяками, темными магами, которые в свою очередь успевали что-то выкрикивать в нашу сторону, чем начинали раздражать меня и приводить в ярость. Хотелось каждому такому подонку вырвать их главные места, которые часто зудели. Однако, как и в случае моей службы, я просто делал вид, что их тут нет. Лахар часто наставлял меня, чтобы я вел себя более хладнокровно к ним и не показывал свои эмоции, как бы это ни было сложно. Они всегда пытаются вывести служителей совета и других из себя, ведь в камере сидеть скучно, что им еще остается делать?

-Номер «220066». Он здесь, - проговорил наш провожатый, который являлся той неведомой зверюшкой, каких было много в Совете. Они, конечно, с виду на людей не совсем похожи, но зато имели разум, речь и все делали строго по правилам. – Вам сюда, Господин Дора… Мест, простите… - я и не удивился особо, ведь меня действительно многие до сих пор путали с тем парнем, который был блюстителем закона.

-Ничего, спасибо за помощь, - я посмотрел на огромную решетку, в которую еле-еле попадал свет, оттого была очень плохая видимость, но фигуру темнобородого мужчины, разглядеть было можно. Правда, нужно было приложить усилия. – Только будь осторожна… - прошептал я Лекси, когда наш провожатый культурно поклонился и ушел, оставляя нас с Иваном наедине. Естественно, в камеру заходить было нельзя, но я пообещал девушке, что если все будет хорошо, я смогу переместить ее. Но только если пойму, что никакой опасности ее отец не представляет, а потому пока мы только стояли за пределами, и перешагивать через решетку не смели.

Он был явно не рад гостям. Когда он понял, кто решил его навестить, хмурый взгляд поднялся на присутствующих, а на лице проскользнула злобная ухмылка, которой он был известен. Увидев, что в его взгляде так ничего и не поменялось, я лишь тяжело выдохнул, поняв, что эта встреча ничего не даст. Или все-таки был шанс?

- Какие люди... – с усмешкой проговорил Дреяр, криво улыбаясь своим «незваным гостям». – Лекси, когда тебе уже надоест держать всякое отрепье при себе? Не надоело тебе возиться с ничтожеством? Я знал, что нужно выгнать его… Если бы не Макаров, я бы давно смог выгнать всех этих слабаков и собрать отличную гильдию…
[STA]любовь к одной и единственной... [/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/t/tsicq.png[/AVA]

0

16

[STA]я люблю тебя[/STA][NIC]Laxy Dreyar[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/kxyhE.jpg[/AVA]
   Мест многого не понимал. И я не могла его в этом винить по многим причинам. Хотя бы стоило начать с того, что сама была не без греха. Сколько же я дров наломала, выпив то зелье. Да, мне полегчало, но вот стоило ли это страданий тех, кто действительно переживал обо мне? Тяжело сказать с уверенностью. В конце концов, я смотрела на Грайдера и понимала, что он – моя будущая семья. Не дед, не отец, не гильдия. Вместе мы могли покинуть город хоть сейчас и отправиться на другой конец света, если только захотим.
   Но я не хотела… И это было отвратительно.
   - Хорошо, если тебе понравится, буду ходить в том, в чем захочешь… - я усмехаюсь, качая головой. Конечно, не буду его заставлять. Не за костюмы я в Грайдера влюбилась много лет назад, потому мне, собственно, всё равно, что тот будет носить. Главное, чтобы рядом был. «Но это вряд ли, конечно», - уже даже злиться не получается. Грайдер столько раз клялся, что не оставит меня, а потом снова исчезал в совершенно неясных направлениях, оставляя меня раз за разом одну с моими мечтами и надежами, разбитыми в пух и прах. Что на самом деле осталось от меня внутри? Что я на самом деле из себя представляю?
   Пальцы оглаживают ровную линию скул Места, пока я мягко улыбаюсь, глядя ему в глаза. Не важно, что осталось от меня. Рано или поздно у меня выйдет собраться по кусочкам. Позже, я даже, возможно, это осознаю в полной мере. А пока нужно было просто жить и смотреть в родные глаза, преисполненные верой и любовью. Я не должна была верить Месту, но всё равно верила. Инстинкт самосохранения уверял меня в том, что рядом с ним я обречена на несчастье. И я душила это предчувствие внутри себя. Хотя, наверное, не стоило.


   Тогда я ещё не знала, что встреча с отцом – это решение правильное, но не в той степени. Риск был не оправдан. Но я преисполненная уверенностью и силой плевать была готова на все запреты и предрассудки. Иван Дреяр был обязан выслушать меня. Я была уверена, что он сможет принять позицию своей дочери, сможет войти в моё положение и принять факт тех обстоятельств, в которых мы оказались заперты.
   Не знаю, каким чудом Месту удалось устроить встречу, но у него получилось. Я знала, что почти все пытались нас отговорить [и мне стоило их всех послушать], но сдаваться не хотелось. Я почему-то верила в отца, хотя у меня не было причин этого делать. Но я успокаивала себя тем, что на самом деле он всё делал для меня. Заботился, переживал, оберегал. Иван был моим защитником, пока не слетел с катушек. Его маленькая принцесса нуждалась в заботливом отце, и я хранила надежду, что новость о внуке или внучке заставит его пересмотреть взгляды на жизнь.
    – Если с тобой или с ребенком что-то произойдет, я с ума сойду! Хотя я и так с ума схожу… - слова Грайдера высеклись в моём подсознании, но я всё ещё была уверена, что всё будет хорошо. Но тревожный звоночек где-то под ребрами дал о себе знать, только вот я его удачно проигнорировала. Делать этого, конечно же, не стоило, однако мозг уже был настроен на другой исход событий. Я лишь поцеловала Места в щёку, так как на самом деле успокоить мне его было нечем. Если что-то случится с ребенком, я и сама сойду с ума. Но вряд ли это действительно нужно было говорить в тот момент.


   Ивана держали на одном из подземных этажей. Шли мы долго. Иногда из камер доносились крики, гадкие комментарии, похабные усмешки. Вся эта грязь волновала меня в самую последнюю очередь. Я помню, как вела себя, когда ничего не чувствовала. И сейчас во мне проснулось что-то от той Лекси, которая могла убивать и не сожалеть о сделанном. Эгоистичная глыба льда.
   Нас проводили до нужной камеры, после чего провожатый учтиво поклонился и оставил нас наедине с Иваном. Грайдер стоял чуть поодаль, и я кожей чувствовала его напряжение. Ему не нравилось происходящее, и где-то глубоко внутри мне всё это тоже не нравилось, но коль мы уже были здесь, то стоило всё-таки попробовать.
   - Привет, пап, - я пропустила все его оскорбительные речи мимо ушей, потому что всё ещё на что-то надеялась. И на секунду почувствовала себя той маленькой девочкой, которая искренне любила своего тюремщика, понимая его мотивы и не смея осуждать. Наверное, что-то было в моём голосе, потому что в глазах Ивана словно что-то промелькнуло. Что-то знакомое. Мне могло показаться, но я вцепилась за увиденный мираж и продолжила. – А я к тебе с новостями, - шумный вдох и короткая пауза заставили меня собраться с мыслями. – Ты станешь дедом, - Макаров любил меня, свою внучку, больше жизни. Он вообще всех любил в Хвосте Феи. И я надеялась, что и в Иване есть что-то похожее на это.
   - От этого? – презрение в лице Ивана больно резануло что-то внутри меня. – Ты так ничего и не поняла, моя глупая девочка, - горькая усмешка ясно давала понять, как сильно дочь разочаровала его. И что-то внутри меня начало тонуть. Огромный корабль принялся падать на дно бесконечного моря. На этом корабле перевозили мечты, желания и надежды. Я ещё до конца не понимала, почему испытываю это чувство, ведь прекрасно знала, что отец может и не принять сказанное мной.
  - Пап, пожалуйста… мы ещё можем быть семьёй, - отчаянная попытка, и я делаю шаг вперед, желая достучаться, докричаться до него – единственного родителя, который у меня остался. Один из двух. Дедушка хоть и заменил мне родителей, но по факту им не являлся. Он просто выполнял их работу.
   - Ты поймёшь. Ты обязательно поймёшь мою боль, Лекси, - я непонимающе смотрела между решеток в его лицо, не осознавая, какая опасность на самом деле кроется в глазах Ивана. Но когда я поняла, было уже поздно что-либо делать. Всё случилось слишком быстро. И даже Грайдер не мог быть достаточно быстрым, чтобы спасти меня.
   Взмах руки Ивана, что-то перелетело через решетку. Милисекунда, чтобы я поняла, что это бомба. Слабая, небольшая, но достаточная, чтобы своим взрывом сбить меня с ног и впечатать в стену напротив. Клетка Ивана не пострадала. Впрочем, я, не теряя сознания, поняла, зачем он всё это сделал. Охрана прибежала на взрыв незамедлительно. Я же, цепляясь пальцами за шею Места, перепачканная в бетонное крошке и копоти, посмотрела на запертого отца в последний раз, борясь с приступами ломающей боли по всему телу.

   Я ещё не была уверена, но чувствовала, что где-то внутри меня что-то умерло. Сначала я была уверена, что это моя вера во что-то хорошее в этом мире. Двадцатью минутами позже, лежа на больничной койке [а куда ещё первым делом мог оттащить меня Грайдер?], я осознала, что потеряла ребенка. Медсестрам даже не нужно было мне сообщать эту новость. Я просто это чувствовала. Какую-то дикую пустоту внутри, даже боль притупилась. Тяжелое сердце и глубокая пустота внутри меня.
   Чувствовала ли я себя дурой? Да, наверное. Не стоило поддаваться чувствам и идти к отцу. Но я понимала, что должна была. Теперь же с чистой совестью я понимала, что на суде я лично подпишу ему приговор своей рукой, отдам приказ казнить и не пожалею об этом. Но тогда я сидела на больничной койке, обнимая себя за живот и смотрела в одну точку перед собой. Пустота топила что-то внутри меня, и я с готовностью тонула в ней.

+1

17

Внутри все время что-то колит. Что-то неприятное, неясное. Почему-то меня охватывал страх вместе с непосильным чувством потери. Почему я раньше не мог ничего предугадать, узнать? Зачем мне вообще магия, если я не могу ничего сделать? Почему-то, стоя рядом с камерой Дреяра, по коже проносился мороз, а напряжение никак не уходило.

В Совете всегда идет тщательная проверка заключенных. Каждого осматривают вплоть до трусов. Стражи здесь не те, что сидят в обычных органах. Здесь, за решетками, запрятаны самые грозные личности всего Ишгара, а потому и Иван оказался среди них. Его «популярность» просто не знала границ, каждый хоть раз слышал это имя и фамилию в одном словосочетании, жаль, что это было лишь в не очень хорошем смысле. Мы и сами прекрасно знали, что слухи, которые ходили по всему Фиору о «грязных» делах сына мастера «Хвоста Феи» - это не выдумки, не ложь и не сплетни. Даже я недавно попался на этом. Если бы не Лекси, неизвестно, что было бы со мной… Однако сейчас, пусть меня и убедили в том, что Иван беззащитен, словно дитя, плохое предчувствие никак не могло оставить меня.

Да, я знаю, он ненавидел меня, я и не рассчитывал на его любовь, поэтому на каждое его высказывание в мой адрес, лишь отмалчивался. Я не любитель вступать в перепалки с кем-то, тем более, когда этот кто-то так дорог ей. Я не хочу портить отношения еще больше, а потому готов выслушать любую «грязь» в свою сторону, лишь бы это не отразилось на Лекси и нашем с ней будущем. Я всегда хотел иметь нормальную семью, хотел, чтобы все стремилось к лучшему. Но иногда, наши желания не совпадают с реальностью. Если бы я все еще был в оковах своей собственной магии, если бы я был более хладнокровен и не закрывал бы так просто глаз, не доверялся людям и не слушал других, возможно… В моей жизни… Наступила бы светлая полоса…

На секунду, будто искра проскочила в моей голове.

В ушах прозвенел тревожный звонок.

Но… Было слишком поздно.

-Лекси! – я даже не успеваю сообразить, как внезапно раздается взрыв. Оглушительный, для меня он словно последний в жизни. Глаза распахиваются, я ничего не соображаю, просто резко перемещаюсь, словно на автомате. «Нет… Нет… НЕТ!» - мне сложно что-то сказать, что-то испытывать и чувствовать. Лишь страх. Страх, который взорвался вместе с той бомбой и накатил огромной лавиной, захватывая меня в плен.

У меня не было времени разбираться с кем-то. Не было времени на крики или же на ожидание медиков. Я даже не понимал, что происходит вокруг меня. Шум, крики, не важно. Я лишь быстро перемещаюсь, трачу, как можно больше сил, чтобы быстрее помочь Лекси. Я превозмогаю свои возможности. Я знаю, я могу это сделать. Для меня не было ничего важнее ее жизни, даже собственная не имела никакого смысла.

Полчаса.

Полчаса тишины и молчания.

Я слышу лишь громкое тиканье часов.

Мне страшно. В глазах стоит вся эта картина. Я все еще не могу полностью осознать, что именно произошло. Все было слишком быстро. Словно со скоростью света. Как же я жалок, что даже моя магия, не смогла предотвратить тот момент! Как же я мог быть так глуп?! Почему я послушал ее! Я знал, что нужно было идти самому, так почему я просто не сделал этого?

Словно что-то тягучее, невыносимое, начинало свисать на сердце. Такое тяжелое. Такое ужасное. Я чувствую боль, что колит прямо там, под ребрами. Почему я снова веду себя, как малолетний парень, который без сомнения соглашается с каждым? Почему я не мог просто настоять на своем?! Лахар часто примечал, что я слишком мягкий и все время живу событиями прошлого, легко поддаваясь обиде и «хороня» себя в собственных ошибках. Так почему же… Почему я просто не могу исправить эти ошибки?

Тяжелый выдох.

Снова вдох.

Я, словно разъяренный тигр в клетке. Ожидание будто длится вечность. Иногда в мыслях проскальзывают самые ужасные представления о том, что мне могут сообщить. Я не хочу думать об этом. Не могу, просто не выносимо. Сейчас я похож на сумасшедшего психа, который ходит по коридору, взявшись за голову и бормоча себе что-то под нос. Неясное. Кажется люди, которые в свою очередь, пришли повидать своих близких, боятся меня. Нет, скорее, сочувствуют мне, видя мои испуганные глаза, загнанного в угол зверя, готового растерзать в клочья любого, кто осмелится приблизиться ко мне. Я будто уже знаю свой приговор, знаю, что меня ожидает что-то страшное, какая-то кара, но все равно выжидаю, надеясь, пытаясь надеяться на что-то.

«Неужели… Мы…»

Вновь ужас в глазах. Теперь я вижу, как передо мной начинает расплываться картинка. Я чувствую холодные, соскальзывающие со щеки слезы. Я осознаю, что мы можем потерять. Чего можем лишиться. Я понимаю…. Но не могу принять этого… Не хочу думать, однако кулаки начинают сжиматься, а зубы стискиваю от ярости. Теперь точно осознаю одно.

«Если… Если что-то случится с нашим ребенком… Я сам уничтожу тебя…»

-Мест Грайдер? – вышедшая навстречу мне медсестра из палаты Лекси, будто была моей надеждой на спасение. Я тут же, не теряя ни секунды, быстро подхожу к ней. Мой взволнованный взгляд говорит сам за себя, мне даже не нужно что-то спрашивать у нее. – Мы только, что оказали Лекси Дреяр необходимую помощь, с ней все хорошо, - я выдыхаю. «Слава Богу» - однако, я поспешил радоваться, ведь опечаленный взгляд медсестры вводит меня в ступор. – А вот ребенок… - она отводит взгляд. Я хочу спросить «что с ним?», но вижу ответ на ее лице. Я чувствую, как выступает холодный пот.

-Нет… - я словно окаменевший, чувствую, как меня начинает трясти. Земля словно уходит из-под ног, а мир перед глазами обретает лишь черно-белые краски.

-Вы можете пройти в палату. Думаю, сейчас ей будет необходима поддержка, - она огибает меня и уходит. Я же в свою очередь просто не могу поверить этим словам, однако… Она права, сейчас я должен быть с ней.

###

-Лекси… - пытаюсь говорить спокойно, тепло, ласково, но понимаю, что сейчас вряд ли выйдет сдерживать свое эмоциональное состояние. – Я так рад, что ты в порядке… - голос содрогается. Я пытаюсь сдержать себя, контролировать, но не получается, я притягиваюсь к ней, прижимаюсь, уткнувшись в шею. Я не могу делать вид, что все хорошо. Это… Слишком сложно. Она и сама это понимает. – Прости, - уже не могу остановить поток слез, не могу удержать в себе всхлипы, не могу больше приглушать боль от потери. – Прости, это моя вина. Прости… Что я не успел… Я всегда буду рядом, слышишь? Всегда, чтобы не случилось! Я… Я… - «… уничтожу его…»
[STA]любовь к одной и единственной... [/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/t/tsicq.png[/AVA]

+1


Вы здесь » Fairy Tail: Abyssal » АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Есть еще порох в пороховницах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC