Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:
Гильдия Абиссаль больше не принимает новых магов в свои ряды! Не расстраивайся и удачи тебе, путник!

Fairy Tail: Abyssal

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Abyssal » КОПИЛКА СОКРОВИЩ » Птицы на снежном поле


Птицы на снежном поле

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

ПТИЦЫ НА СНЕЖНОМ ПОЛЕ

http://s6.uploads.ru/t/y0Okr.png

< УЧАСТНИКИ >
Gray Fullbaster, Juvia Lockser

< МЕСТО И ВРЕМЯ >
Руины замка "Призрачного Владыки", спустя полгода после столкновения Хвоста и Фантомов.

Когда приближается зима, птицы ищут себе пару и улетают на юг. Те из них, кто не успел этого сделать, обречены на медленную холодную смерть.
Серия загадочных убийств, немного несправедливости и попытки исправить старые ошибки.
Два странных человека со странными отношениями в странном месте.
Что вообще может пойти не так?

+2

2

Иссиня-черные тучи заполонили небо непроглядной пеленой. Возмущенно подвывающий ветер пытался разогнать их, пробить хоть малейшую брешь в безупречной защите, но раз за разом отступался, бессильно сетуя и отыгрываясь на всем, до чего только мог дотянуться своими промозглыми лапами: деревьях, испуганно жмущихся к земле, волнах, поднимающихся все выше и выше под отчаянным напором, даже над одинокой фигурой в бесформенном балахоне, медленно бредущей по хлюпающей грязи.
Поежившись, Грей плотнее запахнулся в плащ и попытался прикинуть оставшееся до укрытия расстояния: без особого толку, стоит отметить, ведь стена дождя превращала все за пределами нескольких шагов в неясные размытые силуэты.
Беззлобно выругавшись, маг продолжил нелегкий путь буквально вслепую. Это было против всех возможных правил здравого смысла и внутренний голос, подозрительно напоминая интонациями учителя Ур, в не самых лестных выражениях указывал на ошибку, которую тот же Лион не допустил бы и в десятилетнем возрасте. Приходилось успокаивать себя только тем, что сам Фуллбастер по внутренним ощущениям отмахал приличную часть дороги, а возвращаться назад означало признать небольшое, но все же поражение, чего Грей терпеть не мог.
Он понимал, что очень серьезно рискует. И, пожалуй, отказывался признаться в этом самому себе, но истинной причиной, по которой он, стиснув зубы, продвигался к проклятому замку, было не нежелание проигрывать, не мифический долг светлого мага или еще какая-то возвышенная чушь, а чувство вины и злость.
«Существуют ситуации, когда винить кого-то, кроме себя, уже не имеет смысла».
Вероятно, от осознания этой нехитрой истины ему и было настолько хреново: достаточно было оглянуться назад и без всяких усилий разглядеть причины – как бы не кичились Феи своей политикой нонконформизма, в нестандартной ситуации, когда враг остается невидим и нападает из тени, они оказались ничем не лучше паркетных солдатиков из Консульства, которые, подобно стервятникам, приходят лишь к концу битвы. Нежелание вмешиваться в якобы не свое дело, ожидание, что найдется кто-то еще, проклятая трусость – не боязнь выйти на бой, а страх перед тем, что подумают благоразумные друзья, все это привело к тому, что Фуллбастер вмешался в ход событий под самый конец, когда, по хорошему счету, было поздно надеяться кардинально изменить обстановку.
За его ошибки вновь заплатили другие. Это пугало, настораживало и заставляло задуматься: правильно ли он поступает, идя по тому пути, который считал для себя верным? Возможно ли, что в один момент ему не удалось побороть искушение и на развилке была выбрана та тропинка, которая сопряжена с наименьшими трудностями? Не превратится ли он с такими темпами в одного из тех, кого ребенком презирал: высокомерного сноба, жонглирующего умными словами и отступающего от опасностей всякий раз, когда подворачивается подходящий предлог, непременно отдающий разумностью?
Все началось с обыкновенной утренней газеты, случайно попавшей в его руки. Заметка об убийстве – ничего из ряда вон. Фиор, конечно, страна относительно тихая, но и в ней хватает грязи, которую с возрастом привыкаешь не замечать. Читать о том, как Консульские ищейки поймали очередного отморозка из-за его же ошибки, а не благодаря высокому качеству работы, не доставляло особого удовольствия, поэтому Грей был готов пропустить мимо криминальную сводку. Однако взгляд зацепился за слегка насторожившую деталь: обычно свою работу Консульство преподносило как блестящую, а в этой статье, напротив, указывалось на то, что правительственные маги терпят одну неудачу за другой.
Бледная кожа и контрастирующие с ней яркие глаза, в глубине которых пылает обжигающий огонь зарождающегося безумия…
Это был беспроигрышный ход. Никто не мог бы при всем желании вынести из кровавой связи нужные выводы, не будучи знакомым с несколькими фактами о недавнем конфликте двух сильнейших гильдий в королевстве.
Большая часть убитых магов владела элементов льда.
Некоторые принадлежали к Хвосту Феи. Но среди прочих убитых затесались как члены прочих светлых гильдий, так и нейтральные. Не было очевидного повода утверждать, что это вендетта исключительно против Хвостатых.
Достаточно сильный волшебник имеет зуб на носителей магии льда – следствие благополучно пришло к этому выводу и забуксовало, как манокат на болоте.
Очевидно.
Характер ран такой, словно их наносили тяжелым, широким и крайне острым лезвием с большой скоростью.
Высокий голос, срывающийся на крик, растрепанные волосы и свист приближающейся смерти, приглушенный шумом дождя…
Это было она. Без сомнений.
Грей появился на последних местах убийств. Никого ни о чем не спрашивал, не пытался навести мосты с консульскими магами, почти не вслушивался в досужие домыслы. Он не скрывался и не пытался намеренно обнаружить слежку. Просто давал понять, что увидел знак.
Убийства прекратились.
А местность, куда общими стараниями Фей и Консульства после битв у Магнолии был транспортирован замок Фантомов, буквально накрыло непогодой.
Если это было не приглашение, то что тогда?
Фуллбастер понятия не имел, что будет делать, когда доберется до цели. В его мыслях и эмоциях творилась невообразимая каша, растворявшая любой половник. Нет, в самом деле, что он собирается предпринять, когда убедится в своей правоте?
«Ее жизнь была поставлена на кон, когда она убила первого человека».
Для человека, ограниченного нормами морали, выход был прост и незамысловат: с тот же миг, когда Джувия Локсар обагрила руки кровью и забрала первую жизнь, цена ее собственной упала ровно настолько, чтобы любой другой мог покончить с ней прежде, чем она совершит новое преступление.
Грей не был настолько категоричен. Являлся ли он сам катализатором в той реакции, которая превратила одну из Элементов в убийцу? Первоисточником? Или пресловутым последним камнем, вызвавшим лавину?
Насколько велика его роль в том, что произошло?
Кровь жертв Джувии может лежать также и на его руках.
Этого Грей не знал, а предположения, если честно, пугали.
Фуллбастер оказался под высокими каменными сводами почти незаметно, будучи погруженным в выяснение вероятностей. Только когда маг понял, что тяжелые капли больше не прибивают изрядно намокшую ткань к телу, он медленно откинул капюшон, расстегнул фибулу и стянул плащ, поводя плечами. Сквозь шум снаружи до него не доносился ни один звук. Никаких следов магии, ловушек или вообще того, что замок обитаем – все ценное, по словам местных, давно уже растащили, а сами развалины приобрели дурную славу.
Грей медленно двинулся вглубь замка, обходя обвалы, а на развилках, не раздумывая, сворачивал в ту сторону, которая больше нравилась. Во время далеко не дружеского визита он не успел как следует запомнить планировку и поэтому двигался наугад, рассчитывая только на то, что у Локсар, если она и впрямь здесь, первой кончится терпение.
Сдвинув плечом покосившуюся массивную створку, маг очутился в том, что осталось от главного зала. И вновь – ничего. Интуиция молчала, обострившийся слух не улавливал никакого движения.
Странно.
Если в этом был какой-то скрытый смысл, Грей его не видел. А сама игра в прятки начинала понемногу утомлять.
Он беспрепятственно дошел до центра зала. Спокойно, естественно и уверенно, будто находился не в центре возможной западни, а гулял по вечерней Магнолии.
В ответ – тишина. Только дождь стучит по крыше.
- Хватит бегать. Покажись.
Возможно, ей нужен был стимул. Грей начинал ощущать легкое раздражение.
Лед, повинуясь мысленной команде, начал стремительно распространяться по полу. Исключительно тонким слоем – маг не был уверен, что сумеет охватить все помещение и не выдохнуться, если толщина корки превысит хотя бы палец. Но заявить о своем прибытии хотя бы таким образом он был обязан.

+3

3

«Я всегда во мраке  и мой дождь никогда не прекратится. Никогда. Женщина дождь, так и останется таковой».
Мрачные мысли в голове у синеволосой девушки – это нечто обыденное и повседневное. Мир настолько для нее мрачен и уныл, что уже не возможно терпеть. Порой хочет просто закричать. Во все горло. И так, чтобы весь мир при этом содрогнулся. Чтобы ее услышали и приняли. Хочется, чтобы хоть кто-нибудь обнял ее и сказал, что она не одна. Что все будет хорошо. Что дождь однажды кончится. Он испарится в одно мгновение и оставит все это где-то позади. Все ее страдания и одиночество. Только…
Ничего не происходило. Дождь продолжал лить. Она продолжала промокать под ним или скрывалась дома, в тепле. Где ей так сильно нравилось. Нравилось получать пусть и не естественное тепло, но все же. Нравилось сидеть в надежном месте и разглядывать картинки, где были нарисованы синие облака. Нравилось читать описание погоды. Где нет дождя. Но даже в попытках укрыться от грустного мира – все было тщетно. Капли дождя стучали по окну и напоминали ей о том, кем она является. Она маг воды и одна из элементов. Тут ничего не сделаешь. Остается лишь мирится со своей участью унылой девушки, которая мечтает однажды проснуться и встретить того, кто ее спасет и подарит счастье. Счастье, которое с каждым днем для нее становилось чем-то нереальным и запредельным.
http://pa1.narvii.com/5726/d74966020290e4de05e64da5dcdbeaf4cee83787_hq.gif
- Кап-кап, - и вновь она в своей комнате. Вновь за окном льет проклятый дождь. Мир такой мрачный и пасмурный. Становится еще тоскливее, а дождь еще сильнее. Мир ужасен. Не понятно, почему она все еще здесь? Почему она не покончила с собой и не исчезла. На глаза попадается книжка на подоконнике. Видимо оставила его уже давно, так как на ней не большой слой пыли. Когда она была тут в последний раз? Кажется, когда еще верила во что-то светлое. Когда еще думала, что может все изменится.
Светлая и уютная комната стала чужой. Она отторгала Джувию и была к ней поразительно холодной. В полумраке комнатной лапочки, девушка стояла боком к окну и думала о том, что даже свет стал ядовито желтым и неприятным.
Взяв книгу, Локсар внимательно ее осмотрела и усмехнулась. Кажется, что это было только вчера, но все погибло. Ее мечты, ее желания, ее счастье – заморозилось навечно.
- Я ненавижу тебя, - судорожно сжав до побелевших костяшек книгу, девушка стиснула зубы и пыталась изо всех сил сдержать свой слезы. Все это не имело значения. Все это лишь пустой звук. Так глупо осознавать то, что ты никому не нужна и что тебя никогда не примут иначе.
Пару секунд тишины. Кажется, что Локсар даже не дышала  в этот момент. Она словно исчезла, как и эта комната, как и вся ее жизнь. Но с мгновения рука вздрогнула и выпрямилась выкидывая книгу подальше от себя. Та в свою очередь отлетела к окошку и разбила стекло. Звук дождя заполнил всю комнату. Он медленно пробирался к Джувии. С такой огромной силой, что не возможно было сопротивляться. Слезы невольно начали стекать по щекам.
Ее больше нет. Она никто. Только ненависть. Только жажда мщения.
Это все, что у нее осталось. Больше ничего.
https://nikewrites.files.wordpress.com/2014/10/bloody-hands.gif?w=300&amp;h=121
Убивая испытываешь странное чувство. С каждым разом тебя словно окутывает  темнота. С каждым разом ты теряешь свое лицо и свою личность. Ты становишься таким же, как и все. Человеком, который может забирать жизни других людей. В первый раз было очень страшно, но ненависть, которая породилась внутри девушки, ей же помогло.  Убивать несложно – сложно сделать первый шаг. Но увидев труп, ты думаешь, что может быть это сон. Может быть, ты просто наблюдаешь за другим человеком? Нет-нет. Это не ты. Конечно, не ты. Что за глупости? Рассудок помутился и всего-то.
И вновь ты бежишь под проливным дождем в полном одиночестве. Тебя никто не останавливает. Никто не говорит, что это неверный шаг. Убеждаешь себя в том, что это все глупости и ты опомнилась. Нет, в тебе еще есть что-то светлое и нужно как-то все исправить. Только судьба жестока.
Проходя мимо очередной таверны натыкаешься на ледяного мага. И вновь вскипает кровь внутри. Не можешь пройти, а руки уже сжимаются в кулак. Все сводится к тому, что в голове возникает образ человека, который был последним, кто ее обидел. Задел. Вернее даже убил.
- Умри, - она видит в нем Грея, но каждый раз не тот, кто ей нужен. Кого она хочет уничтожить и превратить в осколки льда.

«Надо бежать. Надо спрятаться».
Нельзя, чтобы ее поймали. Нельзя, чтобы ее остановили. Нельзя, чтобы она не отомстила.
«Бежать. Надо спрятаться на какое-то время».
И вновь она оказывается в дали от города. Там, где ее не будут искать. Там где льет дождь и лучше не ходить.
Ей пришлось вновь прятаться там, где ей не нравилось. Где она вновь была одинокой. Замок только подтверждал этот факт. Он был слишком большой для нее. Она слышала эхом свои шаги и капли дождя.
Сколько она тут пробыла? День? Два? А может уже неделю?

Сердце забилось так быстро, словно вот-вот вырвется из груди. Она спряталась за огромную колонну и наблюдала за тем, кто так бесцеремонно вошел сюда. Джувия не дышала, она молча наблюдала. Ждала своего часа? Вот он. Он здесь. Она может отомстить.
- Я  не бегаю от тебя,- мрачно выглянула из-за колонны синеволосая девушка. Выпрямив спину, Локсар медленно направилась навстречу к парню.
- Я ждала тебя, Грей,- ядовито и злобно произнесла девушка. Этого яда хватила бы убить целую армию простых горожан, - ждала, когда ты уже придешь ко мне за своей погибелью, - оскалившись и неестественно улыбаясь произнесла девушка. Ее голова задернулась назад, так чтобы свет осветил ее лицо.  Кап-Кап.

+2

4

Как только девушка показалась из-за колонны, тонкая корочка льда, распространяющаяся по залу, остановилась. Грею хотелось усмехнуться: Локсар его выпад насчет пряток восприняла именно так, как это делают все без исключения злодеи в книгах с четким разделением на добро и зло, а также выдержанным в незыблемых рамках угождения читателю счастливым концом. Интересно, не знай он о тех убийствах, что бывшая Элемент совершила в течение последних месяцев, верил бы в то, что ее можно остановить одними лишь словами? Переубедить, вразумить? Манипулировать, быть может, ее скрытыми мотивами?
Здравый смысл без остановки вопил о том, что нужно напасть прямо сейчас. Пока Джувия, кажется, предпочитала, чтобы именно он задавал ход партии, но кто может точно знать тот предел, за которым она перехватит инициативу? Чем дольше они говорят, тем больше вероятность того, что подготовленная Локсар ловушка захлопнется окончательно, не оставляя вообще никаких шансов.
Это скользкая дорожка, на которой оступилось немало, в общем-то, неплохих людей: выделить кусочек реальности, обозвать его однозначно плохим и бороться со всем те, что из него исходит. Всякая попытка найти хоть подобие объяснения существования таких изъянов, ран на теле мира, доставляет массу неудобств, от которых так и тянет попросту отмахнуться, не размениваясь на поиск причин и объяснение следствий – это чертовски сильно мешает упиваться чувством своей правильности.
Фуллбастер остался на месте. Пусть он не был уверен, что поступает разумно, но, по крайней мере, это было правильно. Принципы отделяют человека от взбесившегося чудовища. Если бы он сейчас атаковал, так ли велика оказалась разница между ним и Локсар?
- Вот уж извини, не получится, - ему не хотелось провоцировать Джувию раньше времени, однако слова сорвались с языка быстрее, чем маг успел прикинуть, насколько они могут вывести девушку из того подобия равновесия, в котором она сейчас находилась. – Меня дома кошка ждет.
А сама она, судя по всему, совсем не потеряла боевого задора с их последней встречи. Ее лицо оказалось бледнее, чем запомнилось Грею (впрочем, проблема могла заключаться в довольно специфическом освещении), и выглядело чуть осунувшимся, что было неудивительно, если хотя бы примерно представлять, какой образ жизни Локсар вела в течении этих месяцев.
Не знай Грей об изуродованных трупах, он бы точно ее пожалел.
Испытывать сострадание к убийце было неправильно. Как будто внутри мозга кто-то с самого начала раскаленным стержнем выцарапал эту пародию на заповедь. В этом было что-то странное, сродни той ошибке, на которую еще маленький Грей, прочитавший одну из книг в библиотеке Ур, обратил внимание учителя: отчего герои постоянно испытывают трудности с тем, чтобы сочувствовать своим антиподам или уничтожать их при первой возможности, и при этом не обращают никакого внимания на гибель невиновных, умирающих на заднем плане, будучи совершенно бесполезными для сюжета?
Но если с Джувией произойдет нечто из того, что она сама сделала со своими жертвами, будет ли это считаться справедливостью? Искаженная, болезненная арифметика, которая подразумевала, что жизнь преступника равноценна нескольким убитым жертвам. И та часть Грея, которая не видела ничего плохого в том, чтобы после победы над сильным и опасным врагом попросту уйти по своим делам, недоуменно пожимала плечами.
Отпустить ее, оставить без присмотра, не побеспокоиться о ее судьбе после поражения Жозе – это было, наверное, худшей из всех ошибок Грея после того, как он безрассудно отправился навстречу Делиоре, подставив Ур.
Только вот Фуллбастер понятия не имел, как конкретно эту ошибку исправить.
Нерешаемых задач не бывает – слабое утешение. Грею был знаком этот принцип, но в его жизни было не так уж много ситуаций, когда приходилось это правило применять.
Он внимательно всматривался в лицо девушки, в ее глаза, словно пытаясь найти там хоть что-то напоминающее подсказку. За все то, что она совершила, Грей должен ненавидеть ее. Тем не менее…
Можно ли сказать, что сам он – ужасный человек, такой же преступник и убийца, если все еще не в силах найти в себе эту самую ненависть?
Должен ли он желать ей страданий только из-за какого-то гипертрофированного чувства справедливости? Страданий, которые уж точно не послужат для чего-то большего и важного, чем удовлетворение его эго?
«Нет».
Ответ лежал на поверхности.
Поблизости нет никого, кто мог бы как-то пострадать от их действий. Старый замок, дождь снаружи и девушка, которая черпает силы из воды, отчасти не в ладах с рассудком и хочет его, Фуллбастера, убить.
«Думай».

Отредактировано Gray Fullbaster (2017-03-21 17:25:08)

+1

5

Видеть человека, который стал последней каплей, не так-то просто. Грей был сейчас напротив нее, и она вовсе перестала мыслить адекватно. Хотя, до этого она тоже не блистала адекватностью решения. Одно не то слово привело к тому, что теперь сердце Джу навсегда замерзло. Куда больнее бить? Кажется, что он уже уничтожил все, то светлое, что оставалось в девушке. Отголосок прошлого и его слова, которые пронзают прямо в грудь ледяным штыком.

Она помнит его взгляд и помнит  его слова. Остальное было не важно. Главное – это убить его и погибнуть самой. Пора уже. Давно пора признать это. Жизнь без него. Жизнь в принципе не имеет смысла, если нет того, чего она хотела многие годы. Она о многом просила? Просто быть рядом и любить. Но Джувия не могла любить того, кто так относился к ней. Равнодушно. Так же, как и все. Ему было скучно и грустно. Ведь так? Рядом с ней это было нормой, но задевало чувства девушки. Кто-нибудь когда-нибудь думал о том, что испытывает Локсар?  Ее окружает дождь, который не собирается останавливаться и реагирует на ее состояние. Мрак, который медленно поглощает и не оставляет надежды на просветление. Любовь, которая гниёт в ней и уже давно превратилось во что-то мерзкое, темное и ядовитое. Больше никакой любви. Никогда. Да и не успеет она.
Как только ее не станет, мир вздохнет облегченно. Просто не будет унылой девушки с тьмой в сердце. Просто все закончится и останется лишь скорбь по тем, кто погиб от ее руки. Она умрет монстром. Что же, пусть будет так. Ей плевать, потому что нечего терять. Вся жизнь была бессмысленной.
Улыбка сошла с лица. Она злобно нахмурилась.

«Так  у тебя есть кот?»

- Боюсь, что она тебя не дождется в этот раз, Грей, - она говорила это тихо, но было слышно эхом огромного пустого зала. Она говорила это так, чтобы он услышал каждое ее слово. Чтобы уже понял, что она не шутит и не сможет отступить до последнего. Уже тогда она превратилась в самого настоящего монстра, который так и будет лишать жизни других. Она уже испачкалась в крови, нет, она искупалась в ней. Обратной дороги нет.

- Ты такой растерянный. Для чего ты пришел? Почему искал меня? Чтобы отомстить за тех, кого больше нет? Я их убила, - раздался тихий смешок, а на лице вновь появилась улыбка. Только она была не ее. Словно ею кто-то управлял и велел делать не то, что она хочет.
Внутри билось крохотное сердце, которое хотело вырваться из оков льда. Только этому не бывать. Она не сдаться. Не станет прежней и не откроет сердце этому человеку. Слишком поздно. Да, слишком поздно.

«Но он такой красивый. И такой…»
В каждом из нас есть голос разума. Вот и у Джу он пытался докричаться до нее. Только ее почти не было слышно. Никогда. Даже когда она убивала. Ее было не слышно, но сейчас, когда напротив нее стоит человек, заставляющий ее сердце биться быстрее, все было иначе.

- Кап-кап, - она медленно, даже не так, она грациозно начала приближаться к молодому человеку. Совершенно не защищаясь, чтобы он ее…убил?
Нет-нет, она не хочет своей смерти, она ведь хочет его смерти.
Тогда почему все складывалось иначе?

- Ледяной Грей, я оставляла тебе послания и очень рада, что ты их увидел. Ты тот, кто уничтожил последнюю каплю света во мне. Жестоки из нас все же ты, - на щеках девушки неожиданно появились румяна, - влюбил и бросил. Ты должен погибнуть от руки Джувии! Сейчас и здесь, - дождик пошел сильнее. И это было слышно по стуку крыши, а так же по трещинам на окнах, которые были в любой момент разлететься на мелкие кусочки.
- Я тебя ненавижу!
«Но так люблю»

+1

6

Мы в ответе за тех, кого не добили.
Злая ирония этих слов замечательно отражалась на лице приближающейся Джувии, играя всеми переливами эмоций, которые девушка и не думала скрывать: от холодной сосредоточенности до румянца на щеках. Непогода за стенами словно откликалась на смену настроений, то усиливая напор так, что чудом оставшиеся целыми стекла жалобно дрожали в рамах, то затихая, давая Грею различить даже дыхание Локсар.
На его собственном лице не было места сочувствию и жалости: Фуллбастер не мог испытывать нечто подобное к той, которая сама сделала все, чтобы обесценить свою жизнь. Он знал, насколько тяжело бывает порой человеку не запутаться в сложных переплетениях тонкий струн, звучание каждой из которых, как только их заденешь, рождает разъедающую волю меланхоличную мелодию. Раз за разом накидываясь на истерзанную самобичеванием душу, они разъедали тонкую скорлупу и обнажали каждый нерв, подставляя его под хлесткие удары жестокой ко всем слабым реальности. А та не знала пощады и с остервенением обрушивала кнут на все слабее сопротивляющегося человека, превращая его в загнанное, уставшее и желающее лишь окончания, каким бы оно ни было, пытки животное.
И чем ближе она подходила, тем отчетливее Грей понимал, что ее смерть, здесь и сейчас, ничего не решит и никому не поможет. Тот уголок сознания, в котором гнездилась мораль, исходил истошным криком, отчаянно и безуспешно пытаясь привлечь внимание и яростно требуя возмездия, однако Фуллбастеру было слишком наплевать на пресловутую мораль, чтобы ею руководствоваться – она не спасла его родителей, не помогла Ур выжить в схватке с Делиорой и не научила его самого тому, как нужно обходиться с побежденными девчонками, слишком ранимыми для того, чтобы им доверять огромную магическую силу. Если уж на то пошло, он заставит Локсар искупить свою вину, но отнюдь не тем способом, который предполагают заплесневелые и полуразложившиеся стереотипы.
Слова Джувии, пропитанные ненавистью, ударили по нему, подобно огромной волне, налетевшей на волнорез и разбившейся, разлетевшейся облаком соленых брызг и пыли, не оставив на камне, в которое обратилось сердце мага, ни малейшей вмятины.
«А вот я тебя – нет. Странно, не так ли?»
Он мог убить ее не раз и не два. Девчонка, кажется, всерьез вознамерилась таким эксцентричным образом свести счеты с жизнью и заодно утянуть с собой как можно больше народу. Кто-то недальновидный сказал бы, что ей просто не хватает смелости, но Грей представлял, насколько принципиальная разница кроется между смелостью такого рода и тем, на что пошла Джувия, чтобы добиться своего.
Она стояла уже так близко, что казалось – протяни только руку…
…что он и сделал, резким движением сжимая пальцами ее горло, пропуская по месту прикосновения немного холода, словно обозначая свою территорию…
- Не слишком ли самоуверенно? – хотелось, чтобы эти слова прозвучали не в пример тише и спокойнее, чем те, которыми Локсар пыталась вывести его из равновесия, однако на деле все вышло далеко не так гладко. Если ненависть Джувии походила на кипящую воду, обжигающую клубящимся паром, то в голосе Фуллбастера она напоминала о суровых северных морозах, безжалостных ко всему живому, убивающих тихо, незаметно и неумолимо.
- Ты и впрямь думаешь, что после всего этого просто сбежишь? Умрешь, забрав меня с собой напоследок? – он не мог представить, как выглядит его лицо, искаженное под действием такого спектра эмоций, но надеялся, что этого хватит на то, чтобы достучаться до девушки раньше, чем ей вздумается окончательно разрушить жизни их обоих.
- Твоя жизнь уже тебе не принадлежит, - пальцы сжались чуть сильнее, а холод, исходящий от них, заметно усилился. – И если мне понадобится заморозить тебя во второй раз, чтобы ты это поняла, поверь, я так и сделаю.
Она назвала его жестоким и, наверное, даже сама не догадывалась, насколько была близка к правде. Но сейчас именно эта жестокость имела больше всего шансов на то, чтобы спасти каждого из них.

+1

7

Внутренняя борьба ужасна. Ты не можешь решить, что тебе хочется сделать: подойти и обнять, или же одним ударом впечатать в стену. Не можешь. Нет, не можешь. Ничего не можешь сделать. Рука не слушается. Сердце не поддается. Разум требует. Все так запутанно. Там внутри девушки происходил самый настоящий ураган чувств и эмоции. Лишь изредка отражаясь на ее лице. Она смущалась, она ненавидела, она жалела, она желала. Все разом и в одно мгновение. Повезло, что у нее еще не те самые прекрасные дни в месяце, чтобы уж совсем запутаться. Хотя, куда сильнее?

Почему она не нападает? Почему идет к нему и не нападает? Ведь это самоубийство. Все то, что она сделала и то, что ее поглотило, все это не имело значения. Она не была злодеем, она всегда была унылой девочкой, которая мечтала увидеть синее небо. Но оно никогда не появлялось. Только картинки. Обычные картинки, где было синее небо и желтое солнце. В жизни этого не было, и она не могла радоваться и улыбаться искренне.
Так близко. Он стоит так близко. Она чувствует его холод на себе. Жестоки и холодный. Грей был именно таким. Он был жестоким и холодным. Стоило только посмотреть в его глаза, которые были полны…равнодушия? Отвращения? Что на них было написано? Что Джувия могла увидеть в них? Уныние.
Ее руки не поднялись на него, а вот он осмелился схватить ее за шею.
«Больно… Холодно…»
Его рука сжимает его горло. Сложно дышать. Больно. Очень больно, но только не горлу, а сердце. Почему? Почему он так пронзает ее? Почему она не может оттолкнуть его? Почему не может вырваться? Не хочет. Совсем не хочет, чтобы он отпускал ее. Пусть даже так, но продолжал держать, прикасаться.

- Таков мой план, Грей. Ты умрешь вместе со мной.
«Все верно. Слишком самоуверенно. Но это последнее, что я сделаю, прежде чем исчезну с лица земли».
- Не принадлежит мне?
Тихо. Она произнесла это очень тихо, потому что горло еще сильнее сдавило. Слишком сильно. А он стал другим. Его глаза горели.
В этот момент она понимает, что вновь уступает ему. Он опять это делает. Опять причиняет ей боль, опять обнадеживает и нанесет в конце последний удар, который сломает ее окончательно.

- Моя жизнь принадлежит только мне, - рыча и хрипя, произнесла уверенным голосом синеволосая. Она обеими руками схватила руку парня. Выражение лица, которое сменялось удивлением и прозрением вновь стало прежним. Она вновь его ненавидела.

- Я не дам тебе вновь это сделать, - превращая свое тело в воду, девушка без особых трудностей освободилась от схватки Фуллбастера.

- Заморозить меня? Ты? – она вспомнила тот момент, когда он впервые ее заморозил. Тогда еще ее грудь оказалась в плену прекрасной ладони Грея. И вновь румянцы, которые всплывали на щеках без воли девушки.

- Грей, ты такой же, как и все, - выставив перед собой руки, девушка созвала всю воду, которая была вблизи и направила огромную струю с высоким давлением прямо на Грея. Из-за того, что сейчас девушка была на взводе, струя оказалась горячей, точнее кипяченной.

+1

8

Лицо Джуви начинает меняться, как только его последние слова отзвучали под усилившийся стук капель, в то время как сам Грей почувствовал, что пальцы, которыми он сжимал шею Локсар, начинают проваливаться в вязкую пустоту. Он совсем забыл про эту ее неприятную способность, доставившую ему немало проблем и в прошлый раз – Фуллбастер все еще и близко не знал, сколько девушка-дождь может находиться в такой форме и есть ли для нее вообще какие-то ограничения. Как ни крути, но каждый маг продолжал топтаться на месте, ограниченный рамками своей «специализации», и к мысли о том, чтобы узнать что-то о других разделах волшебства, не обращался до момента, когда, в общем-то, было поздно сожалеть о потерянном времени и упущенных возможностях.
«Когда задача нерешаема, пора начинать мыслить творчески,» - любила повторять Ур, когда он или Леон прибегали к ней, обиженно шмыгая носом и жалуясь на свои неудачи.
Только вот не очень-то легко это сделать, когда прямо на тебя тараном несется поток кипяченой воды.
«Ну, по крайней мере, она хоть чуть-чуть ожила,» - успел подумать ледяной маг перед тем, как его буквально отшвырнуло от Джувии, обдавая раскаленным паром: времени на какие-то изыски не было, поэтому он попросту приложил все имеющиеся силы к тому, чтобы не дать воде коснуться себя. К сожалению, сумев избежать ожогов, Грей не избавился от ворвавшегося в легкие горячего воздуха, равно как и не смог ничего сделать для того, чтобы избежать столкновения со стеной. Ощутимо приложившись спиной и затылком, юноша мысленным пинком заставил себя не стонать, как раненный лебедь, а откатиться в сторону, пока следом не прилетела следующая порция горячего душа.
От первого обмена любезностями была хоть какая-то польза: столкновение льда и раскаленной воды временно заволокло часть зала густым паром, характерным скорее уж для каких-нибудь горячих источников, чем для заброшенного замка. Тем не менее, у Фуллбастера появилась небольшая возможность перевести дух и приготовиться к следующему раунду.
Джувия разозлилась. И пока что, наверное, мысли о скорой смерти для нее должны были отойти на задний план. Проблема же заключалась в том, что у Грея не было ни одной мысли о том, что делать дальше – успокаивать разъяренных женщин и отваживать от самоубийства несостоявшихся маньяков его как-то не учили.
Нужно было постараться удержать ее в аморфном состоянии как можно дольше. Возможно, это истощит ее, хотя никаких явных гарантий, что это получится, у Грея не было. А, между тем, маг отлично помнил, с какой скоростью и точностью Локсар умеет швыряться водяными лезвиями.
Был еще один вариант. Надежнее, чем предыдущий, но при этом в разы более безрассудный – сыграть на ее чувствах.
Наверное, будь тут Локи, он бы живо объяснил, кто, кому и зачем. Однако рыжий засранец оставался далеко, а у самого Фуллбастера было не настолько много опыта в общении с девушками в таком ключе.
Но погибнуть просто так выглядело вообще никакой идеей.
На пару мгновений Грею показалось, что где-то вдалеке он видит странного небритого мужика к кирасе и развевающемся плаще: мужик явно улыбался, показывал большой палец, а через гул в ушах доносилось что-то в духе «умереть, держась за женскую грудь – тоже достойно».
Определенно, горячий пар плохо влияет на воображение.
В прошлый раз ему понадобилось буквально окунуться в горячую воду, чтобы заморозить ее и поймать Джвуию хоть в какое-то подобие ловушки. Сейчас ему предстояло сделать то же самое и при этом повторить тот выдающийся кульбит, благодаря которому лицо Локсар вспыхнуло, как маков цвет, а само она хотя бы на время вышла из своего безумного транса. Теперь, когда Грей примерно представляет, как нужно себя вести, это дает определенные надежды…
«Хорошо, что никто из гильдии не видит,» - словно ему и так мало славы извращенца-эксгибициониста.
- Ледяное копье! – послав снаряд наугад, Фуллбастер буквально на блюдечке выдал Джувии свою позицию. Дышать по-прежнему было трудно, одежда насквозь пропиталась влагой и стала в разы тяжелее – не особо раздумывая, Грей привычным движением скинул сковывающий движения верх и, проложив узкую дорожку изо льда, скользнул за ближайшую колонну, мысленно отсчитывая секунды до ответного удара.
О том, с каким лицом он будет делать то, что собирался, маг старался не думать.

+3

9

Злость внутри съедало ее. Его слова снова наносили свежую рану, которая кровоточила. Если оставить ее душу, то можно лишь «ох»нуть от удивления. На нем не осталось ни единого живого места. А душа стала чернеть и гнить, от чего находиться среди людей ей становилось слишком тяжко. Она не могла больше. Ей нужен грандиозный финал, который разгонит тучи над ее головой. Джувия Локсар никогда не видела синего неба.

– I've tried running away from my pain. It doesn't work.

http://s3.favim.com/orig/151117/fairy-tail-gray-fullbuster-gruvia-juvia-Favim.com-3588523.gif

«Ему больно».
Сердце кольнуло. Она почему-то все еще испытывала эти странные и навязчивые чувства по отношению к нему. Противоречила сама себе. Хотела его убить, всем сердцем, но содрогалась лишь от одной мысли, что ему больно. Поэтому, хочется все закончить одним ударом. Всего один удар и чтобы их не стало, но пробить его ледяную брешь одной лишь водой – не возможно. Ей не удаться прорваться через его магию и все расставить на свой места одним проклятым ударом, который будет для нее последним. Как же он не понимает, что ей больно видеть его в таком положений? Что она все равно ограничивает себя, как бы не старалась превратить его в бездыханное тело.

Единственное, что она могла сейчас – это злится и поливать его горячей водой. Это все, что сейчас она могла и она могла проиграть. Быть может, это ей и нужно? Она не сможет смотреть на его муки и ее смерть от любимого человека будет идеальным концом всего? Подарит ли он ей такую возможность? Поймет ли, чего именно она хочет?
Ее выражение лица вновь изменилось. В ней можно было прочитать сострадание и муку, которая мучила ее внутри. Она жалела его и ненавидела. Борьба внутри – ужасна. Никто не сдавал позиции. Сомнения заставляют руки дрожать, от чего удары оказываются не точными или же не сильными.

«Нет! Я хочу, чтобы он погиб».
Из-за пара, который накрыл тут все, Джувия не могла разглядеть, где именно находится Грей. Но ждала со всех сторон удара. Слабо, но ждала, пока не услышала его голос.

«С ним все в порядке», - облегчение?
Только его удары были тщетны. Все копья прошли насквозь – не оставив на ней даже маленькой царапины. Приятный бонус того, что твое тело – вода.
- Мы это уже проходило, - с довольной ухмылкой произнесла Джувия. – У тебя нет новых приемов? Все еще старые используешь?
Почему она не может говорить с ним нормально? Все потому что она хочет вывести его из себя и заставить его навредить ей. Только вот не подобным образом. Оба они понимали, что удар пройдет насквозь, тогда в чем же заключается основная идея? Что он хочет сделать?

- Я ожидала большего, Грей.
Ее тело превратилось полностью в воду, она направилась с огромной силой прямо на парня, чтобы обжечь его и не промахнуться в этот раз.
Может и хорошо, что он не увидит ее глаза при столкновений. Потому что они полны слез.

Отредактировано Juvia Lockser (2017-04-12 12:58:37)

+1

10

Как боец, умеющий планировать ход схватки, Грей понимает преимущество, которое даёт обескураженность врага. На это он и сделал ставку, как бы постыдно ни выглядел этот... тактический ход. Но ловушка будет куда эффективнее, если в ней окажется более одного этапа. Двойной подвох, двойное заблуждение, двойной шок для противника. Как этого добиться? Надо лишь всадить клин в самую уязвимую точку врага. А когда этих точек больше, чем одна, и обе они тебе известны, успех зависит лишь от сноровки.
На пути последней атаки Джувии уже несколько секунд как стоит тот, кто призван исполнить роль Грея - ледяной клон. В первые мгновения, когда его достигнет атака магессы, клон будет неотличим от оригинала, поэтому и его поражение будет выглядеть идентичным краху заклинателя льда. Первая часть ловушки. А затем останется лишь выскочить из-за колонны и провести решающую атаку. Этот постыдный акт извращённого обмана. Вторая часть. И уже за ней финальный удар.
Самонадеянная тактика. Ведь Грей верит в прямолинейность действий Джувии и предсказуемость её реакции на столкновение с клоном. У него, конечно, есть основания так думать - противница не похожа на того, кто чётко планирует каждый шаг. Ею руководят эмоции. Нестабильные и порывистые. А он лишь делает тактический ход, который в общих чертах успешно реализовывал уже не один раз.
"Не один раз. Против бандитов, тёмных магов и прочей беспринципной швали". - почему-то эта мысль стеганула кнутом по сознанию. Грей даже на секунду замешкался, не находя причины своему замешательству. Ведь все сомнения были смяты и отброшены в тот момент, когда его пальцы сомкнулись на её шее. Она убийца, она хочет его смерти. И если сейчас он начнёт стоять и мяться в нерешительности, то она своего добьётся.
Ледяной маг вновь напрягся, дожидаясь подходящего момента для рывка из засады. А из тумана словно иллюзией возникают картины того, как Джувия появляется в стенах гильдии, как с толикой стеснения демонстрирует знак Хвоста Феи на левом бедре, как глупо лыбится при взгляде на него. Дурочка, которая живёт известными лишь ей одной нелепыми мыслями. Но мыслями безобидными и даже, наверное, тёплыми.
Такой Джувия стала в Хвосте Феи. Но той Джувии больше нет. Есть лишь то, что Грей видит перед собой. Поэтому он не может позволить себе иного отношения к ней, кроме как к врагу. Что бы она там ни говорила о том, что он её "влюбил и бросил". Грей всегда поступал по своим принципам. И в этих принципах нет стремления навредить другим. Есть наплевательство к себе, но это касается его и только его. В эту тёмную часть своей души он не пустил никого, даже самых близких друзей. Не видела её и Джувия, потому что несмотря на её нелепые поверхностные попытки сблизиться, он не позволил ей этого. Грей не приводил её в гильдию, не гнал её оттуда, не селил в её душу тьму, не заставлял творить зло, не смеялся над её чувствами, не ранил злым словом, не оскорблял, не унижал, не бил.
"Я не виноват!" - вырвался из глубины души беззвучный крик.
Грей уставился перед собой, шокированный собственными мыслями. И в этот же момент раздался всплеск воды и резкое шипение, как от масла на раскалённой сковороде. Верный знак, что клон угодил под удар. А значит нет времени на сомнения, навеянные безвозвратным прошлым. Надо действовать.
Собрав волю в кулак, заклинатель льда сорвался с места, покидая укрытие, и со всей доступной ему резвостью бросился к противнице с фланга. Стремительная неожиданная атака после обманного манёвра. Сейчас или никогда.

Отредактировано Gray Fullbuster (2017-09-18 00:42:12)

0

11

Страх переполняет, когда перед тобой настоящая угроза. Человеку свойственно бояться, когда смерть настигает его. Когда смерть рядом. Как бы там ни было, каждый человек боится неизведанного. Никто никогда не возвращался обратно, чтобы рассказать, что там было. Никто не говорит, что становится с тем или иным человеком, когда смерть настигает их. Никто и никогда. Страшно погибнуть и чего-то не сказать на последок. Страшно уйти и оставить своих близких. Страшно просто попасть туда, где будет все не так и все будет ужасно. Очень страшно. Джувия не испытывала страха, который сводил бы ее с ума. Возможно все потому что у нее ничего не было. Не было друзей, которые могли бы ей помощь и оказаться рядом. Не было семьи, которая заботилась бы о ней. Не было даже человека, который бы просто ее понимал. Нет, такого человека не было и уже никогда не будет. Надо это всего лишь признать и закрыть глаза.

Она делала удар, который был предназначен Грею, но больно было именно ей. Понимая, что этот кипяток сделает больно любимому человеку – не приносило никакого облегчения или же доставляло удовольствия. Даже раньше, когда она следовала пути, который ей указывал мастер гильдии, Джу не была увлечена этим. Просто появился человек, который протянул ей руку. Пусть она и была не настоящей. Пусть Локсар понимала, что это все вранье и ему нужна лишь ее сила, но это было. Он протянул ей руку и сказал, что она тоже может быть нужна. Да, не самым лучшим способом, но порой приходится выбирать из того, что предлагают. Не всем удается делать то, что они желают. Это и понятно. Это и не удивительно. Каждый преодолевает свой трудности, иначе жизнь была бы не жизнь. Ей всегда нравится издеваться над людьми, ничего не поделаешь. Поэтому она не хотела бить его. Не хотела причинять ему боль. Вот только не могла остановиться. Кажется, что если так сделаешь, то станет проще или легче.

Слезы скатились медленно по ее щеке, оставляя за собой мокрые следы. Стоило бы остановиться, но она не могла этого сделать. Просто не могла. Ей надо было выпустить своего «демона», который мучил изнутри.
Облегченный выдох. Не то, чтобы Джу сомневалась в Фуллбастере, но все же это доставило какое-то облегчение. Парень увернулся от ее удара. Точнее это оказался его клон. «Хорошо».
Все будет хорошо. С ним точно.
Она упустила его самого. Из виду. Не почувствовала его, чтобы сейчас защититься. Они враги. К сожалению, они вновь враги, которые должны сражаться и кто-то из них должен проиграть. Как бы она ненавидела тот случай, как бы она ненавидела то, что теперь с ней происходит. Просто не то слово и ее жизнь рухнула, не успев собраться.

«Живи, Грей».
Она ждала этого. Ждала, когда он нанесет ей настоящий удар, который стереть ее с лица земли. Ее просто больше не будет. Все закончится. Джувия не стала поднимать руки, потому что хотела этого. Она ждала своего конца и хотела, чтобы именно этот парень сделал тот самый последний удар, который она увидит перед смертью. Локсар увидит перед смертью лицо человека, который запал ей в душу.
- Я тебя люблю, - сорвалось с губ девушки с синими волосами. Она не собиралась превращаться в воду. Она осталась стоять закрытыми глазами ожидая удара. Как только он ударит, она откроет глаза и увидит его лицо.
Пусть он и оказался таким же, как и все, но он спас ее и смотрел на нее иначе. Немного иначе. Хотя, он, как и все видел в ее дожде уныния.
Дождь, который лил без конца – стал теплым, словно грибной. А на лице у девушки промелькнуло что-то похожее на улыбку.

+1

12

Несмотря на всплески глупой сентиментальности, Грей сработал безошибочно. В поведении Джувии он прочёл полную покорность судьбе. На секунду даже возликовал от мысли, что можно обойтись без мерзких пошлых манёвров и закончить всё сразу. Никаких сомнений, никакого самообмана. Просто сделать то, что должен. Верно. Нет смысла оттягивать. Даже если она и вправду больше не станет никого убивать, ничего хорошего ей в жизни уже не светит. Милосердие, избавление, возмездие или справедливость - чем бы это ни было, это правильно.
Холодный взгляд, ищущий сердце жертвы, острый ледяной осколок в руке, последний рывок, взмах рукой...
- Я тебя люблю.
Пронзительный звук шлепка пронёсся под сводами зала и отозвался эхом в коридоре, медленно растаяв в густой тишине и редеющем тумане. Грей ощутил короткое жжение в ладони, что мгновение назад обрушилась пощёчиной на бледное девичье лицо.
"Не могу".
Парень прерывисто вздохнул, руки бессильно повисли вдоль тела. Ледяной взор несостоявшегося палача опустился на лицо столь же несостоявшейся смертницы. Она всегда была бледной, даже когда сияла своей глупой улыбкой. И всё же никогда не выглядела неживой. Когда он встретил её впервые, то от неё веяло мраком, но сейчас Джувия не излучает ничего, кроме пустоты иссушенного источника, хоть и окутала всё пространство вокруг влагой.
Она сама сделала это с собой, без сомнений. Но почему же до того, как эта глупая девчонка встретила его, всё было не так... жестоко, не так смертельно, не так больно? Грей уверен в своей невиновности, ведь он делал всё, чтобы никак не повлиять на неё, и не сделать ничего, за что его можно винить. Так почему же сейчас он чувствует эту треклятую ответственность за такой исход? Как она смогла втянуть его в это? Каким идиотизмом заразила, что ледяной маг растерял всю решительность, оказавшись тряпкой, неспособной даже сделать единственное, что считает правильным. Жестоким, но правильным.
- Дура! - во всю глотку рыкнул Грей, устремил на Джувию озлобленный взгляд и сделал резкий шаг вперёд, нависнув над ней. - Зачем ты всё это творишь? Зачем разрушаешь свою жизнь? Зачем отказалась от семьи, в которую тебя приняли с доверием и добротой? Зачем убила тех, кто ничего тебе не сделал? Зачем...
От долгого крика горло кольнуло болью. Он закашлялся, отвернувшись в сторону. Затем снова взглянул на оппонентку. В глазах мага осталась та же злоба, но теперь к ней прибавились боль и недоумение.
- Зачем втянула во всё это меня? - с лёгким хрипом спросил Грей, но уже намного тише. - Ты всё время приставала ко мне, пыталась сблизиться. Но хотела ли ты понять меня? Да нихрена! Ты хотела лишь получить желаемое. А не получив, решила, что я просто бессердечный козёл, начала беситься и мстить людям, которые этого не заслужили.
Взор парня стал хмурым и острым, подобно сосульке над головой неосторожного прохожего. А сорванный голос опустился до низкого жёсткого сипа.
- Ты тут убиваешься, что одна, что тебя бросили. А у кого-то из убитых тобой парней могла быть подруга. Может даже она похожа на тебя. Может у неё никого кроме него не было. Попробуешь представить её чувства? Ведь это ты подарила их ей. - Грей схватил Джувию за руку и насильно приложил её ладонь к своей шее, не меняя взгляда и тона речи. - Если так ненавидишь, то и убила бы сразу меня. А теперь кровь людей на твоих руках и... на моих.
Взгляд мага потух и опустился в пол. Он так старался отдать жизнь достойно. Думал уничтожить Делиору, чтобы отомстить за Ур и спасти множество жизней. А теперь его жизнь стала причиной множества бессмысленных смертей.

Отредактировано Gray Fullbuster (2017-09-20 23:26:38)

+1

13

Джувия заслужила. Она не думала о том, что кому-то может причинять вред. Все это было лишь тем, чтобы привлечь его внимание. Погибли люди, которые ни в чем не виноваты. Возможно, что их и правда, кто-то мог ждать дома. Возможно, что у них были возлюбленные, которые хотели видеть их рядом. Просто рядом. Порой ведь этого достаточно. Смотреть на любимого человека и понимать, что с ним все хорошо. Просто видеть, как он улыбается, как он дышит и как он смотрит, пусть даже не на тебя. Пусть ты и пустое место, но ты счастлива, потому что он живет и счастлив. Иногда, нужно просто стоять в сторонке и наблюдать за тем, что тебе доставляет удовольствие, а боль в груди, которая душит, это лишь иллюзия, которая пройдет со временем. Все проходит со временем. Каждую боль можно преодолеть, потому что ты можешь дышать. Поднять свою голову и видеть облака. Боль всегда проходит, какая бы она не была, но смерть любимых оставляет огромные шрамы. Возможно, что она причинила кому-то такую боль, которая будет всегда напоминать о себе. Она заживет, обязательно заживет. В этом ничего удивительного. Просто, все зависит от того, как долго вы будете ее ковырять. Если не отходить от раны и все время ее ковырять, мочить и разрывать, она никогда не пройдет, а со временем вовсе привет к концу.

Слова милого Грея били куда больнее, чем все то, что она пережила. Били настолько больно, что Джувия жалела о том, что не погибла. Может, не стоило ей признаваться, чтобы удар был окончательным? Как же она могла допустить такое?
Джувия Локсар ждала конца, который должен был прийти в этот момент. В тот самый, когда она призналась в своих чувствах. Ее слова должны были быть последними. Просто сейчас этого всего не должно было быть. Зачем она это сделала? Промолчала бы и отплатила своей смертью за то, что натворила. Ведь нет пути обратно, верно? Шанс, который у нее был, она потеряла. Причем так бесповоротно, что аж воздуха не хватает. Глаза распахнулись, когда удар был не таким, каким она ожидала.
Каждое его слово резало ее. Каждый раз, когда он открывал рот, Джувия молила про себя, чтобы он не делал этого. Молила, чтобы все это прекратилось, чтобы он завершил свой удар. Она не должна оставаться в живых. Не имеет права. В тот момент, когда она ушла, когда пошла по кривой дорожке, именно в тот момент она потеряла все.
Куда делась ненависть, которая питала ее все это время? Куда делась ее уверенность и безумие, которое держало ее на ногах. Она просто рухнула на свой колени и опустила голову. Кулаки сжались невольно очередной раз, но уже не от злости, а от сожаления.

Есть поступки, которые не можешь оправдать. Есть моменты, которые тебя ломают окончательно. Ты просто не думаешь, что это неправильно, когда делаешь, а потом смотришь в след любимому человеку, который не может тебя простить. Он уходит, а ты остаешься одна с этими проблемами. Пытаешься биться во все двери, которые когда-то тебе были открыты, но никто их не открывает. Ты видишь свет, но тебя не хотят видеть, потому что ты оступился. Всего один раз оступился и теперь платишь за это всю свою жизнь, потому что это остается с тобой. И нет, это не проходит ни через год, ни через два и даже пять, потому что ты помнишь и понимаешь что это было совершенно не правильно. Это съедает тебя изнутри и ты закрываешься от этого мира. Становишься злым, никого не подпускаешь и учишься ненавидеть.
Джувия сожалела о своем поступке, но все это лишь слова. Действия, которые она совершила, говорит об обратном. 

- Ты не виноват, - тихи голос, но уверенный. Стыдно поднять голову.  – Это был эгоистичный поступок, который я совершила сама! Их кровь лишь на моих руках, - раскрыв свои руки, девушка уставилась на свои ладошки.
- Как только переходишь за границу невозможно остановиться. Их кровь лишь на моих руках, слышишь? – голос сорвался на крик. – Я виновата в том, что случилась, поэтому не смей это брать на себя.
Еще пару минут назад она бы говорила иначе. Что он сломал ей жизнь, что он сделал ее несчастной, но это все вранье.
- Я была несчастной еще задолго до тебя, чтобы ты меня сломал и был виноват. Это глупое оправдание убийцы. Я хотела быть с тобой, я хотела быть рядом с тобой, но мне не было достаточно того, что я имела.
Простой плач перешел на тихое рыдание.
Медленно приподняв голову, девушка постаралась улыбнуться парню. Улыбка получилась крайне неестественной, но взгляд был полон боли.
- Прошу тебя, убей меня.

+1

14

Реакция Джувии на обвинения принесла кратковременное облегчение. Она покорно приняла на себя всю вину и даже освободила от этой самой вины его. Добровольно, чистосердечно, решительно. Именно этого Грей и добивался, обрушивая на магессу самые сильные обвинения, на которые только способен. Он не может судить её. На это у него нет права, да и желания. Только бы отстранить себя от грехов, совершённых руками Джувии.
Но не получилось у него быть таким хладнокровным и расчётливым, как на то надеялась рыдающая на полу девушка. Он уже принял свою часть вины. Даже если разумом ещё и надеется на какую-то мифическую возможность избежать этого. Копаясь в событиях прошлого, Грей судорожно пытается найти тот роковой момент, когда была совершена ошибка, запустившая цепь ужасных событий. Но даже если бы этот поиск ему что-то и дал, то существовало ли иное решение? Можно ли было поступить если не правильно, то хотя бы с наименьшим злом? Или же в мире и вправду существуют такие жестокие в своей несправедливости моменты, когда тебе просто не избежать худшего решения и вины за него?
- Кому станет легче, если я убью тебя? - невесело произнёс Грей. - Родным убитых? Мне? Тебе... хм, может быть. Тогда это будет ещё одним эгоистичным поступком.
У него не нашлось для Джувии никаких других слов. Он даже смотреть на неё не стал, так и глядит в пространство перед собой. Грей не знает, заслуживает ли она хотя бы жалости. А если сжалится над ней, то не захочется ли ему через секунду снова упрекать убийцу и мстить ей жестокими словами за всех убитых и за своё запятнанное доброе имя? Это будет глупо и лишь добавит отвращения к себе. В гильдии его никто не обвиняет, по крайней мере явно. Может только если девчонки тайком шепчутся о его чёрствости. Но это несерьёзно. Он и вправду может убить её и заключить сделку с совестью. Ведь это выглядит справедливым. Но этот самообман слишком очевиден. Увы.
Бесполезно отводить от магессы взгляд. В одном лишь себе не найти ответа. Он опустился на одно колено перед Джувией и внимательно посмотрел на неё. Даже с заплаканным и измученным лицом она милая, даже очень. Он никогда не оценивал её с этой стороны, равно как и не задерживал на ней взгляд. И всё же, когда Джувия пропала, Грей ощутил не только дискомфорт от того, что многие косились на него и приписывали ему косвенную вину в этом. В глубине души он переживал за неё и даже ощущал, что гильдия стала немного пустее, ведь Джувия заняла в ней и в жизни Грея пусть совсем небольшое, но тёплое место.
- Не слишком ли просто будет взять и уйти от содеянного на тот свет? - парень слегка склонил голову на бок и устремил задумчивый взор в глаза собеседнице. - Мне кажется, ты заслуживаешь, чтобы все узнали о твоей вине. И чтобы тебе пришлось нести наказание за это всю оставшуюся жизнь.
Грей понял одно - в прошлом ответа на вопрос не найти. Не в этот раз. Сейчас там есть лишь события, которые привели к тому, что происходит сейчас. Он так и не отыскал своей вины. Ясно лишь то, что Джувия изо всех сил тянулась к нему, а Грей просто убегал. Она думала лишь о себе, зато он даже не пытался решить возникшую ситуацию. Да что там? Ледяной уже не может сейчас сказать, действительно ли она так безразлична ему как женщина, и всё, что нужно было - это найти способ освободить себя от её внимания и при этом как можно меньше ранить чувства девушки? Зажался в своём мирке наедине с горем и самобичеванием.
- Я буду рядом с тобой и помогу нести это бремя.
Грей взял руки Джувии в свои и отряхнул её ладони от каменной пыли и кусочков льда. Затем снова посмотрел ей в глаза, подтверждая серьёзность своих слов.

Отредактировано Gray Fullbuster (2017-09-22 16:07:14)

+1

15

«Пожалуйста, сделай это. Не вини себя».
Молящий взгляд в сторону Грея, который не стал ничего делать. Он винил ее. Ненавидел. Джувия чувствовала это и понимала, что это конец. Только вот она не хотела с этим жить. Не сможет жить с этим. Даже если будет работать во благо людей, даже если не оставить для себя времени, даже если исчезнет как личность. Она уже никогда не сможет сидеть рядом с ним и слушать из споры вместе с Нацу. Все закончилось и это мучило так сильно, что не было сил даже пошевелиться. А стоило ли вообще что-то делать? Грома и молний не было, лил бесконечный дождь, который преследовал синеволосую девушку еще с самого детства. Он лишь однажды закончился и над ее головой светило солнце. Всего лишь однажды такое случилось.
И снова он был прав. Опять. Его слова задевали ее чувства, но он имел право на это. Очень верно, он имеет права ранить ее так сильно, как только может и как только захочет.

Влюбленная Джувия никогда не сможет отпустить своего милого Грея. Каждый раз, свергая людей на своем пути, она думала, что с каждым ударом и каждой смертью уничтожает свое сердце. Если убить больше, особенно таких, как Грей, она сможет перестать его любить и мечтать вернуться. Замахиваясь, она думала лишь о том, что убивает себя. Верно. Она хотела убить себя, но не смогла. Почему даже после всего что случилось и после его слов, Джувия все еще чувствует боль в груди, которая мучает ее. Боль, которая зудит и не дает глубоко вдохнуть. Отнимает все силы и всю энергию, которая и так была на пределе.
Джувия Локсар не эгоистичная девушка. Она раньше не была такой и должна это доказать прямо сейчас. Потому что другого шанса у нее не будет. Чтобы не случилось дальше, она будет стараться исправить хотя бы часть того, что сделала. Хотя нет, это глупо. Вернуть мертвых невозможно. Разве что спасать других. Больше нет ее. Нет ее желаний. Все закончилось.
Прекрасные глаза напротив сводили, и будут сводить ее с ума. Джу недостойна  смотреть в них. Какая же она жалкая и слабая оказалась в итоге. Все то, чего она хотела, все то, чего она желала, всегда было рядом, а Локсар просто не могла заметить. Печально это осознавать, особенно, когда уже поздно.

- Спасибо, милый Грей, - улыбка появилась на лице у синеволосой девушки. Улыбка в которой была самая настоящая надежда на будущее. Его прикосновение сводили с ума. А когда он такой милый, она готова была пищать на весь голос и радоваться тому, что все так сложилось, но не могла этого сделать. Убрав свои руки, девушка медленно встала на ноги.
- Грей-сама, ты ни в чем не виноват. Ты не мог отвечать за мои действия. Ты ни в чем не виноват. «Я пожалею об этом». Но ты не должен нести мое бремя со мной.
Непривычно холодный взгляд. Девушка оглянулась по сторонам и только сейчас поняла, что вокруг них самый настоящий хаос. Столкнулись две стихий и разнесли все на своем пути. Его теплое прикосновение и его поддержка – это то, чего она хотела, но не могла принять.

- Прости меня, Милый Грей, но не ищи меня больше. Прошу тебя, не вини себя ни в чем. Я знала, что делаю. Убивая я чувствовала себя уничтоженной. Я хотела исчезнуть. Все время «Я», которое мешало мне здраво мыслить. Спасибо за тепло, которое ты мне подарил, спасибо за поддержку, которую ты мне оказал, но мы должны проститься.

«Я не смогу ничего исправить, но я буду стараться это делать. Рядом со мной ты будешь вспоминать то, что я делала. Моя цель достигнута: я уничтожила себя в твоих глазах». 
Словно тысячу мечей раз за разом вонзались в ее сердце. Отпускать любимого человека не так-то просто. Кажется, что почти невозможно. Хочется отмахнуться от всего, обнять его и молить о пощаде и просить, о том, чтобы он был с ней всю оставшуюся жизнь. Вот только пора было думать о других. Пора было думать и о нем.
Дождь под лучами солнце. Лишь теплый дождь остался от нее. Джувия исчезла.

+1

16

Речь Джувии заставила Грея замереть в недоумении. Зачем отталкивать его сейчас? Он мог бы списать это на женскую глупость и непостоянство, но в голове просто не вяжется, что после всего случившегося водная волшебница может так легко отказаться от последнего человека, желающего помочь ей. Или она просто перегорела, и его действия сейчас лишь показали, как пусты были эти порывистые устремления? Нет. Слишком много обожания в её прямолинейном взгляде. Слишком много искренности в словах, единственным сомнением которых ощущается борьба между решительностью и нежеланием приносить себя в жертву.
И всё же есть в таком решении своя истина, это действительно её вина, её бремя. Хватит Джувии сил или нет - это уже вопрос только её воли. Никто не сможет переложить её вину на свои плечи и понести заслуженное наказание, даже если очень пожелает. И привлечение кого-то со стороны лишь обесценит попытки искупления. Мир не приемлет полумер, а люди и подавно. А это значит, что только пройденный в одиночку путь раскаяния имеет ценность. Так же, как и Грей один несёт в своей душе вину за гибель Ур. Всё верно. Ведь этим в итоге и должно было закончиться, так?
"Нет!"
Какого чёрта он тешит себя мыслями дать заднюю? С каких пор позволяет женщине решать, что ему делать? Отвратительно. Неприемлемо. И так... мелочно. Он уже сказал, что собирается остаться с Джувией. Это значит, что других вариантов нет. Что бы она там ни думала. Каким бы трусом и моральным слабаком ни был сам Грей. Если он мужчина, то его слово должно значить нечто больше, чем заполнение тишины звуками.
- Стой! - отчаянно вскрикнул Грей.
Только сейчас до него дошло, что мимолётная слабость затуманила ему взор и не позволила вовремя отреагировать на слова Джувии. Он протянул вперёд руку, чтобы поймать ладонь девушки, но её силуэт оказался лишь иллюзией, навеянной отражением в каплях дождя. Пальцы Грея сомкнулись на пустоте. Ушла.
Рука парня сжалась в кулак. Он тяжело вздохнул и поник, мрачно уставившись в лужу под ногами. Что гложет Грея Фуллбастера? Сочувствие убийце? Неудачно сложившаяся ситуация? Или, может быть, искреннее желание разделить груз вины с той, кого он так долго избегал? Не альтруизма ради, а по собственному желанию. Желанию, которое загорелось в нём с такой силой, что теперь нет ничего важнее во всём мире.
- Дура! - рявкнул маг так громко, как только смог.
Снова закашлялся. От этой неугомонной бабы одни проблемы. Совсем не понимает, что творит. Даже когда раскаялась и вся из себя встала на путь искупления. Неужели она думает, что может просто взять и исчезнуть?
Парень решительно развернулся и потопал прочь из этого уже успевшего осточертеть места. Вода, кругом одна вода. Проклятый дождь. Здесь Грей нашёл Джувию в первый раз, теперь найдёт и во второй, где бы она ни была. Даже если будет скрываться от него, как от Конца Света. Если так хотела страдать в одиночестве, то надо было влюбляться в другого. Дура. Какая же дура!

А потом они всё равно жили долго и счастливо.

Отредактировано Gray Fullbuster (2017-09-25 19:26:13)

+1


Вы здесь » Fairy Tail: Abyssal » КОПИЛКА СОКРОВИЩ » Птицы на снежном поле


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC